КОРОЛЕВСКИЕ СНЫ

Если бы не сон, то футбольный мир вполне мог бы потерять своего Короля. Точнее, королем футбола стал бы кто-нибудь иной, а не Пеле.

Все дело в том, что великий бразилец в детстве мечтал о профессии летчика. Но однажды… Пеле: «Как-то мы с приятелями играли в футбол около местной больницы. Один из нас заглянул в окно полуподвального помещения (оно как раз выходило на поле) и закричал: «Эй, ребята! Там на столе парень лежит! Держу пари, что он мертв». Я протиснулся к окну и вместе с другими прижался носом к стеклу. Как раз в этот момент один из докторов пытался стянуть рукав блестящей кожаной куртки с повисшей руки погибшего. Мне навсегда запомнились тусклый свет комнаты, выложенные кафелем стены и рваный линолеум на полу. Кровь запеклась, и рукав куртки, наверное, прилип к руке, сообразил я. Доктор дернул резче, потом поднял руку и повернул ее. Не знаю, как такое могло случиться, но изо рта мертвеца вдруг хлынула кровь. Она залила стену и потекла вниз малиновыми струйками. Доктор поспешно опустил руку и отскочил назад. Я окаменел от страха, а когда совершенно потерянный обернулся, вокруг никого не было – все мои приятели в ужасе сбежали.

Еще долго после этого я просыпался по ночам, истошно кричал, напуганный кошмаром. С того момента я выбросил из головы мысль стать летчиком».

Увы, но одним сонным проишествием детство Короля не ограничилось. Пеле: «В детстве я частенько выкраивал время для рыбалки. У меня не было ни удочки, ни спиннинга, ни лески, ни крючка. Мы опускали в воду сита и вылавливали все, что нес бурный речной поток. И вот однажды я забрел в воду по грудь и поглубже опустил сито. Почти сразу в него уткнулось что-то тяжелое. Я резко выдернул сито из воды, чтобы не дать добыче уйти. Попалось, пронеслось в голове, все в порядке. И тут я буквально окаменел от страха: моей добычей оказалось огромная змея, как мне показалось, размером с удава-боа. Змея заметалась, ее острые зубы были всего в нескольких дюймах от моего лица. Я пронзительно закричал, бросил сито с повисшей на нем змеей и, как безумный, ринулся к берегу. Я бежал, не преставая кричать во всю глотку. По щекам у меня текли слезы, тело била крепкая дрожь…

Потом жуткие кошмары преследовали меня несколько месяцев. Огромные уродливые змеи, волосатые или до отвращения гладкие, сползали ко мне с сита для ловли рыбы, с деревьев, под которыми я ходил, поднимались из высокой травы, росшей около футбольного поля. Они лениво начинали со мной играть, пока я стоял, как вкопанный, а потом впивались в мое тело. Я вскакивал с кровати и пронзительно кричал от страха до тех пор, пока не появлялась мама и не успокаивала меня».