В составе московского «Динамо» собрано немало футболистов, поигравших в ведущих европейских чемпионатах. Одни названия команд чего стоят: «Бордо», ПСВ (Эйндховен), «Лозанна».

ЛУЦЕНКО С «ЛОЗАННОЙ» ОКАЗАЛОСЬ НЕ ПО ПУТИ

Одним из открытий первого сбора в составе бело-голубых стал 23-летний полузащитник Евгений Луценко. Украинец на протяжении нескольких сезонов считался одним из лидеров швейцарского клуба «Лозанна», хорошо знакомого россиянам по играм в Кубке УЕФА с «Торпедо». Может, Евгений и дальше бы столь же успешно выступал за команду из страны сыра и банков, если бы ее не настиг финансовый кризис.

— До поры до времени все было отлично, — вспоминает Евгений Луценко, — наш клуб считался достаточно крепким по швейцарским меркам. Пришли успехи и в Европе. В Кубке УЕФА выбили такие клубы, как «Торпедо» и «Аякс». Но в прошлом году стало ясно: у клуба серьезные финансовые проблемы. Наш президент был вынужден продавать лучших футболистов, однако даже этого не хватило, чтобы рассчитаться с долгами. В итоге перед началом очередного первенства мы не смогли сделать взнос в федерацию, и нас понизили в первый дивизион. Такая же участь постигла еще два клуба, в том числе «Сьон».

Что решили делать вы?

Я уже точно знал, что мне с командой не по пути. Я расторг контракт через местный КДК и стал искать новую команду.

Насколько я помню, вы одной ногой уже были в итальянском «Ливорно» у Донадони?

Я подписал личный контракт, но позже выяснилось, что, согласно регламенту, выступать за команду может только один футболист не из стран ЕС. А в «Ливорно» уже играл Томас Данилявичус. Случилось все это 29 августа, за два дня до истечения срока подачи заявок. Так я на четыре месяца остался без команды.

Как же вы оказались в «Динамо»?

Я уехал тренироваться на Украину. Там-то меня и нашел селекционер бело-голубых Александр Петрашевский. Предложил поехать в Турцию на просмотр. По приезде со сборов я подписал контракт на два года. И, признаться, очень доволен, что оказался в Москве. Скитания по загранице мне надоели.

КОРЧАГИН МОГ СТАТЬ ПАРТНЕРОМ ПО АТАКЕ ВАН НИСТЕЛРОЯ

Еще одним приобретением бело-голубых стал нападающий Эдуард Корчагин. В шестнадцатилетнем возрасте он уехал из родного Моздока во французский «Сент-Этьен», где пробыл три года. По истечении контракта перебрался в голландский ПСВ, но и там надолго не задержался.

— Меня сразу перевели во вторую команду, — рассказывает Эдуард Корчагин. – Там я тренировался и играл первые семь месяцев.

С кем-то из звезд удалось пересечься?

Да, команда тогда была хорошо укомплектована. Несколько раз я играл в дубле с известным бельгийцем Люком Нилисом.

В то время за ПСВ блистал Руд ван Нистелрой. Как он вам?

Мы с ним в хороших отношениях, можно сказать, друзья. Как знать, если бы дела в клубе у меня пошли лучше, успел бы с ним составить пару в нападении. Но главный тренер посчитал, что мне еще рано выступать на высшем уровне, и отдал в аренду в «Маастрихт». Там за двадцать четыре матча я провел четыре мяча. Затем была еще одна аренда – в датский «Копенгаген». Когда закончился трехлетний контракт с голландцами, они решили не продлевать его. У меня был один вариант – уехать в США, но четырехлетнее предложение от «Майами» меня не устроило. В первую очередь из-за длительности. Четыре года – слишком большой срок.

Кстати, по паспорту ваше имя Эрик, но все вас зовут Эдик. Как же правильно?

Это старая история. Моя младшая сестренка не выговаривала букву «эр» и поэтому звала Эдиком. Подхватили это имя и все остальные. Так что я к нему привык. Признаться, оно мне больше нравится, чем Эрик. Смело пишите в газете и называйте Эдиком.

КСТАТИ

В среду бело-голубых ждет первый контрольный матч — с чешским «Брно», двумя составами.

Также стало известно, что 2 февраля со сборов улетит в Германию на операцию паховых колец голкипер Роман Березовский. В зависимости от ее сложности на восстановление может уйти от полутора до шести недель.