Игорь Чугайнов: Охота пуще неволи - Советский спорт

Матч-центр

  • Эвертон
    Уотфорд
    0
    0
  • 15-й тур
    1-й тайм
    Атлетик Б
    Жирона
    0
    0
  • Футбол30 января 2003 00:00Автор: Шпенков Михаил

    Игорь Чугайнов: Охота пуще неволи

    null

    ГОСТЬ РЕДАКЦИИ

    На прошлой неделе мы уже сообщали, что Игорь Чугайнов принял решение о завершении карьеры игрока. В январе один из самых опытных защитников российского футбола вел переговоры о своем трудоустройстве – интерес к нему проявляли питерское «Динамо» и «Черноморец». Но в нашем разговоре он предстал в новом качестве – в минувший вторник исполком РФС утвердил Чугайнова на должность главного тренера юношеской сборной России, составленной из игроков 1987 года рождения. Однако не этот крутой поворот в профессиональной биографии стал для него главным событием первого месяца года – три недели назад был убит друг Чугайнова Юрий Тишков. Его гибель вызвала шок у всех имеющих отношение к футболу людей.

    УБИЙЦА ТИШКОВА ОСТАВИЛ БУКЕТ ЦВЕТОВ

    — Ваше решение закончить играть, судя по всему, было принято довольно быстро. Раньше вы прикидывали, до какого возраста еще сможете играть? – таким был первый вопрос Чугайнову, хотя чувствовалось, что сначала тема нашего разговора в любом случае будет иной.

    — Вообще-то я предполагал, что еще год поиграю. Но твердой уверенности в этом не было. Загадывать что-либо наверняка вряд ли стоит. И жизнь, увы, подтверждает верность такого подхода. Мы с друзьями постоянно посмеивались: Юра Тишков дольше всех из нас проживет – имели в виду его практичность, аккуратность… А тут это жуткое убийство.

    — Как считаете, оно может быть раскрыто?

    — Понятно, что любое заказное убийство раскрыть тяжело. А сейчас-то я не сомневаюсь, что против Юры действовал киллер. Это в первые часы после трагедии я в запарке еще предполагал, что происшедшее – дело рук наркоманов. Но сейчас я понимаю,что все было иначе. Судя по всему, смертельным было уже одно из первых ранений – настолько выверенным и точным был удар в грудь. Собственно, это была не обычная «заточка», а металлический штырь длиной 25 сантиметров. И, видимо, только затем уже лежащему Тишкову киллер нанес еще несколько ударов в правую часть спины – бессмысленных и беспорядочных. То ли «работал» под наркомана-отморозка, то ли у него был заказ именно на подчеркнуто жестокое убийство.

    Конечно, Юра как футбольный агент своим принципиальным подходом к работе, стремлением делать все сделки исключительно прозрачными мог помешать многим. И найти следы заказчиков убийства непросто. Но меня, скажу прямо, удивляет то, как ведется расследование этого преступления. К примеру, уже успела смениться следственная бригада – на смену опытным сотрудникам пришли совсем молодые люди. Да и сразу после убийства, когда мы с Максимом Чельцовым присутствовали при осмотре места преступления, происходили казусы. То сначала эксперт спутал ранения Юры с огнестрельными. То затем, обнаружив у подъезда дома цветы, оперативники посчитали, что букет бросил Тишков, когда побежал от встретившего его у дверей киллера. Стал бы Юра нести ночью домой эти жухлые гвоздики! Наверняка с этим букетом ходил у подъезда киллер — этакий припозднившийся ухажер в ожидании своей дамы.

    Позднее накладки тоже случались. Когда нам уже разрешили забрать Юру из морга, вдруг выяснилось, что эксперты за полтора дня (!) так и не сняли у него отпечатки пальцев. Если бы нас не предупредили об этом, потом бы следователи наверняка приняли бы решение об эксгумации тела. Просто мороз по коже…

    — Вы ведь вместе с Максимом Чельцовым и Игорем Симутенковым занимались организацией похорон. Почему они прошли именно на Даниловском кладбище?

    — Мы старались выбрать место, куда было бы удобно добираться родным Юры. В итоге остановились на Даниловском. Кстати, получить разрешение для похорон на этом старом кладбище нам очень помог Андрей Губернский. Когда-то мы учились в одной школе, потом он за «Асмарал» играл. А сейчас работает в структуре общества «Динамо».

    — Вы лично были знакомы с работой Тишкова как агента?

    — Не просто знаком – так уж случилось, что я оказался последним клиентом Юрия. 8 января мы вместе приехали в Питер для переговоров с руководством «Динамо» и он подписал там со мной агентский контракт. Юра и вел те переговоры.

    — Почему они не завершились подписанием контракта?

    — Просто меня не устроили условия личного соглашения, предложенные динамовцами. На обратной дороге в Москву Юра все лоб морщил – переживал, что не удалось отстоять приемлемый для меня вариант контракта, а я его успокаивал: ничего, где-нибудь в другом месте получится. 10 января мы уже были в Москве, а в ночь на 11-е Юры не стало.

    — Можно ли утверждать, что его гибель перевернула вашу жизнь?

    — До убийства Юры я всерьез был намерен продолжить играть. А после него я понял, что вряд ли смогу продолжать заниматься своим трудоустройством. Сейчас мы с супругой стараемся побольше бывать с Леной, женой Юры, а по выходным вместе ездим на кладбище. Мы ведь раньше с Тишковыми вообще в одном подъезде жили. Тогда у них не было телефона, так все звонки Юре и Лене к нам шли, а уж мы их просили подняться на наш этаж. А однажды, помню, Татьяна (супруга Чугайнова. – Ред.) и Лена в подъезде за бандитом бегали. У нас на первом этаже дома находится отделение банка. Так неудачливый грабитель пытался убежать от охранников. Те его у дверей подъезда подстрелили – в ногу, кажется, попали. Но к нему еще долго подойти не могли – у него в руке граната была, еле уговорили сдаться. Так Таня с Леной в отсутствие мужей все на лестницу бегали и за всем этим наблюдали (здесь Чугайнов впервые за время нашего разговора улыбнулся. – М.Ш.). Причем обе тогда в положении были.

    ТРЕНЕРСКОЕ АМПЛУА ВЫБЕРУ ПОЗДНЕЕ

    — Когда у вас возникла идея стать тренером?

    — В последние годы я, естественно, задумывался о своих перспективах после того, как закончу играть. И чувствовал, что испытать себя в тренерском труде мне было бы интересно. Другое дело, не предполагал, что такая возможность представится мне так быстро.

    — Как именно это произошло?

    — Примерно, за неделю до официального назначения мне позвонил Александр Тукманов и предложил подумать о работе с юношеской сборной. И я почти сразу согласился. Приятно, конечно, когда в тебя верят и предоставляют шанс проявить себя. Кстати, о своем решении закончить играть я сказал Тукманову еще на похоронах Юры. А вскоре Александр Вячеславович предложил мне заняться подготовкой сборной.

    — Порой приходится слышать от известного спортсмена утверждение, что он сможет начать тренерскую работу только непосредственно с команды мастеров – просто потому, что не сможет объяснять мальчишкам совсем уж элементарные вещи. О себе вы так могли бы сказать?

    — Ну, в нынешней-то ситуации мне придется работать с уже достаточно подготовленными ребятами, которых азам футбола учить вряд ли нужно. А что касается начинающих пацанов… Да, пожалуй, педагогического таланта у меня нет. Это вообще редкий дар среди тренеров. Мне, например, с первым наставником повезло. До 16 лет я занимался в торпедовской школе у Бориса Михайловича Бурлакова – замечательного специалиста. Он привил мне настоящую любовь к футболу, научил серьезно к нему относиться. А вот технике и тактике мы учились затем у других тренеров. Что ж, хорошо, когда каждый занимается своим делом.

    — Действительно, тренерских специальностей ведь не меньше, чем позиций игроков на поле. Детский тренер, тренер клубов или сборных, селекционер, специалисты по работе с вратарями и физической подготовке… Вы в новой работе рассчитываете выбрать четко очерченное амплуа?

    — Пока об этом не задумываюсь. С игровыми амплуа начинающие футболисты тоже ведь, как правило, не сразу определяются. Пока мне необходимо изучить тренерскую профессию в целом. И лично мне в ней все интересно. Хотя я отдаю себе отчет, что без специальных тренерских знаний мне будет сложно прогрессировать в новом деле. Поэтому я обязательно поступлю учиться в ВШТ.

    СЕМИН И ИВАНОВ НАПОМИНАЮТ ДРУГ ДРУГА

    — Вы начали тренерскую работу сразу с руководящей должности. Каким образом собираетесь комплектовать свою административную команду?

    — До меня с этой сборной работал Александр Гребнев. Раньше мне с ним общаться не доводилось. Но если мы найдем взаимопонимание, то я готов работать с ним вместе. Равно как и с остальными специалистами, знающими ребят, которых мне предстоит тренировать.

    — А какие-то собственные идеи у вас уже появились?

    — Прежде всего мне необоходимо еще узнать индивидуальные возможности каждого игрока. Сейчас, когда футболисты сборной проводят свои матчи в основном на синтетических газонах, сделать это непросто. Хорошо, что на конец февраля у команды запланирован тренировочный сбор в Португалии. Там я и смогу определить ее потенциал. Тогда уже можно будет строить игру команды.

    — Задачи, стоящие перед сборной, сформулированы?

    — Да, мы должны попасть в финальный турнир первенства Европы. Но мне бы хотелось видеть плоды своей работы не только в итоговом результате, но и по ходу дела. Очень надеюсь, что нам удастся наладить качественную командную игру.

    — Вам самому пришлось играть под руководством разных тренеров. А чей стиль работы вам ближе – скажем, Юрия Семина или Валентина Иванова?

    — Они оба, кстати, во многом напоминают друг друга. И тот, и другой эмоциональны у бровки во время матча, но способны детально оценить состояние игроков перед началом встречи и проанализировать их действия непосредственно на поле. Другое дело, что Юрий Семин, продолжая работать со своей командой, имеет возможность еще совершенствоваться в своем деле. Что же до тренерского стиля, то по большому счету он не имеет решающего значения. На мой взгляд, важно не подгонять игроков под одну гребенку. Тренер не должен быть либо диктатором, либо демократом в общении абсолютно со всеми футболистами. А один из главных критериев его работы – найти ключи, чтобы полностью раскрыть каждого игрока.

    С «ЛОКО» СОХРАНИЛ ДОБРЫЕ ОТНОШЕНИЯ

    — И все-таки, не думаете, что будете жалеть о своем расставании с карьерой игрока?

    — Нет, рано или поздно нужно было заканчивать играть. И думаю, я сделал это вовремя. Я мог остаться на поле, но ясно же, что пик моей карьеры уже прошел, и я в последнее время не играл, а доигрывал. Какой смысл было продлевать этот процесс. Поэтому и жалеть особо не о чем. Обидно, конечно, что так и не стал чемпионом России. Но мы регулярно выигрывали Кубок страны, да и в евротурнирах за «Локомотив» провел немало запоминающихся матчей. Так что свою биографию игрока лично я считаю достаточно интересной. Скучно, по крайней мере, не было.

    — Уход из «Локо» не был опрометчивым шагом?

    — Нет, уходил из клуба, приняв взвешенное решение. И потом, что характерно, не жалел о нем. Игроку лучше уйти, если он чувствует, что больше, чем он уже сделал для клуба, ему уже не совершить. А с железнодорожниками у меня сохранились добрые отношения. Между прочим, накануне похорон Тишкова я позвонил в «Локомотив» Хасану Биджиеву – нужен был автобус. Так президент «Локомотива» Валерий Филатов быстро решил этот вопрос, выделив транспорт.

    — Скажите, а у вас был шанс начать тренерскую работу в «Уралане» – клубе, в котором вы завершили карьеру игрока?

    — Лично я был готов к этому, чего, собственно, не скрывал. Но Игорь Шалимов, возглавив «Уралан», начал подбирать тренерскую команду в соответствии со своим видением предстоящей работы. Что ж, я его понимаю.

    — Игорь Шалимов и Сергей Алейников – два первых представителя тренерской молодежи, возглавившие клубы премьер-лиги. Как считаете, им удастся закрепиться в обойме ведущих российских специалистов?

    — Омоложение тренерского цеха рано или поздно должно было начаться. И шанс закрепиться в нем нужно использовать. Другое дело, что оба долго жили за границей и по своему менталитету они наверняка близки к тренерам-иностранцам, а значит, им предстоит адаптация в российском футболе. Но в отличие от зарубежных специалистов им хотя бы язык учить не придется.

    ПЕРВЫЙ МЕДВЕДЬ – ПОСЛЕДНИЙ

    — Как семья восприняла вашу смену профессии?

    — Прежде всего жена и сыновья рады, что они теперь могут регулярно видеть меня дома. Хотя я знаю, что они волнуются за меня. Постараюсь их не разочаровать.

    — По своим нервным перегрузкам тренерская работа вряд ли уступит какой-либо другой. И здесь очень нужна разрядка. С любимым увлечением – охотой – теперь уж точно не расстанетесь?

    — Конечно. Месяц назад на медвежьей охоте на Алтае, куда мы выбрались вместе с Алексеем Смертиным, я впервые ощутил, что такое мгновенный выброс адреналина.

    — Вы ведь оттуда вернулись с трофеем?

    — Да, я добыл там свой первый охотничий трофей – и сразу медведя! Раньше-то я то промахивался, то не стрелял вовсе.

    — Долго зверя выслеживали?

    — Нет, егеря довольно быстро нашли берлогу. Труднее было выгнать оттуда медведя – он все никак не хотел просыпаться. А как он выскочил прямо на меня – небольшой, килограммов 150 в нем было, но с огромными когтями! – я от всего отрешился. Думал об одном – как с пяти метров не промахнуться… Попал прямо в лоб. Разрывной пулей.

    — Отметили трофей?

    — Конечно. Но большого пиршества не было – все очень устали. С медвежьей тушей ведь очень много возиться надо – пока дотащили до домика, пока разделали…

    — Когда в следующий раз поохотиться запланировали?

    — Говорят, летом на Алтае охота замечательная. Но на медведя я больше не пойду.

    — Слишком страшно?

    — Нет. Ощущения действительно сильные, и я был бы не прочь испытать их еще раз. Но когда мой медведь уже лежал на снегу, раскинув лапы, он был очень похож на человека.

    НАША СПРАВКА

    Игорь ЧУГАЙНОВ
    Родился
    6 апреля 1970 года.
    Выступал за «Торпедо» (Москва) – 1986–1989, 1991–1993 гг.;
    «Локомотив» (Москва) – 1990, 1994–2001 гг.; «Уралан» (Элиста) – 2002 г.
    В чемпионатах СССР провел 31 матч, забил 2 мяча.
    В чемпионатах России провел 317 матчей, забил 34 мяча.
    В чемпионате России-2002 провел 27 матчей, забил 2 мяча.
    Серебряный призер чемпионатов России 1995, 1999, 2000 и 2001 гг.
    Бронзовый призер чемпионатов России 1994, 1998 гг.
    Обладатель Кубка России 1993, 1996, 1997, 2000 и 2001 гг.
    В сборной России провел 26 матчей.
    С 28 января 2003 года – главный тренер юношеской сборной России (игроки 1987 года рождения).

    ДОСЛОВНО

    Так уж случилось, что я оказался последним клиентом Тишкова. 8 января мы вместе приехали в Питер для переговоров с руководством «Динамо» и он подписал там со мной агентский контракт. 10 января мы уже были в Москве, а в ночь на 11-е Юры не стало.