ФУТБОЛ

Чуть меньше недели назад Валерий Газзаев огласил список кандидатов в сборную России для участия в товарищеских матчах, которые пройдут 12 и 13 февраля. Впервые приглашения в национальную команду удостоился вратарь ЦСКА Вениамин Мандрыкин. Впрочем, армейский голкипер в беседе с нашим корреспондентом заявил, что считает его лишь авансом.

— Сразу скажу, что приглашение Газзаева стало для меня в некотором роде неожиданностью, — говорит Мандрыкин. – Спору нет, неожиданностью приятной. Любой футболист мечтает выступать за национальную команду. Вместе с тем понимаю, что это пока аванс, который нужно будет отрабатывать. В сезоне-2003 постараюсь доказать, что меня не зря пригласили в сборную.

— Есть ощущение, что он станет для вас во многом переломным – в плане роста, становления карьеры?

— Каждый сезон начинаешь с такими надеждами. Веришь, что он будет для тебя лучшим. Посмотрим. Главное – работать.

— Сезон-2002 вы начинали основным голкипером команды. Потом получили травму, и вплоть до окончания чемпионата в воротах ЦСКА стоял Нигматуллин. Чувства обиды не испытывали?

— Обидно было из-за этой дурацкой травмы, а не из-за того, что Руслан стал первым. Вроде все шло неплохо, играл и вдруг на тебе – вылетел. Операция. Доктора на два месяца запретили заниматься в общей группе. Сам-то я уже через месяц почувствовал, что готов к полноценным тренировкам. Но ничего не попишешь, слово медика – закон. Потом играл за дубль. Вроде нормально. Но все равно не тот уровень. Хотя на судьбу уже не роптал. Понимал, что Руслан твердо занимает место в воротах, и тренеры очень рисковали бы, если б стали его менять. Тем более что под конец чемпионата для нас каждое очко было на вес золота.

— Как складывались у вас отношения с Нигматуллиным?

— Никаких проблем не возникало. Ошибается тот, кто думает, что Руслан все это время был чужим в команде. Он так же переживал за нее, как и все остальные игроки. И для него столь же обидно было уступать в золотом матче.

— И все же, какие эмоции испытали, когда узнали, что Нигматуллин покидает ЦСКА?

— Этим вопросом меня просто замучили. Сначала все спрашивали, не испугался ли я, когда узнал, что пригласили Нигматуллина. Потом – не обрадовался ли я, когда узнал, что Нигматуллин ушел. А что меняется с уходом Руслана? Плохо буду стоять – пригласят другого сильного вратаря. Все зависит от меня самого, как проявлю себя.

— Тот же Нигматуллин, к примеру, говорил, что для него важно чувствовать себя номером один. Тогда, дескать, он играет увереннее…

Конкуренция нужна. Что значит – чувствовать себя игроком основного состава? Лечь на диван и всем говорить, что я – номер один? Тогда мне никто играть не даст. Доказывать надо. И только потом – чувствовать. А то, что любому футболисту приятнее играть, чем сидеть на лавке, — истина неоспоримая.

— Тем не менее в ЦСКА сейчас именно на вас возлагают наибольшие надежды. Крамаренко – возрастной вратарь, Акинфеев – скорее всего, на перспективу…

— Я считаю, что конкуренция у нас есть. Тот же Крамаренко очень прилично выглядит на тренировках. Да и в контрольных матчах неплох. Акинфеев? Да, молодой, но порой он демонстрирует не по годам зрелую игру. Так что надо действительно великолепно стоять, чтобы заслуживать место в составе. А к серьезной работе я готов.