РЫНОК

Дуала – Барселона – Ярославль – Москва

АНДРЕ БИКЕЙ. И четырех месяцев не прошло с момента приезда камерунского защитника в Ярославль, как перекупил его ушлый (в кадровых делах) «Локомотив». Хотя, казалась бы, куда еще укреплять оборону, пропускающую в среднем 0,2 гола за матч…

Дмитрий Туманов

Почему-то рассчитывал встретить несколько осоловевшего от крутого виража судьбы парня: головокружительная карьера, да еще переезд из патриархального Ярославля в бешеную Москву – на первых порах крыша съезжает капитально. Однако из лифта гостиницы «Международная» уверенным шагом вышел солидный молодой человек, рядом – симпатичная девушка (оказалось, жена). Беседуем в холле под синтетическими березками…

ИЗ ПЛЕМЕНИ БЕТИ И БАСА

– Начнем с корней. Где родились, в какой семье?

– Родился в Дуале (камерунский порт на берегу Гвинейского залива. – Прим. Д.Т.). Наша семья, как принято в Африке, довольно многочисленная: у меня три брата и три сестры. Я предпоследний ребенок. Старшему брату 30 лет. Отцу сейчас 56. Он военный, капитан.

– Семья обеспеченная? Машина есть?

– Семья не богатая, но и не бедная – среднего достатка. Машина была – «Пежо-404», но развалилась от старости. Сейчас мои без машины – на нее нужны деньги, а отец не работает – на пенсии.

– В середине 70-х, когда я был в Камеруне, там мало у кого были телевизоры.

– О! Да сейчас все изменилось! Телевизор как сотовый телефон. Много каналов, в том числе и европейских, показывают матчи регулярно и камерунского, и французского чемпионатов.

– В Камеруне много племен, у каждого свой язык. Вы из какого?

– Моя мать из племени баса, отец – бет. А к какому сам принадлежу, даже не знаю. А языки действительно разные: мать и отец могут говорить на них, мы же, дети, не знаем ни слова. Если б родились в деревне, тогда конечно. Но ведь всю жизнь провели в городе.

– Футбольный мяч, наверное, впервые увидели грудным ребенком?

– Футбол в Камеруне – спорт номер один. Потому что он самый доступный и дешевый: взял мяч и бегай. А в том же теннисе надо покупать ракетки, сетку, платить за аренду корта и прочее. Футбол у нас даже не вид спорта, а повседневное времяпрепровождение. Да и другого развлечения нет. Все играют и, конечно, не задаются мыслью, станут профессионалами или нет. Просто у кого-то удачно складывается жизнь, у кого-то больше таланта, кого-то тренеры заметят.

– В Камеруне гоняют мяч голыми ногами? Почва, однако, у вас очень жесткая – красная глина…

– Играют как угодно: голыми ногами, в шлепанцах, сандалиях. А почва действительно жесткая. Травы очень мало – жарко. Хотя все зависит от района. Севернее, где повыше и холоднее, трава есть. А там, где очень жарко, сажать бесполезно. У нас двадцать клубов и только, может быть, у половины травяные газоны. У остальных поля земляные. В Дуале, кстати, хорошая поляна: хоть и жарко днем, зато вечером прохладно и очень большая влажность.

С МЫСЛЬЮ О ЕВРОПЕ

– Когда вы начали серьезно заниматься футболом?

– Лет в 14-15. Но все равно тогда не думал, что стану футболистом. Даже когда начал играть в третьем дивизионе. Но потом вдруг в 16 лет меня взяли в юношескую сборную, поехал на Кубок Африки. И только тогда я задумался: может быть, что-то и получится?

– Вы изначально были защитником? Дети ведь всегда стремятся вперед, забивать…

– В детстве и в третьем дивизионе я был нападающим. Причем играл на острие, много забивал. В сборной меня поставили сначала опорным полузащитником, затем центральным защитником. Так продолжаю играть и поныне. Эта позиция меня вполне устраивает. Главное, вижу, что на этом месте прогрессирую.

– Что-то платили в третьем дивизионе?

– Нет. Оплачивали только проезд, выдавали бутсы, форму… Это ведь любительский дивизион. Играют в нем в основном молодые ребята. Это своего рода трамплин. Вообще чемпионат в Камеруне непрофессиональный. Все играют только для того, чтобы однажды уехать в Европу. Потому что у нас футболом на жизнь не заработаешь.

– Первые деньги, которые заработали ногами…

– Первая зарплата – как раз в юношеской сборной. Забыл сколько, но очень прилично, казалось. Премиальные давали…

– Как оказались в Европе?

– В 2001-м (мне было 16 лет) поехал со сборной на турнир в Италию. Неплохо поиграли. Там меня и увидел тренер из Барселоны – из национального центра подготовки сборной. Камаччо, кажется. Он и позвал меня в Барселону. После просмотра в «Эспаньоле» подписал контракт на пять лет.

– И сколько по контракту денег положили?

– Не буду называть цифру, но вполне приличный контракт.

– Почувствовали себя богачом…

– Не богачом, а… просто было очень хорошо от того, что могу играть, могу зарабатывать футболом, что-то откладывать. Это здорово.

– Тяжело было покидать семью, друзей?

– Трудно, конечно. Жил сначала с другими такими же молодыми ребятами в общежитии при клубе. А через год уже снимал квартиру – возраст подошел. С 17 лет у нас человек считается самостоятельным.

– Машину купили небось…

– Нет! У меня не было прав. Да и сейчас нет. Но думаю, здесь получу.

С КОРРУПЦИОНЕРАМИ НЕ СТАЛКИВАЛСЯ

– Как игралось в Испании? И каким образом оказались в «Шиннике»?

– В Испании два года никак не игралось. Поэтому переехал в Португалию. Там полтора года было достаточно практики. Вернулся в Испанию, но снова не играл. Тут позвонил агент и сказал, что «Шиннику» нужен центральный защитник. Поехал, тренер Долматов сказал, что сначала надо посмотреть меня в деле. Сыграл в двух товарищеских матчах, и готово.

– Не боялись переезжать в Россию? Ведь для многих это край земли…

– Все зависит от того, зачем ехать. Я же знал, зачем еду в Россию – выйти на более высокий футбольный уровень. Меня предупреждали, что в России трудно, будут проблемы с языком, но ко всему можно адаптироваться…

– Уже адаптировались?

– Не совсем. Все-таки пока я еще не знаю русский язык. Какие-то слова знаю, но совсем мало. Только «здрасьте – до свидания».

– Но на поле ведь надо общаться…

– Общаюсь, как Бог на душу положит: на английском, русском, испанском, французском. Но язык футбола – интернациональный. Можно даже жестами объясняться. И если даже не знаешь смысла слов, все равно понимаешь, что человек хотел сказать.

– Что знали о России до приезда? Слова «Ленин», «Сталинград» что-нибудь говорят?

– Ничего мне эти слова не говорят. Знал о России только то, что там холодно. И что с коммунизмом покончено. Вот и все.

– Когда я был в Камеруне, отметил жизнерадостность местного народа. А как вам россияне?

– Здесь тоже довольно веселый народ. Думаю, после коммунистического режима люди могут, наконец, наслаждаться жизнью. Раньше, думаю, все было не так. Гораздо… печальнее. И еще у меня пока такое впечатление (хотя совсем мало еще здесь живу), что в Ярославле народ более жизнерадостный, чем в Москве. В Ярославле после матчей люди выпивают, смеются, поют. А вообще Россия – хорошая страна.

– В России всегда были две проблемы – дороги и воры. Когда я был в Камеруне, удивился: дороги гораздо лучше, чем в СССР…

– Но это же естественно. Такая огромная страна! Чтобы привести ее в порядок, построить дороги и прочее, надо немало времени. А воры, то есть коррупционеры, с ними еще не сталкивался. Хотя, говорят, это действительно большая проблема. Но, повторюсь, здесь гораздо лучше, чем я думал. Говорили ведь: «Это настоящая дыра. Конец света!»

– Не боялись в Ярославле вечером выходить на улицу: хулиганье, скинхеды…

– Такие везде встречаются, но в Ярославле не было никаких проблем. Мы гуляли с женой, где хотели. Все было спокойно. Народ меня узнавал, просил иногда автограф. Хорошие, симпатичные люди.

ЧТО ВЗЯТЬ С ЛЮБИТЕЛЕЙ?

– Что вас больше всего удивило в России?

– То, что чемпионат оказался гораздо сильнее, чем я думал. Хотя понятия не имел о российском футболе. Слышал только о больших клубах – «Спартак», «Локомотив», ЦСКА…

– Здесь труднее играть, чем в Испании?

– Нет. Потому что в России меньше команд вообще и меньше команд высокого уровня. В России особняком стоят клубы с большими бюджетами. Разве можно в этом смысле сравнивать, например, «Локомотив» с «Шинником» или ЦСКА, скажем, с «Томью»? В Испании же все команды примерно равны, везде есть сильные игроки.

– А если сравнить камерунский футбол с российским? Бытует мнение, что в африканском футболе больше ИГРЫ, а здесь больше РАБОТЫ.

– Наоборот! В Камеруне больше работы, чем игры! И это естественно. Потому что в Африке игроки физически более развиты, чем здесь. У нас матчи – это настоящие зарубы: бьют друг друга почем зря, сплошные столкновения. В России футбол довольно техничный. В Африке же надо быть прежде всего здоровым, крепким, а если еще умеешь немножко в пас играть…

– Но камерунская сборная – очень техничная…

– Да потому что все игроки сборной играют в Европе. Такие же сборные и Нигерии, Ганы, Кот-д’Ивуара… В них много профессионалов из Европы. А что взять с любителей, которые играют в национальных чемпионатах?

– Была ли альтернатива переезду в Ярославль?

– Была. Можно было вернуться в Португалию или играть в Испании во втором дивизионе. Но я решил, что лучше в России, не важно в какой команде, но в высшем дивизионе.

– Уже видели настоящую зиму!

– Да. Когда я сюда приехал, было холодно, лежал снег!

– Купили, небось, ушанку…

– Да, да. Купил…

– Как вам российские поля?

– Нельзя их, конечно, сравнивать с испанскими, ведь разный климат. Но проблема, конечно, остается, мяч скачет… Если же сравнить с камерунскими, то здешние поля получше. Там земля настолько жесткая, что иногда даже лучше играть без шипов.

– А как вам синтетические газоны?

– Трудно на них играть. Принимаешь мяч, а он не слушается, летит быстрее, чем ожидаешь. Поэтому много ошибок.

– Как состоялся переход в «Локомотив»?

– У меня контракт с «Шинником» был на три года. Думал, что уж два года поиграю в Ярославле, а получилось всего четыре месяца. Не каждому такое удается. Поэтому, можно сказать, испытываю чувство глубокого удовлетворения. Приятно: значит, хорошо поработал, значит, есть прогресс. Конечно, трудно так быстро менять команду. Но надеюсь, что в «Локомотиве» освоюсь так же быстро, как в Ярославле.

– Уже был разговор с тренером «Локомотива»?

– Хорошо встретили, дали комнату (на базе. – Прим. Д.Т.). Но по большому счету разговора пока не было. Думаю, через несколько дней поговорим.

– Сборы. Иностранцы говорят, что слишком они долгие перед матчами…

– В Ярославле собирались за день до игры. Это еще ничего. А два-три дня – уже трудновато. Ведь чем больше я в этой атмосфере ожидания, чем больше думаю о матче, тем больше устаю. Не физически, а психологически. И когда приезжаешь на стадион, уже перегорел. Одного дня вполне достаточно, чтобы настроиться, подготовиться.

КАРАМБА!

– Правда, что в штате африканских команд есть колдуны?

– Сам не видел, но говорили, в 60-70-е годы были колдуны, шаманы разные. Но сейчас ведь другой футбол – современный, и я не верю в эти вещи. Колдун же за тебя гол не забьет. Это как в Библии: делай свое дело, и тогда Бог воздаст тебе за деяние.

– Когда в последний раз были в Камеруне?

– В мае провел дома три дня. Времени на общение с друзьями не было, встретился только с родственниками: родителями, тетушками, двоюродными братьями, сестрами. Собралось много народа. Это у нас в порядке вещей – семьи африканские очень большие.

– Самая большая проблема для в России, кроме языковой...

– В Москве – это пробки. Сколько машин на дорогах! Чтобы доехать на тренировку, тратишь два часа с лишним! В Ярославле такой проблемы не было.

– Когда вы женились?

– В сентябре прошлого года в Испании. Она испанка. Зовут Мариной. Училась в университете. Хочет выучить русский язык. Это ей пригодится по специальности, она ведь занимается туризмом.

– Думаете заводить детей?

– Только не сейчас! Сейчас главное – работа, улучшить материальное состояние. А там видно будет. Чтобы воспитывать детей, нужен ведь хороший бюджет.

– На поле вы довольно громки. Что все время кричите судьям?

– Обычно: Сe n'est pas normal! («Это неправильно»!). Мне показывают карточку за какое-то нарушение, а за такое же сопернику не дают: Сe n'est pas normal!

– В «Шиннике» у вас было прозвище? Как вас звали?

– То Андрэ, то Бикей. А еще Карамба…

– Карамба!?

– Это такое испанское ругательство. Это даже не слово, а восклицание, междометие. Если даю плохой пас, к примеру, то: «Карамба!» В общем, довольно часто произношу. Вот меня так и прозвали…

На этом интервью закончилось. Откуда ни возьмись возник риэлтор: «Извините, надо срочно ехать смотреть квартиру!» Надо так надо… Фото на память и: «Удачи вам, Андрэ и Марина!» И еще: «Долгосрочной вам аренды!»

Обложка еженедельника «Советский спорт Футбол» (5 – 11 июля 2005 года)Время тратить деньги

КУПЛЯ-ПРОДАЖА. В российской премьер-лиге нет клубов, которые не хотели бы усилить состав. Но кому-то новые футболисты нужны, чтобы залатать дыры, кому-то – чтобы достойно выступить в еврокубках. А кто-то будет покупать игроков с прицелом на будущий сезон, хотя таких и меньшинство. В любом случае летний рынок (с 1 июля по 31 августа) наверняка преподнесет сюрпризы.

текст Андрей Гладков

20 ВОПРОСОВ

В России нет ничего лучше «Локомотива»

Сергей ГУРЕНКО. Сегодня без этого защитника трудно представить «Локомотив» и сборную Белоруссии, как, впрочем, и его без этих команд.

текст Геннадий Ларчиков

ПРЕМЬЕР-ЛИГА

Победа за две минуты

ЦСКА – «ДИНАМО» – 2:0. Один из претендентов на чемпионский титул преподал урок организованности и профессионализма команде, хронически не способной найти свою игру.

текст Александр Кобеляцкий

«Зенит» начал с нуля

«ЗЕНИТ» – «АМКАР» – 5:1. Для питерского клуба матч с пермяками должен был стать моментом истины. Слишком уж много проблем накопилось в команде за весну-лето. В итоге одна из самых неординарных и потенциально сильных команд премьер-лиги почему-то перестала играть в футбол и к концу первого круга очень сильно стала напоминать беспросветного середняка. И вдруг новый всплеск! Что же происходит с питерским клубом?

текст Сергей Циммерман

Не просто жить, а быть на виду

«ТОМЬ». Наставнику сибирского клуба Борису Стукалову 53 года – возраст тренерской зрелости. О нем говорят с уважением: «Грамотный, толковый, надежный...». А еще частенько добавляют «порядочный», что по нынешним денежно-рыночным футбольным временам дорогого стоит.

текст Александр Львов

Первый дивизион

В премьер-лиге играть легче

АЛЕКСАНДР ДАНИШЕВСКИЙ. Нападающий подмосковных «Химок», один из лучших бомбардиров первого дивизиона, из-за травмы голеностопа пропустил домашние встречи с «Орлом» и «Авангардом». А его конкурент Монарев из «КАМАЗа» тем временем ушел в отрыв.

текст Геннадий Ларчиков

РЕПОРТАЖ

Футбол в Белгороде начинается с семечек

ПЕРСПЕКТИВА. Белгород ничуть не хуже Орла, Брянска или Курска. Но нет у него, в отличие от соседей, команды первого дивизиона. Белгородская “Салют-Энергия” – во втором. Пока. Корреспондент “ССФ” четыре дня изучал перспективы местного футбола.

текст Сергей Емельянов

ЗАГРАНИЦА

Разбудивший аристократов

ДИДЬЕ ДРОГБА. Ивуарийский форвард – игрок настроения. В Лондоне ему потребовалось полгода, чтобы прийти в хорошее расположение духа и начать отрабатывать на полную мощь потраченные на него 24 миллионов фунтов.

текст Паскаль Ферре

Полные версии этих статей и другие материалы читайте в «ССФ» № 26 (57), в продаже со вторника, 5 июля.