ПРЕМЬЕР-ЛИГА

Свой среди чужих

АЛЕКСАНДР ТОЧИЛИН. Если бы подобные рекорды фиксировались, наш герой имел бы шанс возглавить список кандидатов в лауреаты. Трудно найти другого игрока, которому довелось бы работать со столькими главными тренерами. И это не вина Александра Точилина, а беда. Беда московского «Динамо», где за последние десять лет сменилось такое количество наставников, что ветеран команды со счета сбился…

Андрей Ванденко

СПЕЦИАЛИСТ ПО МЕТЛАМ

- Почему-то кажется, Александр, вы в метлах хорошо разбираетесь.

- Думал, это входит в обязанности не футболиста, а дворника.

- Да, но тот сам метет, а вы за другими наблюдаете... Сколько их было на вашем веку, новых главных?

- Точную цифру сразу не назову, надо пересчитать, но если навскидку, человек двенадцать или тринадцать.

- Включая Юрия Семина?

- Конечно. Он ведь теперь тренирует «Динамо».

- И что скажете?

- А какие тут слова могут быть? Юрия Павловича официально представили команде после окончания чемпионата, он провел последнее перед отпуском собрание, объявил, что в следующем сезоне стоят серьезные задачи, и попрощался до начала января. Конечно, хочется верить, что Семин пришел надолго. Чехарда последних лет порядком утомила. Мы постоянно заявляем высокие цели, но ничего не добиваемся. Нужна стабильность, пора уже завершать поиск и остановиться на ком-нибудь. И речь ведь не только о тренерах. Их количество, поднапрягшись, смогу хотя бы назвать, а игроков, прошедших через «Динамо», допустим, за последние пять лет, вам никто не подсчитает. Эту цифру попросту не знают. Прикиньте: с 1999 года состав кардинально обновлялся раз шесть. Иногда процентов на семьдесят, а порой, чуть ли не на сто. Каждый сезон начинала новая команда. Отыграв в клубе десять лет, кажусь себе таким дремучим ветераном, что оторопь берет. И ведь нередко уходили лучшие – Гусев, Шемберас, Ковтун, Сметанин, Штанюк…

- В «Динамо» незаменимых нет?

- Все началось после провального 1998 года. До этого мы остановились в шаге от золота, взяв бронзовые медали. И вдруг на следующий сезон команда посыпалась, едва не распрощалась с премьер-лигой. Оргвыводы последовали незамедлительно: пошла тотальная ротация состава. Новые игроки не успевали толком адаптироваться, как им принимались искать замену. И так раз за разом, круг за кругом…

- Как же вам удалось уцелеть?

- Неоднократно был на грани вылета. В конце сезона никогда не знал наверняка, начну ли новый в «Динамо». К сожалению, за эти годы так и не встретил тренера, которого мог бы назвать своим.

- А Бесков?

- Да, Константин Иванович стоит особняком, он привел меня в клуб, но вместе мы успели поработать лишь несколько месяцев: летом 95-го Бесков уже ушел из «Динамо». После этого мне приходилось доказывать каждому новому наставнику, что умею играть в футбол, что пригожусь команде. Так было с Адамасом Голодцом, Виктором Прокопенко, Валерием Газзаевым, Олегом Романцевым... Со всеми! Помню, в 1999 году пришел Георгий Ярцев. На первом сборе я узнал, что попал в список потенциальных отставников. Может, и продали бы в другой клуб (а меня звали и в бельгийский «Брюгге», и в питерский «Зенит»), если бы «Динамо» к началу чемпионата из-за травм не осталось без линии защиты. Сломались несколько человек из основы, и вынужденно поставили меня. При Ярцеве я играл левого крайнего защитника, а Газзаев перевел в опорные, посчитав, что с моими физическими данными нечего делать в обороне. Мол, статью не вышел, росточком маловат. Повторяю, за все время не было случая, чтобы новый тренер «Динамо» сказал: «О, Точилин! Тебя-то мне и не хватало!» Может, при Викторе Прокопенко чувствовал себя относительно спокойно, и все равно места в основе мне никто не гарантировал.

ТРАВМА, ДРАКА, ТРАНСФЕР

- Капитаном вы при Викторе Евгеньевиче стали?

- Так получилось. Ушел Ролан Гусев, потом Андрей Кобелев получил травму, и повязку автоматически получил я. Как самый опытный среди оставшихся.

- Тогда вас и в сборную пригласили?

- Нет, это случилось на пару лет раньше. «Динамо» в ту пору тренировал Газзаев, а сборную Романцев. Вызов был удивителен, поскольку я никогда не входил даже в расширенные списки кандидатов и вдруг в 2000 году удостоился чести.

- Сыграть довелось?

- При Олеге Ивановиче на сборы приглашали дважды, на матч со швейцарцами включили в заявку, но на поле не выпустили. Потом уже вызывал Газзаев. Как тренер национальной команды. Я отбегал тайм против албанцев на позиции левого полузащитника и был заменен на Каряку. Прямо скажем, не самая выдающаяся игра, мы уступили 1:3, но все равно доволен, что удалось примерить футболку сборной. Больше в первую команду страны не привлекался, поскольку последние сезоны и в «Динамо» выдались очень сложными. Летом 2003-го случился надрыв передней поверхности бедра. Эта травма не столько тяжелая, сколько неприятная. Пропустил месяцев шесть, почти не тренировался, не успел восстановиться и к приходу в команду Ярослава Гжебика выглядел, прямо скажем, не лучшим образом. Со временем набрал бы кондиции, но новый наставник не стал ждать: после первого же занятия на предсезонном сборе в Германии зачислил меня в бесперспективные. Мол, Точилин - верный кандидат на списание. Обидно было, что не дали шанса показать, на что способен.

- После чего вы и сорвались?

- На тренировке произошел инцидент с Эриком Корчагиным… Неохота заново ворошить ту историю. Вполне нормальная мужская ситуация: никто не стал уступать, вспылили, дали волю рукам…

- Кто победил?

- Видимо, я, поскольку на следующий же день Гжебик чуть ли не за свои деньги купил авиабилет и отправил меня в Москву. За все годы пребывания в «Динамо» впервые я был официально выставлен на трансфер. Тренер отказывался со мной работать, а руководство клуба не отпускало, не давало добро на мой уход. Психологически чувствовал себя предельно дискомфортно, места найти не мог.

КАВКАЗ ОТМЕНЯЕТСЯ

- Чем спасались?

- Вариантов оставалось немного. Тренировался, играл за дублирующий состав и ждал, пока представится случай проявить себя по-настоящему. Был риск зависнуть в дубле надолго, растерять навыки, которыми когда-то обладал, и загубить карьеру. Это ведь даже не первая лига, футбол гораздо более низкого качества, играя в него, деградировать проще простого. Зачем включаться на все сто, если можно катать мячик одной левой? А потом вдруг замечаешь, что стал медленнее двигаться по полю, думать. Пробуешь набрать обороты, а уже не получается… В «Динамо» при Гжебике мне ничего не светило, и я подписал предварительный контракт с «Тереком». Клуб из Грозного к этому моменту выиграл Кубок России, практически решил проблему выхода в премьер-лигу и хотел усилиться опытными футболистами, держа в уме Кубок УЕФА. Я провел неделю в Кисловодске и приехал в Москву за вещами, когда вдруг позвонил Юрий Заварзин из «Динамо» и сказал, мол, расслабься, переход в «Терек» отменяется, новым главным назначен Виктор Бондаренко, он вернет тебя в основу… Фактически уход Гжебика в отставку спас меня. Я ведь уже распрощался со всеми, пожал руки, поблагодарил за совместную работу.

- Переезд на Кавказ не пугал?

- Старался не думать об этом. Выбора не оставалось: либо болтаться в дубле, либо пытаться прорваться наверх, пусть и обходным путем. Реально оценивал свои силы и понимал: если пауза чуть-чуть затянется, дверь перед моим носом захлопнется навсегда. Даже после возвращения в основу «Динамо» долго набирал форму, только к концу сезона-2004 почувствовал себя на поле более или менее уверенно.

- И тут Романцев сменил Бондаренко…

- Для меня это означало лишь одно: снова придется доказывать, что не верблюд. Добрые люди быстренько донесли: Олег Иванович не слишком рассчитывает на футболиста Точилина.

КОЛБАСА ИЗ ПЕРВОГО ЦЕХА

- Словом, вся ваша карьера строилась не благодаря, а вопреки?

- Выходит, так. С детства не числился в перспективных, подающих надежды. Занимался в «Тимирязевце», обыкновенной футбольной школе, которая не была на примете у селекционеров из команд мастеров. Играл на позиции нападающего, особых талантов не показал, забивал нечасто и к семнадцати годам, моменту выпуска из спортшколы, серьезных предложений не имел. Все шло к тому, что повешу бутсы на гвоздь и буду снимать их лишь ради игр на любительском уровне.

- Когда поняли это, плюнули на футбол и отправились на мясокомбинат сосиски крутить?

- Такую хитрую операцию мне не доверили, делал, что попроще. На работу устроился по великому блату: на дворе стоял 91-й год, времена, если помните, голодные, холодные.

- Родители имели отношение к пищевой промышленности?

- Нет, отец всю жизнь крутил баранку, был водителем здесь, на «Динамо», одно время даже Газзаева возил, а мама работала медсестрой - в детском саду, в поликлинике. На комбинате трудились наши дальние родственники, они и сосватали в цех по производству колбас и сосисок. После школы пытался поступить в институт физкультуры, пролетел. Чтобы чем-то занять себя, пошел работать. Все-таки живая копейка, помощь семье. Платили очень хорошо, получал больше родителей, хотя и числился учеником слесаря по оборудованию.

- Наверное, еще и сосиски через проходную таскали?

- Честно могу сказать: нет.

- Какая похвальная сознательность!

- Дело не в этом. На комбинате стоял жесточайший контроль. Если кого-то ловили за пределами цеха с батоном колбасы или ниткой сосисок, разговор был короток: увольнение в течение двенадцати часов без суда и следствия. Наверное, более опытные работники находили лазейки, как известно, голь на выдумки хитра, но что мог сделать я, семнадцатилетний салага? Довольствовался разрешением лупить от пуза на работе, в еде никто не ограничивал. Продержался на дармовых харчах месяца два, слесарить не научился, поскольку никто и не думал подпускать меня к оборудованию. Главным образом занимался тем, что накрывал поляну для бригады, отвечал за завтраки, обеды и ужины.

- Небось насмотрелись ужасов на комбинате? Как крыс с фаршем перемешивают, а потом нам к столу подают? Не удивлюсь, если узнаю, что стали вегетарианцем.

- Все-таки нужна поправка на время, с 1991 года много воды утекло. Когда я работал, существовало два цеха: специализированный, продукция которого шла даже на экспорт, и второй. Скажем так, для остальных. Мы, конечно, старались брать колбасу из первого цеха. Если не получалось, вообще ничего не ели.

- Чтобы не отравиться?

- Так поступали старики, я им доверял и следовал примеру.

ДРАКИ НА ПЕРЕМЕНАХ

- Всегда послушным были?

- Нет, конечно. Примерным поведением никогда не отличался и в учебе среди передовиков не ходил. Не учился, а мучился.

- Второгодник?

- Стыдно признаваться, но реально рисковал окончить школу со справкой. За месяц до выпускных экзаменов светило шесть годовых двоек. Когда сказали, что с такой успеваемостью могу не париться, расслабиться и даже не мечтать об аттестате зрелости, взял себя в руки, закрыл дыры и вытянул на тройки.

- И с такой подготовкой имели наглость соваться в институт?

- Я же не в МГУ документы отнес, а в физкультурный. Правда, и там мне ловить было нечего. На фоне воспитанников ЦСКА, «Спартака», «Динамо», имевших протекции известных тренеров, выпускник школы «Тимирязевец» смотрелся бледно, никем не брался в расчет.

- В итоге остались без диплома?

- Надеюсь все же получить. Поступал в зрелом возрасте, уже добрался до последнего курса заочного отделения. Сами понимаете, сейчас отношение ко мне изменилось, преподаватели стали гуманнее…

- Вы единственный ребенок в семье?

- Есть еще сестра. Старшая. Образцово-показательная. Она в школе была круглой отличницей, и, помню, классная руководительница Ларисы радовалась, узнав, что будет учить и ее младшего брата.

- Надеялась, наивная, что вы под стать сестренке?

- Ну да. Боюсь, Вера Ивановна вскоре пожалела о сделанном выборе. Уже в третьем классе на родительском собрании предсказывала, что Точилин плохо кончит. Мол, тюрьма ему гарантирована.

- А что вы себе позволяли?

- Большего драчуна, чем я, было не найти. Метелился с пацанами на каждой перемене. Возраст соперника меня не останавливался, даже со старшими махался без страха и сомнений. Правда, со временем чуть остепенился, стал вести себя поспокойнее, хотя на учебе это никак не отразилось.

РЫЖИМ ВЕЗЕТ

- Футбол в вашей жизни когда появился?

- В семь лет. Мама отвезла в «Тимирязевец» в попытке направить энергию в мирное русло. Тренировки отвлекали от улицы. Район у нас был, прямо скажем, не самый благополучный, вот родители и убрали меня от греха подальше.

- Сын характером в вас удался?

- Темпераментом наверняка. Данил неусидчивый ребенок, с тревогой жду, когда пойдет в первый класс… Пока занимается в динамовской школе, но не ставлю целью обязательно вырастить из него футболиста. Если спорт будет помехой учебе сына, выберу образование. Сколько есть примеров, когда люди оказывались на обочине - без денег, профессии, здоровья, хотя и отдали лучшие годы жизни спорту. Не хочу, что Данил разделил их судьбу. Мы с женой уже определились: наш мальчик пойдет учиться на врача.

- Главное, чтобы ему этого хотелось.

- Пока человек растет, он сам не знает, чего хочет. Значит, нужно подсказать, помочь…

- Разве вас кто-то направлял мудрой рукой?

- Родители, может, и стремились повлиять на мой выбор, но постоянно работали, и меня воспитывала улица.

- Как учил великий Райкин, пить, курить и говорить начали одновременно?

- До сих пор не курю, а спиртное впервые попробовал в двадцать один год.

- Неужели боялись нарушить режим?

- Спокойно обходился без этого, не тянуло. Понимаете, я никогда всерьез не думал о карьере футболиста, поскольку трезво смотрю на вещи и реально оцениваю собственные способности. Не считал себя талантом. Среди ровесников была масса ребят куда более одаренных. Но шанс представился мне. Постарался не упустить. Оказался в нужное время в правильном месте. Наверное, правду говорят, что рыжие - люди фартовые, не могу пожаловаться на везение. Да, если говорить о больших успехах, вроде бы и похвастать особенно нечем: за десять лет выиграл с «Динамо» Кубок России и завоевал бронзу чемпионата страны. Еще можно вспомнить два кубковых финала. Все. Безусловно, хочется победить по-крупному. Пока не получается. Был шанс в 1997 году, но тогда нам на финише не хватило удачи. Двумя годами позже состав подобрался хороший, боевой, однако тоже не сумели дотянуть до вершины. Сезон-2000 при Газзаеве отбегали без нападающих и надежного вратаря. При Прокопенко атмосфера была замечательная, но подбор игроков не позволял бороться за высокие места. Словом, «Динамо» постоянно что-то мешало…

КОМУ МОЖНО ПИТЬ КОКА-КОЛУ

- Как плохому танцору?

- Не ищу оправдания себе или другим, но посмотрите на минувший сезон. При денежных вложениях, на которые пошел новый владелец клуба, при звездных новичках, призванных усилить команду, можно было рассчитывать, что порвем всех соперников, как Тузик грелку. Итоги чемпионата вам известны не хуже меня.

- Манише вроде решил не ждать второго блина и досрочно засобирался на родину.

- Не слышал такого. По моей информации, у всех португальцев пятилетние контракты, руководство наверняка кого-то продаст, но попадет ли в этот список Манише? Конечно, год для именитых легионеров выдался не самым простым. Они приехали в Россию расслабленными и самоуверенными, не скрывали, что не настроены особенно напрягаться. Дескать, раскатаем всех на классе. Кавалерийский наскок не прошел, после чего у некоторых и заиграли нервы. Люди южные, темпераментные…

- Звездили перед аборигенами?

- Перед нами, российскими игроками? Какого-то особенного выпендрежа не было. Когда приехали Коштинья и Манише, они, не то что проставлялись, но пригласили команду на ужин в ресторан. Хотели, чтобы не возникла дистанция между старичками и новобранцами. Тут другое: поначалу начальство себя не совсем верно повело, из-за чего внутри команды произошло некое разделение на две группы.

- В чем это выражалось?

- Например, одним разрешалось пить кока-колу, а другим - нет.

- Пили, разумеется, Дерлей, Манише и иже с ними?

- Ну да. Нам говорили, мол, кола вредна…

- …а португальцам полезна?

- Нет, но они к ней привыкли, и запретить им никто не мог. Чуть что, сразу звонили Алексею Федорычеву: «Обижают!» Это мелочи, но случались вещи и посерьезнее. Скажем, одни тренировались дважды в день, а кто-то выходил лишь на вечернее занятие. Объяснялось это тем, что португальцы прилетели в Москву, отыграв сезон дома, поэтому нуждаются в отдыхе. В двусторонке легионеров превозносили по любому поводу, а нас хаяли без меры. Конечно, это задевало, мы не понимали, за что такая честь иностранцам. Слепых среди нас нет, все прекрасно знали, что паспорт другого государства - не сертификат футбольного качества. В течение сезона, правда, граница между своими и чужими постепенно стала стираться. Португальцы пообтерлись, почувствовали, что особенно хорохориться нет оснований.

МИЛЛИАРДЕР БЕЗ ЗАКИДОНОВ

- Похоже, ребята приехали на заработки и ничего дурного в голову не брали. Помните, как Манише, прилетев в Москву и сказав дежурные слова о величии клуба, за который предстоит выступать, честно признался, что понятия не имеет, кто такой Лев Яшин?

- Нельзя требовать от игрока, чтобы тот заранее изучал историю «Динамо», наверное, об этом должны были позаботиться другие люди, объяснить, куда он едет… К Манише наша пресса вообще отнеслась с предубеждением. Мол, и климат ему не нравится, и болельщики, и длинные перелеты. Человек поделился впечатлениями с португальскими журналистами, а мы перепечатали беседу и погнали волну. Если бы я играл в Португалии, а вы брали бы интервью, может, тоже сказал бы что-то критическое, например, о жаркой погоде или темпераментной публике. Но это еще не повод придираться к игроку. Главное, как он работает на поле.

- На каком языке вы там общаетесь?

- Иногда по-английски, чаще по-русски. Португальцы выучили ключевые слова: влево, вправо, сзади, бей, один... За пределами стадиона, конечно, прибегаем к услугам переводчика.

- А как у вас с английским?

- Примерно на уровне русского у наших легионеров: left, right, back…

- Не чувствуете себя своим среди чужих?

- Все-таки я дома, им – менее комфортно. Знаю, у некоторых адаптация проходила весьма болезненно. Впрочем, привыкать пришлось не только иностранцам: у клуба сменился владелец…

- С Алексеем Федорычевым часто встречались?

- Раз десять за сезон. Открытый, доброжелательный и внимательный человек без намека на пафос или миллиардерские закидоны. Он не говорит лишних слов, а занимается конкретными делами. Уже готовы новые футбольные поля в Новогорске, завершено строительство здания базы, идут отделочные работы. Обещают, по уровню комфорта там все будет, как в пятизвездочном отеле. Это из глобального. Есть примеры масштабом помельче, но не менее значимые для нас. Скажем, раньше форму после тренировок стирали самостоятельно, точнее, нагружали этим жен и подруг. Теперь стирка на балансе клуба: сдаешь грязное и получаешь чистое, отглаженное. Самолеты для чартеров стали поприличнее, останавливаемся в гостиницах высокого класса, предсезонные сборы проводим в дорогих странах. Чувствуется, благосостояние «Динамо» выросло.

ГЛАВНЫЙ ПРИЗ В ЛОТЕРЕЕ

- Еще бы результаты команда показывала достойные…

- Надеюсь, еще покажем. Я ведь продлил контракт с клубом на два года. И, поверьте, не только ради того, чтобы деньжат поднакопить.

- Куда вкладываете честно заработанное?

- В таких вопросах целиком и полностью полагаюсь на жену. Маша покупает недвижимость. Наверное, самый простой и эффективный способ сохранить накопления. Цены на жилье постоянно растут, глупо не воспользоваться.

- Правильно мыслите: денег много не бывает.

- Да я не жадный, доволен тем, что имею. Во всяком случае, на мясокомбинате за всю жизнь столько не заработал бы, сколько за год в футболе. По трамвайному билету получил главный приз в лотерее. Надо уметь ценить удачу, стараться не спугнуть ее и ничего наперед не планировать.

- Почему?

- Стоит сильно захотеть, подумать о чем-то, как все начинает рушиться подобно карточному домику. Боюсь мечтать и загадывать, чтобы не сглазить. Еще раз повторю: лучше не гневить судьбу даже за черные полосы.

- Типа?

- В прошлом году украли машину, в этом - ограбили квартиру. Неприятно…

- Воров хотя бы нашли?

- Автомобиль, к счастью, был застрахован. Правда, «Мерседес» больше брать не стал, купил «Тойоту», джип. Говорят, два раза в одну воронку снаряд не падает, но я предпочел не проверять это на собственном опыте. Кстати, увели машину буквально через день после того, как Гжебик меня со сборов выгнал... Ограбивших квартиру не поймали. Мы редко ночуем на даче, а в тот раз решили остаться. Возвращаемся и - на тебе, весь дом перевернут. И ведь даже дверь не взламывали! Очевидно, давно пасли, успели ключи подобрать…

- Много унесли?

- По мелочи прилично набежало. Деньги выгребли. Занимал до зарплаты. Даже заначки на черный день не осталось…

- Зато в этом году черную полосу сменила красная.

- То есть как?

- Два удаления с поля. Личный рекорд.

- Что любопытно, оба раза меня выгонял Александр Гвардис. Сначала в матче с «Крыльями Советов», а потом в игре с «Аланией». Показал четыре желтых карточки, которые автоматически превратились в красные. Считаю, пару «горчичников» арбитр поставил зря. Честно говоря, никогда прежде не обращал внимания, кого назначили судьей, теперь придется и этим интересоваться…

- Не все же на метлах специализироваться!

- Говорил вам, что не слишком из-за этого заморачиваюсь. Моя задача - выйти на поле и показать достойную игру, а не под нового тренера подстроиться. Впрочем, Семину, надеюсь, удастся сделать то, что не смогли его предшественники.

- С вашей помощью.

- С нашей. Всей команды.

ПРЕМЬЕР-ЛИГА

Купим игроков экстра-класса. Дорого

РЫНОК. Хотя команды премьер-лиги пока не сделали громких приобретений, кропотливую селекционную работу ведут все. Причем, руководители клубов говорят в первую очередь о готовности покупать высококлассных футболистов. За ценой никто не постоит.

Игорь Зетилов

ЧМ-2006

Жребий брошен

ЖЕРЕБЬЕВКА. «Группой смерти» сразу же после жеребьевки в Лейпциге эксперты окрестили группу С, в которую попали сборные Аргентины, Кот-д'Ивуара, Сербии и Черногории и Голландии. А вот к единственному представителю постсоветского пространства сборной Украины жребий был благосклонен: команде Олега Блохина вполне по силам выйти из группы G.

Обложка еженедельника «Советский спорт Футбол» (13 - 19 декабря 2005 года)ЛИГА ЧЕМПИОНОВ

В ритме самбы

ИТОГИ. Почти три месяца продолжался групповой турнир Лиги чемпионов. В пятницу жребий расставит 16 счастливчиков в пары, и в феврале будущего года они продолжат борьбу уже по системе плей-офф. Пока же время подвести промежуточные итоги. Каким было качество игры? Насколько справедлив исход противостояния в группах? Как проявили себя те игроки, кто в июне выйдет на поля Германии в футболках своих национальных сборных?

Иван Андрюшин

ГЕРМАНИЯ

Брожение началось

ХУЛИГАНЫ. Пока элита мирового футбола с нетерпением ожидала конца феерического шоу, предварявшего жеребьевку ЧМ-2006, полицейские службы Германии продолжали кропотливую работу по подготовке к предстоящему турниру, носящему труднопроизносимое название Fussball-Weltmeisterschaft.

Александр Кобеляцкий

АНГЛИЯ

Красный восход

«ЛИВЕРПУЛЬ». Совершив мощный рывок, нынешний обладатель Кубка европейских чемпионов неожиданно для многих вошел в число лидеров премьер-лиги. Тренер Рафаэль Бенитес убежден в том, что его подопечные наконец-то достигли пика спортивной формы и в состоянии бросить вызов самому лондонскому «Челси». Впрочем, большинство специалистов скептически воспринимают высказывания наставника «красных».

ИТАЛИЯ

Миланский стандарт

«ИНТЕР» – «МИЛАН» – 3:2. Все пять мячей в главном дерби серии А были забиты после розыгрыша стандартных положений. Соперники по разу реализовали пенальти, по разу удачно разыграли угловые. А черно-синим еще удалось с максимальной пользой для себя использовать штрафной удар, что и принесло им первую с 2002 года победу в чемпионате над красно-черными.

Александр Тараканов

ВСЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

ОТ СБОРНЫХ ДО КОЛЛЕКТИВОВ ФИЗКУЛЬТУРЫ

А ТАКЖЕ ПОСТЕР

Максим Калиниченко, полузащитник «Спартака»

ПОЛНЫЕ ВЕРСИИ ЭТИХ СТАТЕЙ И ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ ЧИТАЙТЕ В «ССФ» № 49. «ССФ» В ПРОДАЖЕ СО ВТОРНИКА, 13 ДЕКАБРЯ