Итальянцы в Испании. Испанский дневник Василия Уткина

РИСК. Переход Антонио Кассано в «Реал», являясь безусловно событием ярким, интересен тем, что его можно рассмотреть и проанализировать как человеческий поступок, то есть, абстрагируясь от надобностей собственно «Реала». И с этой точки зрения поступок рискованный.
13 января 2006 15:42
автор: Василий Уткин

«Советский спорт Футбол» № 1 (84), 10–16 января 2006 года

РИСК. Переход Антонио Кассано в «Реал», являясь безусловно событием ярким, интересен тем, что его можно рассмотреть и проанализировать как человеческий поступок, то есть, абстрагируясь от надобностей собственно «Реала». И с этой точки зрения поступок рискованный.

КРИСТИАН ВЬЕРИ

Это возможно сделать потому, что, во-первых, логика сделки понятна – Кассано один из наиболее талантливых футболистов в мире, а значит, его нужно брать и всё, когда предоставляется такая возможность, особенно уводя из-под носа мешкающих конкурентов. Ну, а во-вторых, совершенно очевидно, что комплекс проблем Реала сегодня вовсе не в том, что ему не хватало Кассано и с его приходом все-все наладится.

Первая и главная тема, которая возникает в этой связи, – что итальянцы дали испанскому футболу и что испанский футбол дал итальянцам. Большого успеха и сразу, что правда, то правда, добивался разве что Кристиан Вьери. Он заезжал в мадридский «Атлетико» когда-то на один сезон, и в том сезоне Вьери с ходу завоевал титул «Пичичи», то есть стал лучшим бомбардиром. Но даже превыше титула выглядела одна-единственная цифра из тех, на которые богата хитрая сезонная статистика всеиспанской спортивной газеты Marca: соотношение ударов по воротам, которые в том сезоне нанес Вьери, и голов составило 25 процентов. То есть голом становился каждый четвертый удар. Поразительно!

Но вот ведь что интересно: пример Вьери, вспоминающийся как самый яркий и успешный, на самом деле вряд ли можно в эти самые успехи записывать. Ведь после года в Испании Вьери захотел домой, и в его радужный пиренейский год команда Вьери, тот самый «Атлетико», опустился в середину турнирной таблицы. Кстати, тогда и подумать было странно об этом, но теперь-то мы знаем – то был первый серьезный шаг к вылету одной из самых титулованных команд Испании во второй дивизион. Разумеется, прямой связи между приходом-уходом набиравшего силу бомбардира и кризисом клуба нет. Зато опосредованная, кривая связь вряд ли подлежит сомнению. Команда, которая разбрасывается лидерами, не умеет их удержать, которая, обладая вообще таким забивалой, начинает валиться вниз – ну, что сказать хорошего про эту команду, про этот клуб?

ФЬОРЕ И КОРРАДИ

Прочим итальянцам, кажется, в Испании не сильно везло. Однако тот, кто это утверждает, примеры приводит крайне выборочно. Например, Фьоре и Корради вместе с Марко ди Вайо, которые в прошлом году пополнили «Валенсию», теперь уехали из Испании, причем, в разных направлениях. Однако является ли это однозначным примером негодности итальянцев для Лиги? Вообще-то Фьоре и Корради, во-первых, были единственным способом получить хоть что-то в счет долгов «Лацио». Когда-то римский клуб в последние дни своего финансового благоденствия, вспомните, купил у «Валенсии» Гаиску Мендьету, и с тех пор остался серьезно должен. Фьоре и Корради были разновидностью валюты; это навряд ли можно считать глубокой селекционной идеей. Да ещё и тренер, который согласился принять их в «Валенсии», – Клаудио Раньери – протянул недолго. Прошло время, и итальянцы стали «Валенсии» не нужны. Последним из команды уехал ди Вайо – он сейчас в «Монако», остальные вернулись в серию А.

Ну, и что? Опять же с трудом эту путаную историю можно считать доказательством некоей фатальной непригодности апеннинцев для пиренейских нужд. Не более чем житейская история.

КАРБОНИ, МОРЕТТИ И ДР.

А, кстати, почему мы должны забывать удивительного «деда» Амедео Карбони, которому скоро исполнится сорок один год? Который в «Валенсии» пережил уже пятерых главных тренеров и всем до сих пор нужен? Он ещё шестнадцать лет назад с «Сампдорией» выигрывал Кубок Кубков, между прочим, он в Кубке УЕФА в 1991 году играл за «Рому» против ЦСКА. Из того армейского состава, вообще говоря, не все живы, светлая им память; а Карбони – вот он, все ещё пылит по бровке туда-сюда.

И тоже – неужели это пример удачной адаптации? Нет, это история удивительного игрока, которому что-то удивительное подарила природа, и сам он изящно этим воспользовался. В 33 года он приехал в Валенсию, и успел, в частности, переписать клубный рекорд по красным карточкам…

А есть еще, например, молодой коллега и земляк Карбони Эмилиано Моретти. А был еще Кристиан Пануччи, который выигрывал с «Реалом» Кубок чемпионов. Нет-нет, это очень противоречивая практика.

Может быть, стоит вообще отдать себе отчет, что попытки выявить некоторые национальные проблемы адаптации той или иной нации в той или иной стране практически обречены? Дело тут вряд ли в национальной принадлежности. Потому, что, во-первых, адаптация все равно всегда останется процессом куда больше житейским, чем профессиональным, а, значит, больше, чем наполовину, зависит от качеств самого человека. А во-вторых, закономерность проявляется на самом-то деле в другом.

Чем сильнее национальное первенство в стране, тем труднее ее питомцам искать себя за рубежом. Мы часто говорим о том, что испанцам трудно проявить себя за границей – и объясняем это менталитетом. Мы часто говорим, что англичане редко проявляют себя за пределами своих островов, но объясняем это уже примитивизмом (в эстетическом смысле, не в ругательном) британского национального стиля (как будто бы Бекхэм, например, игрок типично британский). Вот те же итальянцы на Пиренеях – проблема ведь обсуждаемая… А кажется, что она в самой вот такой национальной постановке надуманная.

С МЫСЛЬЮ О ЗАГРАНИЦЕ

Логику подобных проблем, как мне кажется, очень удачно однажды описал Мендьета. Вот уж чью карьеру сломал не слишком продуманный и никогда самим футболистом не желанный трансфер в Италию. «Нас в Испании, – делился болью Мендьета, – никто и никогда не готовил к тому, что, возможно, нам придется играть и жить за рубежом. В то время как аргентинцы и бразильцы приступают к футбольному образованию с мыслью именно об этом. Они знают, что путешествие в Европу станет обязательной частью их жизни, если они добьются успеха».

Мысль Мендьеты достаточно глубока и при этом универсальна. Адаптация все равно останется житейским по преимуществу процессом, и всегда будут находиться люди, которые не могут найти себя вдалеке от дома. Не тем же ли самым объясняются и неудачи российских футболистов за границей, и не к этому ли сводятся рассказы неудачников? Даже при том, что к числу суперэлитных наше первенство уже давно не относится…

Случай же с переходом Кассано интересен и любопытен тем, что он типичен. Талантливые футболисты из больших чемпионатов сегодня оказываются заложниками своего рождения. Отъезд Кассано в Испанию похож на отъезд, скажем, Рейеса в «Арсенал», потому что внутри страны просто нет клуба, который мог бы купить игрока на роль примы. Слишком сложна картина взаимных влияний, слишком сильны лоббистские механизмы – суперклубы, даже если им самим футболист не слишком нужен, часто готовы сделать все, чтобы футболист не доставался конкурентам. Или вот сейчас в той самой Испании, куда прибыл Кассано, играет Фернандо Торрес, футболист выдающегося таланта. Он воспитан мадридским «Атлетико», он в девятнадцать лет стал его капитаном; внутри страны есть только два клуба, которые могли бы потянуть его трансфер без особенного финансового риска. Но в «Реал», первый из этих клубов, переход Торреса просто невозможен. В «Барселону»? Тоже затруднителен, все-таки исторический соперник «Атлетико». Но «Барселоне», в придачу ко всему, Торрес просто не нужен. Тоже ведь ситуация нормальная, может быть, Райкарду не глянулся, а может, другие варианты более притягательны. Выбор у Торреса на самом деле – или ждать, что «Атлетико» станет клубом, в котором будут удовлетворены его естественные амбиции выдающегося спортсмена (в этом возможном становлении от самого Торреса зависит немногое), или ехать за границу. То есть рисковать.

Кассано, со своей стороны, выбрал риск. И самым интересным в его высказываниях на разнообразных презентациях в качестве игрока «Реала» мне лично показались слова о том, что он просит забыть о репутации несносного мальчишки с трудным характером. Кассано приехал начинать новую жизнь, бороться за признание с чистого листа.

Если это не просто слова, то сказано очень верно.