Экс-главный тренер «Спартака» Александр Старков дал интервью латвийской газете «Неаткарига Рита Авизе», русский перевод которого опубликован сайтом tvnet.lv. Приводим самые интересные высказывания Старкова

- Как ты прокомментируешь свое решение об отставке с поста главного тренера «Спартака»?

- Я чувствую себя уверенно. По моему мнению, команда хорошо подготовлена и показывает более хорошую игру, нежели ранее. Это логично, поскольку идет прогресс. Но при сложении различных причин создалась нервозная атмосфера - давление, прежде всего, на меня. Было невозможно далее посвящать все свое внимание и знания футболу. Что это за причины? Требуется время, чтобы все оценить. Я не стану перемывать грязное белье - никогда не делал это и не стану делать и в этом случае, ни через неделю, ни через год. Ситуация была против меня. Неважно, кто в ней виноват в большей степени. Я принял решение подписать заявление об увольнении, поскольку страдала команда. Страдала команда: и я, и игроки - отношения, нервозность, напряжение… Последний матч это доказал. Многие случайности были против нас. Мы продемонстрировали хорошие достижения. Но, если нет психологической стабильности и уверенности, то в игре случаются подобные казусы. Я считаю, что в данной ситуации мое решение было правильным.

- Когда ты принял это решение? Российской прессе ты заявил, что обо всем решил еще до этого неудачного матча против «Москвы», но за несколько дней до этого ты рассказывал «Неаткариге», что примешь решение лишь в эту среду.

- Эта тяжелая ситуация была еще перед матчем с «Локомотивом», в котором мы победили, прекрасно играли, показали характер и хорошие достижения. За два дня до игры с «Москвой» я узнал, что у меня будет разговор с владельцем клуба и что разговор будет именно таким, поскольку я не видел другого пути, как исправить ситуацию.

- Если не секрет, как прошел в среду этот разговор с владельцем клуба Леонидом Федуном? Может он пытался отговорить тебя от отставки?

- Не знаю, как он оценивал эту ситуацию, поскольку человек думает одно, а говорит другое. У меня всегда были хорошие отношения с владельцем клуба, деловые отношения - мы понимаем, кто о чем говорит и за что отвечает. В принципе я был настроен однозначно, и у нас был разговор, на котором президент меня понял и принял мою отставку. Мы поговорили и расстались как друзья - в любом случае так он сообщил, и думаю, что так оно и есть.

- Ты сказал, что в последнее время чувствовал психологическое давление. С какой стороны: болельщиков, игроков, руководства клуба?

- Сложно определить, кто был катализатором, кто стал причиной, кто был провокатором. Это субъективный процесс. У меня об этом есть свое мнение, однако я хочу, чтобы оно было проверено временем. Требуется время, чтобы все проанализировать.

- Может в тот момент, когда Дмитрий Аленичев дал скандальное интервью и у него появились сторонники, тебе следовало реагировать острее?

- Я поступил так, как считал нужным. Если бы я сделал то же самое, что и футболист, то опустился бы до его уровня. Нормальные люди, даже не спортсмены, а работающие в любом другом коллективе, понимают, что это недопустимо. Я как тренер знаю, такими методами не создать команду и не создать коллектив. Можно разрушить, и это будет революция. Я работал тренером 15 лет и кое-что понимаю в это деле. Я знаю такие принципиальные вещи, которые необходимы для создания команды.

- А тебе не следовало сразу после скандального интервью Аленичева сообщить, что такой футболист в «Спартаке» играть не будет, а не ждать решения руководства клуба?

- Я могу лишь повторить то, что сказал ранее. Я поступил так, как считал нужным. Были ли это правильно или нет? Пусть мне кто-нибудь докажет, что надо было поступить иначе.

- К сожалению, теперь тебе пришлось уйти с работы. Может ты смог бы остаться на посту главного тренера, если бы поступил иначе?

- Я так не думаю. В любой ситуации надо быть честным и уважаемым, надо доверять себе. В этом случае у меня сомнений нет. Можно было что-то совершить на эмоциях, но я не считаю, что это достойно настоящего мужчины.

- Каковы твои ближайшие планы? Что ты решил делать?

- Ближайшие планы - закончить это интервью (смеется). Самое смешное то, что после последнего матча, когда прозвучала версия об отставке, мне позвонило много людей и я получил два реальных предложения о работе тренером. У меня есть эти предложения. Однако пока они не интересны, поскольку мне надо… не скажу, что отдохнуть, поскольку сезон в России только начался. Мне нужно упорядочить свое психологическое состояние и своей семьи. Моя семья наиболее остро переживала происходящее. Жена и дети мне очень помогли. Помогли сохранить самого себя.