Сергей Юран, один из самобытнейших российских форвардов 1990-х годов, ныне тренер эстонского клуба ТВМК, рассказал о своей тренерской деятельности и о том, каким он видит настоящее и будущее российского футбола как на клубном уровне, так и касательно сборной. Обо всем этом в интервью Сергея газете «Газета», интересные моменты из которого мы приводим для вас.

- Начнем, пожалуй, с самой злободневной темы - сборной. Каково ваше настроение в связи с ничьей команды Гуса Хиддинка с Израилем? Ничью ведь до матча считали равнозначной поражению?

- Некоторое разочарование есть, конечно. Я, как и многие болельщики, ждал от нашей сборной победы: если не в домашних матчах брать очки, то где?.. Но, думаю, ничего страшного не случилось. Все прекрасно понимают, что приехал специалист высокого уровня и для результата необходимы условия работы. Хиддинк об этом говорил в интервью, и я с ним согласен. Мне кажется, что команда на правильном пути, и излишняя критика игроков и тренера сейчас неуместна. Видно, что все стараются, хотят выиграть, но пока это не получается.

- Но если команда на правильном пути, то не странны ли замены, которые делал Хиддинк по ходу матча? Убрать во втором тайме с поля нападающего, который был заметен и активен в первом, - правильно ли это?

- Я думаю, он отталкивался от потенциала игроков, хорошо зная, на что они способны. Выпуская двух полузащитников атакующего плана, он хотел поймать Израиль на контратаке.

На мой взгляд, проблема нашей сборной еще и в отсутствии опытных игроков. Кроме Смертина, больше никого нет.

- Тогда надо вернуться к кадровому решению Хиддинка, который не взял в сборную Лоськова, Радимова и не выпустил на поле Титова.

- Согласен. Смертин и Алдонин во многом дублируют друг друга, команде необходим опорный полузащитник, ориентированный на атаку, - типа Радимова, Титова или Лоськова. Может быть, в матче с Израилем в этом и была ошибка тренера, поскольку команде не хватало разыгрывающего «интеллигента», способного отдать последний пас, заработать штрафной. Но радует уже то, что в матче с Эстонией урок был учтен.

- Поговорим о резерве. Молодежная команда в одном из двух отборочных матчей разгромила португальцев, показав очень хорошую игру. Досадно, что не удалось выйти на чемпионат Европы, но тот матч не стоит забывать. Эти ребята заслуживают постоянного внимания. Особенно если учесть, что прежние хорошие молодежные команды, восьмидесятых годов, например, потом растворялись в рутине среднего футбола…

- Может быть, кому-то не понравится мой ответ, но в молодежном и юношеском футболе у нас зачастую работает закон: тренер берет игрока в сборную не за футбольные качества, а за деньги. Игорь Колыванов пошел по другому пути и смог добиться результата. Его юношеская сборная выиграла первенство Европы. Он отбирал ребят сам, принимая во внимание только их физическую и футбольную форму, а не финансовые возможности семьи или агентов. И если в дальнейшем тренеры будут работать при отборе игроков так же, то и ребят талантливых будет больше и в молодежной, и во взрослой сборной. Пока же чаще всего ситуация развивается так: появляется мальчишка в сборной, а вокруг него крутятся пять-шесть агентов, которые начинают каждый на свой лад сулить молодому парню золотые горы. И он теряет голову, думая уже не о футболе и тренировках, а о деньгах и радужных перспективах. Так ребята и пропадают.

- Вернемся к стилю. Как юношеская команда Колыванова смогла выиграть чемпионат Европы, а молодежная сборная попала в число 16 лучших и чуть было не обыграла первую по рейтингу европейскую сборную своего возраста? За счет чего мы можем выигрывать?

- Во-первых, за счет самоотдачи игроков, во-вторых, за счет того, что сборную России пока никто не воспринимает как серьезного соперника. И, в конце концов, за счет серьезной и удачной работы тренера, который смог бы донести до ребят свою тактическую схему. В современном футболе схемы не главное, их, на мой взгляд, всего несколько, и две из них доминируют: 4+5+1 и 4+4+2. Главное - это не схема, а то, насколько хорошо команда выполняет установку тренера и насколько квалифицированны игроки в составе.

- Почему сейчас мало российских игроков уезжает в Европу?

- Не в обиду им будет сказано, это связанно с низким уровнем нынешнего поколения футболистов. Возьмем пример Германии, где мне довелось играть. Если в немецкий клуб отбирают игрока-иностранца, он на голову должен быть выше будущих одноклубников. Немецкие селекционеры достаточно скрупулезно относятся к выбору. Учитываются даже наследственность, заболевания во втором, третьем поколении. Немцы длительное время наблюдают за футболистом. В Германии не покупают игроков за две недели, как во многих российских клубах. В этом смысле я поддерживаю позицию ЦСКА, Валерия Газзаева и президента клуба Гинера, которые отбирают футболиста и потом следят за ним год, два, прежде чем подписать контракт.

- Российский чемпионат стал достаточно привлекательным и для самих игроков, поэтому многие и не уезжают…

- Да, но, к сожалению, наши клубы оказались заложниками ситуации. Непомерные зарплаты футболистов и бюджеты самих клубов идут им во вред. И многие хотели бы остановить эту гонку, но это очень сложно.

- Похож Юран-тренер на Юрана-игрока?

- Многие ждут от меня прежних бурных эмоций во время матча, но я сейчас другой. Я считаю неправильным кричать с тренерской скамейки, бегать, размахивать руками. Ты дал установку - теперь наблюдай, хорошо ли тебя поняли. В перерыве что-то можно изменить, но не раньше.

- У Юрана-тренера Юрану-игроку было бы легко?

- В Ставрополе у меня был игрок, очень похожий на меня. Я нашел к нему подход, и мы неплохо ладили. Ко мне в свое время тоже нужно было найти подход. Эрикссон, например, в «Бенфике» много со мной общался, в результате он понял меня, а я его. Я был готов сражаться за него.

- А история с Клаусом Топмеллером?..

- Он не хотел отпускать меня в сборную. Говорил, что Россия все равно ничего не выиграет, и этим он обижал меня как гражданина страны. Забавно, что сейчас он руководит сборной Грузии, которая вряд ли что-нибудь выиграет. Интересно, как бы он отреагировал на то, что тренер «Шальке», допустим, не отпускал бы в сборную Левана Кобиашвили?..

- От тренеров зачастую ждут повторения их футбольной манеры. Допустим, если Газзаев был нападающим, его команда должна играть в открытый футбол…

- Я с этим не согласен. Еще учась в школе тренеров, я не хотел придерживаться тактики атакующего футбола. Игра должна быть практичной и рациональной. В чистый атакующий футбол в наше время удается играть чуть ли не единственной команде - «Барселоне».

- Кто из тренеров повлиял на вас, кто заложил основу нынешнего футбольного мышления?

- Я думаю, Бобби Робсон. Именно он заложил во мне основы профессионализма, хотя мне было уже 25 лет, когда я попал в его команду. Первое время меня удивляло, что после тренировки ребята отдельно шли кто к индивидуальному тренеру, кто к тренеру по физподготовке. В «Порту» Робсон во многом направлял меня, он говорил: «Не живи только сегодняшним днем, думай о будущем - о том, кем ты хочешь быть в дальнейшем».

- Как вы оцениваете результат сборной Украины на чемпионате мира?

- У сборной Украины не была груза ответственности: выход в финальную часть чемпионата мира для нее уже был великим достижением. Кроме того, с командой работает Блохин - прекрасный специалист, в прошлом сам выдающийся игрок, а это очень важно. Он чувствует команду изнутри, по походке футболиста многое может сказать о его настрое. А контакт и отношения в команде - я сам в этом убедился - очень важны.

- Вы болели за Украину?

- Да, так как Россия не участвовала в турнире.

- Все циклы сборной России с 1994 по 2002 год запоминались по большей части не играми, а скандалами…

- На мой взгляд, у нас завышенная самооценка и чрезмерное ожидание побед. Часто игроки, приезжая на финальные стадии чемпионатов мира и Европы, надуты, как воздушный шар, своими амбициями. Зачастую они забывают о своих профессиональных обязанностях. У них напрочь отсутствует концентрация на футболе. Надеюсь, что многое в этом плане удастся изменить Хиддинку. Во всяком случае, начался цикл сложно, но без скандалов. И это вселяет оптимизм. От него мы должны ждать не столько результатов, сколько новой философии. Хотя, конечно, если не будет результатов, его работу трудно будет назвать успешной.