«Советский спорт Футбол» № 42 (125), 24-30 октября 2006 года

 ТРЕНЕРЫ. Один из самых загадочных вопросов в футбольной жизни – кто и как становится тренером. Какой игрок – сильный или посредственный? Или, вообще, человек, не игравший в футбол? И если игрок, то когда – сразу после завершения карьеры или немного погодя? Или много погодя?

Отчаянно хочется подвергнуть анализу все многочисленные случаи типизации. Разложить по полочкам, объяснить ингредиенты. В принципе, это вряд ли возможно, поскольку мы имеем дело с человеческой судьбой, а человек хоть и предполагает что-то – располагает далеко не всегда. Но проследить некоторые тропинки мы имеем полное право.

НЕСТАРЕЮЩИЙ СТАРИК

В новый сезон команду «Хетафе» вводит Берндт Шустер. Выдающийся в сравнительно недавнем прошлом игрок. Достаточно своеобразная личность – болельщики моего возраста именно на примере Шустера узнавали, что, оказывается, играть или не играть за сборную своей страны – свободный выбор каждого футболиста. Шустер не хотел. Так никому толком и не объяснил, почему. И не играл. Хотя в большом футболе протянул до тридцати шести лет.

Шустер никогда не скрывал, что собирается стать тренером. Это вызывало в широких, так сказать, кругах скепсис. Болельщики любят афористические формулировки, и сказать при случае, что из великих игроков (а Шустер был именно что великим игроком) не получаются великие тренеры – удовольствие, в котором мало кто себе отказывает.

Так вот, Шустер, закончив карьеру игрока летом 1997 года, тренером стал немедленно. Его клубом стала дюссельдорфская «Фортуна». Вторая бундеслига.

С ним, конечно, связывали амбициозные планы. Но прошел год, и «Фортуна» очнулась все в той же второй бундеслиге – на шестом месте. Ну, не пошло у человека. Годом позже Шустера призывает «Кельн», как раз вылетевший туда же. Молодой, в конце концов… Кстати, вы заметили, быстро перейти в тренеры значит помолодеть? Вот только что тебя называли ветераном, удивлялись, как ты в свои страшные 35-36 вообще ноги-то носишь да в трусы рядиться не стесняешься, а проходит годик, и стал ты вроде старше, но на тренерском мостике ты – молодой наставник! Может, еще и поэтому в тренеры многие спешат?

Так вот позвал Шустера «Кельн». Уж не знаю, какие у этого клуба были амбиции во второй бундеслиге, но навряд ли «Кельн» звал Шустера, чтобы в этом замечательном соревновании очнуться по окончании сезона четырнадцатым. Годом практика ограничилась.

УКРАИНСКИЙ И ДРУГИЕ ПРОВАЛЫ

Дальше два года простоя, а потом его зовут в Испанию. Есть там такая команда – «Херес», очень хотела раньше выйти в примеру. И сейчас тоже хочет, но тогда хотела просто жгуче. Шустер проработал два года. Не знал отказа ни в чем… Четвертое и пятое места. А выходят первые три!

Потом был донецкий «Шахтер». Видимо, тренера-иностранца хотелось любой ценой, скажем мы, глядя на результаты Шустера… Провал и тут. Бернд проигрывает чемпионат «Динамо» и не попадает в основную сетку Лиги чемпионов.

И после этого Шустер оказывается… в «Леванте»! Команде, только что вышедшей в испанскую примеру. Очень богатую. Его зовут в ту самую примеру, куда он так и не смог попасть с «Хересом». Его зовут после четырех провалов! И, знаете, «Леванте», положивший столько сил, чтобы подняться, в первый же сезон катится вниз.

МАГИЯ ИМЕНИ

Давайте сделаем здесь передышку. Вопрос возникает сам собой: как так получается, что тренеру, который нигде и никогда не показывал результата, предлагают все более и более амбициозные задачи? Что же это – магия имени? Навряд ли. Президенты клубов, как правило, реалисты, и воспоминаниями об игроцких карьерах будущих наставников жить им не свойственно. Да еще пяти разным претендентам. Может быть, это равнодушие? Нет! Каждый из звавших Шустера не скрывал своих амбиций. Может, они не интересовались его тренерским прошлым? Да просто смешно. Так что же заставляло всех этих людей закрывать глаза на результаты работы Бернда и приглашать его снова?

Я долго ломал над этим голову, честно говоря. И не могу сказать, что догадался и открыл какую-то значимую теорему про все это. Нет. Я просто вспомнил слова другого тренера, добившегося большего, чем Шустер, и почти его ровесника. Валерия Газзаева. Однажды Газзаева спросили, как он сам объясняет произошедшую с ним в жизни метаморфозу, когда из тренера, каких десятки, он неожиданно предстал настоящим маэстро, не упускающим ни одной мелочи, на равных ведущим борьбу с лучшими тренерами мира? Так вот, Газзаев сказал, что ему очень много дал год, который он провел вне тренерской работы. Во время паузы он многое понял. Выключился на момент из бесконечной гонки, и вдруг все встало на свои места.

ДРУГОЙ ЧЕЛОВЕК

Вот у Шустера был скверный послужной список. Ну и что? Ведь власть имущие в футболе не могут нанять человека ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО за послужной список. Непременно надо человеку в глаза посмотреть, поговорить с ним. Я вот думаю, что при встрече с Шустером, талантливым человеком, знающим про футбол все и стремившимся тренировать всеми фибрами души, нельзя было не подпасть под его обаяние. Не поразиться его знаниям. Он ведь и вправду много знает…

А тренировать был до определенного момента не готов.

Вылетел «Леванте». И тут же Шустера позвали в другую команду примеры – в «Хетафе». Я внимательно следил за карьерой Шустера в «Шахтере» и в командах младших испанских лиг, плюс левантинский сезон, который прошел просто на глазах. Я смотрел на работу Шустера в «Хетафе» и не узнавал его. Это был другой тренер и человек. Команда играла ровно, без спадов. Команда подходила к важнейшим матчам в наилучшей форме. Шустер виртуозно вел игру со скамейки, вовремя и тонко проводя замены.

Годом раньше тринадцатое место «Хетафе» послужило поводом пригласить тогдашнего тренера Кике Флореса в «Валенсию». Кике ушел, в «Хетафе» пришлось создавать новую команду, но Шустер стал девятым. Девятым!

И летом его кандидатуру рассматривал уже мадридский «Реал».

СЛЕДИТЕ ЗА МАНЧИНИ

Успех, который не оставлял Шустера-игрока никогда, пришел к Шустеру-тренеру девять лет спустя после начала карьеры.

Что, собственно, произошло? А ничего. Просто в какой-то момент он, видимо, созрел. Быть способным к тренерской работе, хотеть ее и УМЕТЬ быть тренером – разные вещи. Нетерпению не место. Только пройдя через неудачи, только побившись о них головой, Шустер в какой-то момент, вдруг, оказался в состоянии управлять таким сложнейшим механизмом, как футбольная команда.

Я вот видел в среду матч «Спартака» с «Интером» и нечаянно задумался: а может, и Манчини, барахтающийся с этим несчастливым «Интером» в сплошном несчастье уже третий год, может, и он еще не созрел? Он ведь тренер. И о футболе знает все. Может быть, ему нужно время?

Не забывайте, друзья, про Манчини. И этот выдающийся в прошлом игрок еще скажет свое слово, как его сказал Шустер, чью загадку мне захотелось раскрыть.