В минувшем сезоне защитник «Спартака» Роман Шишкин стал главным, пожалуй, открытием российского футбольного чемпионата. И что самое приятное — на этом теперь уже 20-летнем пареньке из Воронежа свалившаяся практически в одночасье слава ничуть не сказалась. Рома все тот же: добрый, отзывчивый, улыбчивый. Но при том на поле — настоящий гладиатор. О своей, пока еще не долгой, футбольной карьере Роман рассказал в интервью газете «Московский комсомолец», самые интересные выдержки из которого мы приводим для вас.

— Ты ведь в Воронеже начинал, верно? И даже подавал там в ходе игры со «Спартаком» мячи Титову?

— Да, там я родился, там в футбольной школе заниматься начал — по инициативе отца, который с самого рождения меня только футболистом и видел. И любовь к «Спартаку» тоже от него перенял. Ну а матч тот, в котором «Факел» наш воронежский обыграл москвичей — 1:0, а я, стоя у кромки поля, подавал мячи Егору Титову и остальным спартаковцам, и вправду никогда, наверное, не забуду.

— Говорят, твой детский тренер Сергей Крестененко был хорошо знаком с легендарным Олегом Романцевым — и именно это помогло тебе побыстрее в «Спартак» перебраться…

— Да, они с Олегом Ивановичем еще поиграть вместе успели — вот он и решил отвезти меня на просмотр в спартаковский дубль. Ну и поехали... Встречу ту до сих пор прекрасно помню — дело было в спорткомплексе «Олимпийский» во время Кубка Содружества. Ждем Олега Ивановича около раздевалок. Выходит. Крестененко и говорит: «Вот привез мальчика — посмотрите…» И мы идем к романцевской машине — большой такой джип был у него. Как вдруг Романцев ко мне обращается: «Давай-ка садись на мое место. Хочешь почувствовать себя главным тренером «Спартака» и сборной России?» Еще бы — я от такого предложения просто обалдел. Но сел, конечно… Ну а потом отправился в дубль. Посмотрели, взяли…

— Пока наконец Невио Скала, тренировавший «Спартак» в 2004-м, не перевел тебя в основной состав… Как это происходило?

— Как в сказке. Я первый год-то как в дубле стал стабильно играть — а тут вызывает меня работавший тогда с резервом Илья Цымбаларь и говорит: «Собирайся — поедешь в Тарасовку к основе». А там меня уже Скала встречает. Руку жмет: «Все, теперь тренируешься с нами». Что сказать? Я в шоке, конечно… Сыграл при итальянце и в Кубке Интертото, и в чемпионате России дебютировал.

— Но затем его сменил экс-тренер сборной Латвии Александр Старков, так не полюбившийся спартаковским болельщикам…

— У меня тоже особо теплых чувств к нему не осталось. А что хотите — почти сразу обратно в дубль отправил. Не только мне — вообще всей молодежи, и мы быстро это поняли, при Старкове ничего не светило в «Спартаке».

— И когда Дмитрий Аленичев со своим знаменитым манифестом выступил…

— …я, конечно, двумя руками его поддержал — другое дело, что голос мой в той ситуации не очень-то много значил. Очень жаль, что в результате Диме пришлось уйти из «Спартака». Авторитет у него все же в команде был огромный! Но зато Федотов в итоге главным стал.

— Это он, кстати, отговорил тебя в свое время из «Спартака» уходить?

— Да, еще с тех пор, когда Владимир Григорьевич был у нас спортивным директором, подходил и подбадривал: «У тебя есть шанс, не отчаивайся. Кто еще справа Иранека заменит, если не ты?» Старков, правда, так и продолжал не замечать меня, но зато теперь — при Федотове — мы с Иранеком вместе на поле выходим…

— И ты даже забиваешь такие красавцы-голы, как «Москве»? Кто же Шишкина, такого молодого, пробить штрафной пустил?

— Сам не понял — почему, но все от мяча отошли, только мы остались с Титовым. Он и спросил: «Ну как, забьешь?» Уверять его в этом не стал — но пробил. И забил.

— А вот в Лиге чемпионов с «Интером» чуть-чуть не повезло — помнишь, как с 40 метров в перекладину попал?

— Еще бы! Такое не забывается… Обидно было — ужас! Уж лучше бы я «Интеру» забил, наверное, чем «Москве». (Улыбается.)