Российский специалист Валерий Непомнящий тренировал различные команды в Африке и Азии. В 1990 году под его руководством сборная Камеруна вышла в четвертьфинал чемпионата мира. Последнее место работы – сборная Узбекистана. О том, почему его опыт не нужен в России, Непомнящий рассказал в интервью Алексею Андронову и Александру Шмурнову для «Газеты».

- Вы успешно тренировали разные команды в Африке, Азии, а также в Турции. Неужели ваш опыт никому не нужен в России?

- У меня нет ответа на вопрос, почему так происходит. Хотя надо заметить, что предложения от российских клубов время от времени появлялись - от ярославского «Шинника», новороссийского «Черноморца». Однако предложения поступали или в момент, когда у меня уже был контракт, или тогда, когда я не считал возможным приниматься за новое дело.

- Вы сами проявляли заинтересованность в работе в России, может быть, приглядывались, какая команда могла стать вашей? Или вас в целом устраивала ваша карьера?

- У меня была идея после окончания контракта в Корее в 1998 году не продлевать его, а вернуться домой, присмотреться полгода, подождать предложений здесь. Но ничего интересного не получилось, и пришлось снова уезжать. На сегодня у меня такая же ситуация. Опять решил вернуться и посмотреть повнимательнее на российский футбол.

- Как строятся ваши отношения с российскими коллегами?

- У меня со многими тренерами прекрасные дружеские отношения. Например, с Гаджи Гаджиевым. Я ему передавал свою команду, когда работал в Японии и не смог продолжить контракт из-за болезни жены. Мы хорошо знакомы с Юрием Семиным, Анатолием Бышовцем, с которым у нас похожие тренерские судьбы. От этих людей я, собственно, и узнаю, что собой представляет российский футбол. С молодыми коллегами я пока знаком плохо.

- Существует ли, на ваш взгляд, тренерское содружество в России? Насколько оно замкнуто, насколько готово абсорбировать новых людей, таких как вы, имеющих колоссальный опыт работы за рубежом?

- Я, наверное, не тот человек, который сможет вам ответить на этот вопрос. Он и для меня остается вопросом.

- Что из вашего огромного зарубежного опыта можно использовать у нас? Чем отличается футбол в Африке и Азии?

- Как это ни странно звучит, но футбол един, и не только игра сама по себе, но и весь футбольный мир. Хотя, конечно, Африка сильно отличается от Азии. Но взаимоотношения везде примерно одинаковые. Я для себя давно определил, что мне нужно, чтобы добиться успеха. Я вывел формулу. Первое дело – атмосфера внутри команды: отношения с игроками и отношения с помощниками. Второе - отношения с руководителями: зачастую они ставят задачи, невыполнимые для тренера, и в таком случае необходимо договариваться. Третье – взаимоотношения с журналистами: это очень важно, особенно для иностранного специалиста (например, в Китае журналисты с легкостью снимают тренера). И последнее – отношения с болельщиками: футбол - для болельщиков, и если с ними отношения не сложились, то тренера с легкостью могут снять. Только когда совпадают все факторы, можно добиться успеха.

- Вы сказали, что футбол един, но налаживать отношения с турецкими футболистами и с корейскими - это разные вещи.

- Здесь все зависит от опыта тренера. Например, в Южной Корее мне достаточно было посмотреть строго на игрока. Мой помощник это замечал, и футболиста ждали большие неприятности. В Турции ситуация была совершенно обратная. На одной из первых тренировок я сделал замечание игроку, который играл в свое время за национальную сборную. Он мне ответил: «Вы знаете, кто я? Я – Хайретин! А вы кто?» И с такими игроками можно и нужно находить общий язык. К моей гордости, Хайретин даже стал моим другом и на прощание подарил майку национальной сборной, в которой он выступал, - это дорогого стоит.

- Вы работали в странах, которые на уровне сборных в последнее время добивались выдающихся результатов (Камерун, Турция, Корея). Чувствуете свой вклад в их успехи?

- Признаться, мне повезло. В Камеруне футбол – это религия. Поколение игроков было очень ярким, и поэтому ни перед футболистами, ни передо мной не стояло других задач, кроме выхода в финальную стадию чемпионата мира, и это единство очень помогало работать. В Турцию я тоже попал в момент подъема интереса к футболу. Хотя, надо сказать, что Турция – футбольная страна.

- Многие известные нам тренеры работали в Корее. Считается, что там достаточно легко сделать команду.

- Там действительно легкоуправляемые игроки, но я бы не сказал, что легко сделать команду. Действительно, по работоспособности и дисциплинированности корейцы превосходят всех, с кем мне приходилось работать. Однако если говорить о количестве звезд, то в Китае их значительно больше. Главное преимущество корейских футболистов заключается в том, что если они поняли задачу, осознали ее, то они готовы добиваться любых целей, которые перед ними поставили. Корейцы не сильны индивидуальной игрой: там очень мало игроков-творцов. Это хорошо видно и на примере корейцев, которые появились в России, в «Зените». Они - «подносчики снарядов». Если говорить о тренерах, работавших в Корее, то первое место, конечно, у Хиддинка. Он сделал отличную команду. При этом вы не представляете, в каких тяжелейших условиях ему приходилось работать в первый год. Пресса, специалисты, болельщики - все были против него. И только благодаря поддержке федерации Кореи ему удалось доработать.

- В 1990 году, когда многие в нашей стране, собственно, впервые узнали о существовании тренера Непомнящего, ваша сборная Камеруна прошла в четвертьфинал чемпионата мира, а сборная СССР не вышла даже из группы. Какие чувства вы испытывали тогда?

- Я делал свою работу, и для меня это было важнее всего. В защиту сборной СССР хочу сказать, что в футболе судейский фактор имеет огромное значение - и знаменитый эпизод с рукой Марадоны, конечно, во многом повлиял на результат. А сборной Камеруна в первом матче с Аргентиной просто повезло, а дальше закрутилось. Чем выгодно отличаются камерунские игроки: их никогда не нужно настраивать на игру. В одном интервью камерунские игроки сказали обо мне: он не мешал нам играть. Подобные слова могли бы и обидеть, но только не в случае с камерунцами. Камерунцам зачастую не хватало дисциплины. Они двадцать минут играют, а потом начинают творить, что иногда идет вразрез с тренерской задумкой. Я считал всегда хорошим результатом, когда дисциплины хватало на 45 минут, в перерыве всегда можно было внести коррективы. У корейских игроков другая проблема: они получают задание и шаг влево, шаг вправо для них - целая проблема. Хиддинку удалось создать команду, в которой были и исполнители и те, кто «носит рояль».