ФАНАТЫ: ВЫЕЗДНАЯ МОДЕЛЬ

«Мы при-е-ха-ли, что-бы по-бе-дить»!

С НАТУРЫ. Мы продолжаем рассказывать о фанатских группировках. На этот раз наши корреспонденты получили задание влиться в самые горячие фанатские ряды  поклонников «Спартака» и «Зенита». Антон Ванденко отправился со спартаковцами в Питер, а Андрей Лялин с питерцами – в Пермь.

Антон Ванденко, Андрей Лялин

«СПАРТАК» ЕДЕТ В ПИТЕР

Попасть на выездную игру «Спартака» с «Зенитом» совсем непросто. Тут походом в кассу не обойдешься. Просочиться на «Петровский» можно только через фанклубы команд. Звоню знакомому болельщику «Спартака». В ответ слышу: «Вот тебе телефон одного парня, его Сергеем зовут, он из нашей фирмы (в переводе на русский «фирма» - сплоченная фанатская группировка со своей иерархией и распределением полномочий – Прим.ред.) и сейчас организовывает поездки».

Договариваюсь с Сергеем по телефону о встрече в метро. Никаких примет он не сообщает. Мол, сам тебя узнаю. Выбора у меня нет. Семь вечера. Стою в условленном месте. В кармане лежат заранее приготовленные полторы тысячи рублей, которые я без вопросов готов отдать за возможность прокатиться на автобусе в Питер на выходные. Проходит десять минут, Сергей не появляется. На перроне стоят еще с десяток парней, которые тоже постоянно оглядываются. А вдруг я стал жертвой розыгрыша? Наконец с эскалатора спускается высокий, щуплый и сутулый парень лет 25 и уверенно направляется ко мне. Представляется Сергеем. Я отдаю полторы тысячи. Парень берет деньги и, не пересчитывая, засовывает в карман, потом записывает мое имя в блокнотик и выдает квиток-ксерокопию с грозным кличем «Мы к вам приедем, мы ненавидим ваш сраный Питер» и эмблемой фанатской группировки G-7.

-Это все? А билет на матч?

– Это пропуск в автобус. Билет получишь в день игры. Кстати, видишь парней на перроне? – говорит Сергей, – Это они организовывают поездку. Позвонишь по указанным на квитке телефонам, кто-нибудь подскажет более точную информацию. На этом прощаемся. До ближайшей пятницы.

Остаток недели провожу в чтении гостевых книг болельщиков «Зенита». Честно сказать, прочитанное сильно настораживает: фанаты с берегов Невы обещают жестко встретить «ненавистных москалей» и навсегда покончить с «мясом» (прозвище спартаковских фанов. - Прим.ред.) Начитавшись подобных угроз, сразу звоню по указанным телефонам, боясь, что поездку отменят. Тревожился  напрасно. Мне объясняют, что для фанатов «Спартака» не существует более почетного выезда, чем вояж в Санкт-Петербург. Узнаю время и место отправки автобусов: Черкизово. Кассы стадиона «Локомотив». 20.30. Желтый автобус «Мерседес».

СТАРТ ПОД ХРУСТ ПЛАСТИКОВЫХ СТАКАНЧИКОВ

«Мерседесов» оказалась целая дюжина. Возле каждого дежурят крепкие парни, «вожаки». Отмечаюсь в списке, получаю билет на матч и ныряю в салон новенького автобуса. Мягкие кресла, персональный кондиционер, лампочка индивидуального освещения и чистые шторки на окнах сильно резонируют с привычными представлениями о фанатском выезде на  грязных, вонючих электричках или задрипанных «ПАЗиках».

В автобусе царит какофония. Кто-то уже разогревает голосовые связки, распевая любимые клубные песни и кричалки, другие предпочитают разогревать внутренности, вовсю распивая запасенный в немереных дозах алкоголь.

– Ребят, вы бы потише чуть, а то… – пытается вразумить гуляющий люд второй водитель нашего автобуса. Но, не дав ему договорить, самые «веселые» из спартачей подхватывают растерявшегося водилу и чуть ли не насильно впихивают ему в руки стакан с беленькой, приговаривая, что в питерском выезде трезвых быть не должно. Шофер отчаянно сопротивляется, и на помощь ему спешит Олег, один из руководителей фанатской бригады. Ему удается отбить водителя, которому еще полночи крутить баранку.

Через проход от меня сидят отец и сын – потомственные фанаты красно-белых. Главе семейства на днях исполнилось 47 лет, он с громогласно объявляет об обязательном подарке, который должен преподнести ему «Спартак» в виде победы над «Зенитом». Все дружно чокаются с именинником.

Под хруст пластиковых стаканов автобус медленно отправляется в путь. Опоздавших, а таковых оказывается человек десять, не ждем. Как поясняет Олег, это их проблемы.

Вскоре, устав от однообразных и плоских хохм и анекдотов про кавказцев, народ в автобусе находит новое развлечение – считать количество магазинов с гордой и многозначащей для спартаковских болельщиков вывеской «мясо». Кстати, пирожки с мясом, которые заботливо передала одному из фанов жена, сначала придаются анафеме за использование запрещенной начинки накануне сверхважной игры с «Зенитом», а затем быстро и тихо уплетаются под продолжающееся течь рекой спиртное.

ШОУ НА ШОССЕ

Знакомлюсь с Виталиком, 25-летним врачом и по совместительству преподавателем одного из столичных медицинских вузов.

- У меня жена на девятом месяце, – говорит он, – но я правдами и неправдами уговорил ее отпустить меня. Даже слив черных купил полтора кило, каких она хотела, специально выбирал! Вот через три недели родится наследник, так я его буквально с первого же матча родного «Спартака» к великому, к футболу, приобщать начну!

– Ну, это потом, а сейчас не боишься оставить жену одну?

– Чего бояться…. Куда она денется?! Она у меня тоже спартачка, и семья у меня полностью спартанская… то есть спартаковская… да не все ли равно – все за «мясо» болеют! Я жену и на стадион водил!

– А на работе из-за футбола проблемы бывают?

– Пока, тьфу-тьфу, обходилось… Главное, чтоб студенты меня в таком состоянии не видели, – говорит Виталик, известный в фанатских кругах как Доктор, и опрокидывает в себя очередную порцию спиртного.

Его заразительному примеру следуют и остальные. В итоге автобусная «камчатка», где собрались самые горячие спартачи, вскоре начинает буянить и колобродить, чем приводит в полное замешательство водителя, явно непривыкшего к подобной публике. Он, вполголоса чертыхаясь, останавливает автобус на заправочной станции километрах в тридцати от Химок. Пока наполняется бак, Олег принимает решение: подождать горе-фанатов, не успевших на автобус. Слегка остыв на свежем воздухе, ребята приходят к выводу, что запасенного алкоголя не хватит до Питера и окуппируют придорожный минимаркет. Ожидание отставших затягивается на два часа, и за это время магазин, наверное, успевает перевыполнить месячный план по продаже алкоголя и сигарет.

Между тем скучающие в ожидании отставших товарищей фанаты развлекаются тем, что… бегают со спартаковскими флагами под истошные гудки водителей по проезжей части Ленинградского шоссе. Моментально появляется милиция – видимо, забеспокоились хозяева заправки, решившие уберечь заведение от ненужных проблем. Но что могут сделать три милиционера против сорока подвыпивших фанатов? Постояв какое-то время, стражи порядка садятся в машину и убираются восвояси, а фанаты продолжают резвиться. Наконец, появляются опоздавшие. Но вместо разъяснительных разговоров их встречают теплыми объятиями и штрафной стопочкой. Все, можно трогаться в путь. На часах половина первого ночи, до игры чуть более 12 часов.

ТРИ ЧАСА В ОЦЕПЛЕНИИ

В шесть утра начинает светать. Многие уже не спят. Кто-то с бодунища потягивает заранее припасенное пивко, другие сосредоточенно всматриваются в окружающий предрассветный пейзаж, а третьи на полном серьезе предлагают поставить в видеопроигрыватель советскую киноклассику… «Бесприданницу». И ведь ставят! Вскоре  автобус напряженно пытается понять, какой же смысл заложил Островский в нетленное произведение.

Спустя два часа подъезжаем к городу. В наш салон запускают гаишника. Он проверяет билеты на матч и паспорта, а также осведомляется на счет петард и фаеров. Все невинно смотрят на мента, хотя даже младенцу известно, что пиротехнику в Питер не везет только ленивый. В плотном кольце из милицейских машин мы медленно движемся в сторону стадиона – в городе нам не разрешили высадиться.

Стадион. Закрываются ворота, плотнее смыкаются милицейские ряды. Все, назад дороги нет. Сиди себе и кукуй тут до самого матча. А это, между прочим, целых три часа! Слава Богу, хотя бы кости размять можно: расстояние между гостевыми секторами маленькое, но погулять есть где. На трибуны заходить пока бессмысленно. Во-первых, обратно уже не выпустят, даже в туалет, во-вторых, многие хотят есть и с нетерпением ждут, когда начнут работать палатки с весьма скудным ассортиментом. Несвежие хот-доги за полтинник, чуть теплый чай по 20 рублей – вот, пожалуй, и все, чем можно было вскоре поживиться.

А между тем, кто-то решал серьезные проблемы – например, как протащить все баннеры и фаера на стадион. Ребята из «Фратрии» уже без устали раскладывали на сиденьях гостевого сектора флаги, майки и листы бумаги красно-белых цветов. Намечалось что-то грандиозное.

ФУТБОЛ ПОД БАННЕРОМ

Пять минут до начала игры. Мы почти два часа украшаем отведенные нам сектора. Питерские болельщики все прибывают и прибывают. Вот и футболисты выходят на последнюю перед матчем разминку. «Спартак» почему-то оказывается под зенитовскими трибунами, а «Зенит» под нашими. Обе команды встречены оглушительным свистом. Звучит знаменитый марш и свисток к началу матча. И тут же снизу дана команда: правые и левые фланги нашей трибуны разворачивают заранее приготовленные листы бумаги, а мы сверху спускаем огромный 25-метровый баннер, содержание которого узнаем лишь дома, по интернету или газетам.

Только успели развернуть, сразу же приходится сворачивать, поэтому первый гол Титова мало кто видел. Многие принялись звонить в Москву, чтоб узнать, как же спартаковцы забили первый мяч.

Все остальные события плавно мешаются в голове: постоянное скандирование речевок, песен и лозунгов, попеременное фаер-шоу и размахивание красно-белыми флагами… Кто-то кричит: «Давай, сматывай баннер быстрей, там штрафной опасный». Другому мешает смотреть дым от фаера… Все продолжается ровно до второго гола в ворота «Зенита». Осмелев, спартаковская торсида рычит на весь «Петровский»: «Мы при-е-ха-ли, что-бы по-бе-дить!». Звучит убедительно. Спускаем еще один баннер. А спустя какое-то время Быстров к радости красно-белых фанатов и негодованию зенитовских болельщиков доводит счет до неприличного – 0:3!

МЫ СДЕЛАЛИ ЭТО!

Второй отрезок игры вновь начинается с баннерной войны. Поскольку визуальные ресурсы красно-белых фанатов истощены, борьба разворачивается в аудио-формате – кто кого перекричит или перепоет. И опять преимущество у спартаковских болельщиков! Поразительно, но самые звучные песни посвящены не «Зениту» и даже не Питеру, а… ЦСКА! Да, «Спартак» помнит врагов и даже на выездных играх не хочет забывать об унизительно долгой серии поражений от армейского клуба. Впрочем, приподнятое настроение красно-белых не смущает ни пропущенный гол в исполнении бывшего московского воспитанника Погребняка, ни то, что одновременно вместе со «Спартаком» победы добивается и ЦСКА.  Народ думает, как бы отметить событие.

Но мечтам болельщиков не суждено сбыться: словно обидевшись на позорное поражение «Зенита» в родных стенах, милиция и ОМОН явно не спешат выводить гостей из их секторов. Мы ждем целых два часа. Кто-то уже собирается ломать кресла. К счастью, нас потихоньку начинают выпускать. Правда, пока только по одному человеку… Как выяснилось позже, столь долгая задержка связана с тем, что наши автобусы подгоняли вплотную к выходам с секторов, дабы избежать столкновения с питерскими болельщиками.

Погрузились. Многие тут же засыпают – усталость после матча накатывает совершенно дикая, но силы, чтобы в сотый раз затянуть «Спартак московский, ты самый лучший…» все же остаются. «Оставшиеся в живых» тщетно ищут запасы спиртного. Но почти все было уже выпито.

Водитель трогает, и сразу металлическим голосом предупреждает, что никаких остановок у ларьков он делать не будет. Да и какие остановки, если нас еще добрых два часа за городом сопровождали милицейские уазики. Народ фыркает от неудовольствия, но сил споротивляться уже не нет никаких.

Вскоре автобус погружается во всеобщий храп. Лишь пара перекуров по «просьбам трудящихся», и в полседьмого утра воскресного дня с триумфом въезжаем в сонную столицу. Парковки у станции метро «Речной вокзал». Все. Выезд окончен. «Спартак» победил. Мы сделали свое дело.

Обложка еженедельника «Советский спорт Футбол» (17-23 апреля 2007 года)«ЗЕНИТ» ЕДЕТ В ПЕРМЬ

За шесть суток до матча звоню в «Невский Фронт».

 – Ближайший выезд, на который мы принимаем заявки – ответная кубковая игра со «Спартаком» в Москве, – отвечает мне охрипший мужской голос в трубке. – В Пермь организованной поездки не будет. Каждый будет добираться, как сможет. Кто-то на поезде из Питера поедет, кто-то через Москву. Человек 350 должно доехать.

Что ж, еду дикарем – тем интереснее! Беру билет на пятничный поезд Петербург – Тюмень, обратно на воскресный Нижний Тагил – Петербург.

ПЯТНИЦА. 90 «ЗЕНИТЧИКОВ» В ОДНОМ ПОЕЗДЕ

15:00. Уезжать повезло с самого современного железнодорожного вокзала Питера – Ладожского. На платформе замечаю шумную компанию из 30 человек. На многих зенитовская атрибутика, а кто-то просто одет в клетчатые шорты (и это при всего-то +3 на улице!) и бейсболки. Ребята неспешно потягивают пиво, фотографируются. Провожающие постепенно удаляются в направлении метро, а отъезжающие начинают грузить в вагон один за другим ящики с баночным пивом.

15:20. Основная группа «зенитчиков» – человек 25 – оказывается в плацкартном 13-м вагоне. Все билеты туда были раскуплены еще за неделю до отправления, поэтому мне пришлось взять купейные места в соседний 12-й. Я еду вдвоем с мужчиной лет 45-ти.

– А я вот тоже раньше за «Зенит» болел, в 80-е даже с друзьями на стадион ходил, – признается мой попутчик. – А теперь с работой совсем зашился, живу между двумя городами. Так что уже и «Амкар» мне как родной стал. Кстати, ты же наверняка захочешь перед матчем по городу побродить. Предупреждаю: Пермь – самый бандитский город России. Кругом мелкая шпана, на улицах по ночам гоп-стоп процветает. Так что лучше без нужды не болтайся и остальным питерским передай.

21:10. Первая большая стоянка – город Бабаево Вологодской области. Все высыпают на перрон, и становится понятно, что «зенитчиков» на самом деле гораздо больше: они не только в 13-м, но и в 10-м и в 5-м вагонах. Всего набирается человек 90.

00:20. Череповец. Проводница из 13-го вагона жалуется двум милиционерам: «Сейчас составим акт, надо всех фанатов снимать. Они туда-сюда бегают, орут, в тамбуре туалет  устроили. Обычные пассажиры уже намучились». Люди в форме  виновато опускают глаза и, переминаясь с ноги на ногу…. Наконец майор флегматично произносит: «Надо самого буйного снять с поезда, тогда и остальные успокоятся». Но и это предложение повисает в воздухе: лезть разбираться вдвоем в разгоряченный вагон милиционерам откровенно не охота. Под конец этот же майор, чтобы хоть как-то оправдаться, заверяет проводницу: «Мы передадим по рации, и в Вологде к вагону наряд побольше подтянется. Там и разберутся, что дальше делать».

00:30. Кто-то стучится в дверь купе. Открываю. Заходит парень лет 20-ти. Плотное телосложение, несколько татуировок на руках и еще одна на ноге. Протягивает руку:

– Дима.

– Андрей.

– Один едешь?

– Один.

– А у меня в 11-м вагоне место. Там тоже больше «зенитосов» нет. Давай выпьем, что ли, за знакомство, – Дима протягивает жестяную банку с пивом.

01:30. Оказывается, я не единственный в 12-м вагоне, кто едет в Пермь на футбол. Знакомлюсь с Антоном из третьего купе. В его одежде нет ровным счетом ничего, что говорило бы о принадлежности к зенитовской среде. Уже потом замечаю, как на воротнике куртки блестит небольшой клубный значок.

– Отец передал, – хвастается Антон.

Он закончил железнодорожный институт и сейчас работает связистом. Говорим о фанатских делах.

03:00. Вологда. Обещанного наряда милиции не видать. Я снова разговариваю с Антоном в коридоре. Громко смеюсь. Проводница выходит из своего купе и орет на меня: «Чего людям спать мешаешь! А ну быстро в свое купе, иначе сейчас милицию вызову!» Загреметь вместо настоящих буйных мне не хочется. Иду спать.

СУББОТА. СТОЛКНОВЕНИЕ С АБОРИГЕНАМИ

11:30. Едва проснулся, получаю предложение попить пивка. На этот раз отказываюсь: слишком жестко будет для подъема.

14:00. Киров. Стоянка поезда 25 минут, и мы с Антоном решаем сбегать в город за едой. Широкую привокзальную улицу приходится переходить буквально вброд: грязюка страшная. Заходим в кулинарию и берем пять пирожков. Все удовольствие – 25 рублей.

15:30. Дима заходит к нам в купе, и мы разговариваем часа два.

– А почему решил в футбольные фанаты-то податься? – спрашиваю.

– Так интересно ведь! Вот у меня во дворе, например, постоянно собирается компания из пацанов примерно моего возраста. Каждый день они долбают «полторашку» (пластиковую бутылку пива объемом 1,5 литра – Прим. ред.) под сухарики. Сидят нога на ногу, скучают. А у меня из-за футбола такая жизнь насыщенная!

За «Зенит» Дима катается с 2001 года.

16:00. В нашей компании прибавление: в купе заглядывает щупленький парень лет 20-ти. Зовут Андреем. Пять секунд назад он «ради прикола» спер сигнальные флажки у проводницы, и теперь прячет их под мой матрас. Но та быстро обнаруживает пропажу. Уже устав воевать с нами, проводница спокойно говорит Андрею: «Верни назад, что украл». Приходится снова лезть под матрас.

21:20. Находить себе занятие все труднее: пиво выпито, травка скурена, проводницы уже доведены до предынфарктного состояния. Впрочем, зашедшие на пару минут в мое купе двое молодых парней быстро определяются, на что потратить оставшийся до прибытия час.

– Пошли занавески «подрежем»! – говорит один другому.

– Зачем? –  задаю я дилетантский вопрос.

– Так фирменные же, «Тюмень» написано. У нас уже целая коллекция из разных поездов!

22:30. Пермь. Пока поезд ползет мимо перрона, за окном уже доносится «Сине-бело-голубые, хэй, хэй!» Это те, кто приехал на более раннем поезде.  Встречает нас и милиция. Два человека в форме спокойным шагом меряют платформу и следят, чтобы высадка фанатского десанта прошла спокойно. Какой-то подвыпивший парень в амкаровском шарфе заряжает в подземном тоннеле «Пермь! Пермь!» и «Зенит-отстой!» Наши его игнорируют: зачем размениваться по мелочам?

22:40. По толпе пробегает слух, что в пермских гостиницах не осталось мест. Тем временем окончательно оформляется наша компания. На поиски жилья отправляемся вчетвером: я, Дима, Антон и Андрей. Покупаем карту Перми и долго смеемся над названиями городских окраин. Как вам, например, перспектива пожить в микрорайоне «Кислотные дачи»?

23:20. Доходим до гостиницы «Урал» – самой большой в Перми. К удивлению, находим здесь дешевые и главное свободные двухместные номера: по 600 рублей на человека. Андрей, который в Перми уже не первый раз, вспоминает, что  в 2005-м, в «Урале» остановилось 500 наших фанатов, которые за несколько секунд разогнали группу из 30 пермских хулиганов, непонятно на что надеявшихся. Мы заполняем анкеты, берем ключи и идем обратно на вокзал: за вещами, которые оставили в камере хранения.

23:35. За разговорами быстро проходим пару километров и подходим к небольшому парку, который разбит прямо перед вокзальной площадью. Я замечаю в 100 метрах от нас подозрительную группу из 30 человек и обращаю на это внимание ребят. Решаем перейти дорогу и идти по противоположной стороне.

00:10. Забрав сумки, идем обратно. Практически в том же месте снова видим каких-то подозрительных персонажей. Только теперь их двое. Оба разговаривают по мобильному телефону и смотрят на нас с противоположной стороны. Мы спокойны: пока что соотношение сил в нашу пользу. Вдруг из темноты парка выскакивают те самые 30 человек и с криками «Из Питера? Стоять!» быстро приближаются к нам. Дима остается на месте, а мы втроем включаем максимальную скорость и бежим в направлении гостиницы, пару раз едва не угодив под машину. Андрей где-то отстал, остаемся мы вдвоем с Антоном. Пробежав метров 500, останавливаемся и оглядываемся: хвоста вроде нет. Идем уже обычным шагом по центральной магистрали города – улице Ленина. Впереди, возле супермаркета, замечаем еще одну компанию. Их, конечно уже не 30, а где-то 15, но нам от этого не легче: нас то всего двое. Ребята, пока мы переходим дорогу, сверлят глазами наши спины, а потом срываются с места. Антон соображает быстрее и снова дает стрекача, а меня окружает семь человек. Я получаю удар по затылку, а потом еще один – в скулу. Далее они переключаются на погоню за  Антоном, а я выхожу на дорогу и начинаю ловить машину. Останавливается черная «Волга».

– Откуда такой запыхавшийся? – спрашивает водитель.

– Да от местных ребят убегал. Завтра же футбол у вас – «Амкар» – «Зенит» – вот они сейчас питерских небольшими группами и отлавливают.

– А у тебя мозгов хватило ночью по городу расхаживать! – неожиданно вскипает этот с виду добродушный дядька. – Это же тебе не Питер! Провинция! Слава богу, еще так легко отделался. Ладно, говори, куда ехать надо.

01:15. Встречаемся в гостинице втроем: я, Антон и Дима. Рассказываем друг другу свои истории. Антон убежал и поймал такси, а Дима сумел убедить толпу из парка, что когда 30 человек бьют одного – это неправильно. Андрюхи с нами нет. Тревожно. Заводим будильники на два часа дня и ложимся спать.

ВОСКРЕСЕНЬЕ. К СЕКТОРУ ПОДОШЕЛ ТОЛЬКО ТИМОЩУК

13:55. Просыпаюсь от стука в дверь: на пороге Антон и Дима. У них за спинами два друга Антона: Денис и Ваня. Ребята добирались через Москву и приехали сегодня утром. Все вместе идем перекусить перед матчем в пивную. Об Андрее по-прежнему нет никаких новостей.

14:40. За столом в пивной каждый травит истории из своей фанатской биографии. Денис вспоминает, как во время одного из выездов в Махачкалу, когда «Анжи» еще играл в «вышке», местные прямо на перроне предупредили всех питерских фанатов: «Убирайте подальше свои шорты и ходите по улице только в штанах. Иначе зарежем!»

15:55. Пермский стадион, если посмотреть на него сверху, – это летающая тарелка, аккуратно приземлившаяся посреди обычных многоэтажек. Правда, чтобы попасть внутрь этой тарелки, нужно купить билет (на гостевую трибуну – 100 рублей), пройти по размытым дождем тропинкам, перетерпеть приличную давку перед секторами, а в случае с приехавшими фанатами еще и пройти тщательный досмотр. Прежде чем меня пропускают на сектор, милиционер в штатском просит показать паспорт, откуда считывает на диктофон несколько строчек: «Лялин Андрей Вадимович, 1988 года рождения, родился в Ленинграде».

16:10. Я наконец-то на секторе! Наших – человек 300. Говорят, что многие не поехали в Пермь, потому что копят деньги на следующие выезда: в Томск и Владивосток. Маршруты дорогие, но очень интересные.

16:15. Подходит Андрюха. Успокаивает: «Со мной все в порядке. Я убежал от них на вокзал, а там встретил наших. Выпил литров пять пива и про гостиницу уже забыл: проснулся на вокзале в два часа дня. Говорят, правда, местные все равно кого-то из наших поймали и сломали два ребра».

16:20. Кушев забивает за хозяев. Некоторые болельщики «Амкара» поворачиваются в сторону нашего сектора и делают характерные движения тазом, которые бы по достоинству оценил автор древней Камасутры. Мы отвечаем тем же.

16:50. В перерыве всем «зенитчикам» можно сходит в биотуалет, но большинство проводит эти 15 минут на секторе. Денис, стоящий рядом со мной,  рассуждает о нынешних взаимоотношениях зенитовских болельщиков и команды: «Надо четко понимать, что сейчас мы ездим на выезды для себя и тратим деньги тоже на себя. Даже если на гостевом секторе не будет ни одного человека, они (игроки «Зенита» – Прим. ред.) ничего не заметят. Вон Федотов недавно сказал, что не слышал, как фанаты его команды молчали в знак протеста первые полчаса игры. У наших такая же история. Им после матча даже к сектору лень подойти: ручкой пару раз из центра поля помашут и – в раздевалку.

17:15. Несмотря на отвратительную игру «Зенита», наш сектор практически не замолкает. У меня с непривычки начинает болеть горло. Чувствую, как горят отбитые ладони.

17:25. Гол Зырянова. Кому-то из наших все-таки удалось пронести файер. Теперь уже мы поворачиваемся к хозяйским секторам и делаем те же движения, что они в первом тайме. В ответ в наш сектор летит один небольшой камень. И тот не долетает: от других трибун нас отделяет один пустой сектор и ряд курсантов.

17:50. Финальный свисток. К нашему сектору подходит только Тимощук. Более того, украинец снимает футболку и бросает ее в толпу. Дальнейшая судьба трофея – загадка.

18:05. Вопреки мрачным ожиданиям, с сектора нас выпускают быстро: через 15 минут после окончания матча, как только полностью освободились остальные трибуны. Тучный подполковник командует: «Сейчас вы все разойдетесь по четырем автобусам, которые довезут вас до вокзала. До этого момента из оцепления вас никуда не отпустят. Для вашей же безопасности».

18:20. Поездка в пропитанном насквозь запахом солярки «Икарусе» получается очень веселой. Кто-то из фанатов надевает на голову противогаз, высовывается в окно и кричит на всю улицу всякие непристойности в адрес пермяков и футбольного клуба «Амкар». Прохожие отвечают взаимностью, показывая в нашу сторону средние пальцы и делая все то же движение тазом. 

18:35. На вокзале всех загоняют в зал ожидания. Один из милиционеров берет в руки мегафон и объявляет: «У кого есть гостиница – показываем паспорта и ключи, после чего выходим на улицу. Остальные остаются здесь и ждут своих поездов. Предупреждаю всех, кто еще не приобрел обратные билеты: на питерские поезда билетов больше не осталось».

ФАНАТЫ НЕ ИГРАЙТЕ С… ОГНЕТУШИТЕЛЯМИ!

19:10. Добравшись на такси до гостиницы, прохожу мимо занятного памятника. Бронзовый фотограф, на которого питерские фаны уже успели надеть «правильный» шарф, делает портрет пермяка. При этом у последнего вместо головы – дырка, а на бронзовый ободок прикреплены только уши. И подпись: «Пермяк соленые уши» (согласно легенде, жителей Пермской области стали так называть с начала работы соляных приисков в Соликамске – Прим. ред.).

22:00. Под вечер происходит самая мрачная история выезда, которая едва не заканчивается трагедией. Трое прилично выпивших молодых фанатов лет 18-20 открывают в гостинице ящик с огнетушителем и понарошку стреляют из него друг в друга. Потом один, уже всерьез, срывает с огнетушителя кран и неудачно направляет струю белого порошка прямо себе в лицо. Левый глаз моментально распухает и заплывает, боль страшная, сам парень лежит на кровати и не может оторвать руки от глаза. Приходится вызывать скорую.

– Очень сильный ожог. Последствия могут быть самыми серьезными: даже зрение может потерять. Дней семь нужно в больнице провести, – доктор настаивает, что о поезде, который отправляется через два часа, этому парню можно забыть.

С потерпевшим в больницу отправляется его друг. Что-что, а своих в беде фанаты не бросают. На привокзальной площади, где дожидается поезда большая часть «зенитчиков», бросают клич: нужно собрать деньги на лекарства и обратную дорогу парням. Собирают 1100 рублей. В Питере каждый обещает добавить еще.

23:30. Посадка в поезд. Проводницы, увидев, кого им придется везти, приходят в ужас.

– Я уже как-то раз ехала с фанатами, – вспоминает одна. – Это был настоящий ад! Дошло до того, что они из моего купе картошку в мундире украли.

Тем временем за несколько минут до отправления на перроне появляется тот самый юноша с ожогом глаза. Голова перебинтована, но страданий на лице уже меньше. Доктора отпустили-таки его из больницы, дав с собой пакет медикаментов.

02:30. На ближайшей от Перми станции – Менделеево – ссаживают с поезда фаната-безбилетника. Благо товарищи успели общими усилиями насобирать 800 рублей, чтобы не застрял малый надолго в глуши Пермской области.

ПОНЕДЕЛЬНИК. ФАЙЕР В ВАГОНЕ ПОЕЗДА

07:50. В Кирове высаживают еще одного «зенитчика». Им оказывается… парень с ожогом глаза. Собранных денег хватило только на медикаменты, а обратного билета у него не было. Милиционеры все делают очень быстро и неожиданно, так что у юноши даже нет времени захватить с собой паспорт и лекарства. Его друг, узнав об этом, на следующей же остановке выскакивает из поезда и направляется в Киров, прихватив с собой забытый другом паспорт и пакет с необходимыми препаратами. Деньги ребятам обещают прислать из Питера. Да, есть оно – фанатское братство!

15:30. В соседнем вагоне зажигают файер. Слава богу, делают это в тамбуре: легко воспламеняющегося белья поблизости нет. Но проводница и обычные пассажиры в шоке: так ведь и весь поезд можно спалить!

23:30. В Бабаево зажигается еще один файер – на этот раз на перроне. Стоящие неподалеку три милиционера с олимпийским спокойствием взирают на происходящее. Проводницы вполголоса ворчат: «Менты, как обычно, и пальцем не пошевелят. А в прошлом году, когда «Зенит» в Перми играл, фанаты вообще поезд разгромили. Был новый фирменный состав на маршруте Петербург-Свердловск – «Демидовский Экспресс». Так после этих дикарей многие вагоны пришлось на ремонт отправлять».

– Самое плохое: нас никто не предупредил, что сейчас с фанатами поедем, – подключается к разговору еще одна проводница.

06:20. Ладожский вокзал. С заспанными лицами и заторможенной реакцией, «зенитчики» выходят из вагонов и спешат в метро: многим еще нужно успеть на учебу или работу. На проводницу, которая жаловалась, что ее «не предупредили», нельзя смотреть без сострадания: она с трудом сдерживает зевоту и буквально валится с ног от усталости.

– Так ни разу и не поспала в дороге, – жалуется она подруге из соседнего вагона.

Наверное, в следующем году эта женщина уже не будет ждать, когда ее предупредят о наплыве фанатов. А сама перед началом сезона купит футбольный календарь, обведет красным маркером дату матча «Амкар» – «Зенит» и просто возьмет себе на этот день выходной.

ПРЕМЬЕР-ЛИГА

«Зенит» взял и свое, и чужое

«ЗЕНИТ» – «ДИНАМО» – 3:0. Случаен ли добротный футбол в исполнении москвичей? Позади ли этап притирки игроков в «многомиллионном» питерском клубе? Так ли уж велика разница в классе между решающими противоположные задачи соперниками? Вопросов накануне матча было предостаточно, а потому за ходом противостояния на берегах Невы наблюдали в четыре глаза сразу два эксперта «ССФ» – Юрий Иванов и Сергей Ольшанский.

Азбука Слуцкого

ЛЕОНИД СЛУЦКИЙ. О своей роли в последних успехах «Москвы» (команда с первых туров чемпионата-2007 находится в числе лидеров, составляя конкуренцию признанным авторитетам – ЦСКА и «Спартаку») главный тренер «горожан» старается не рассуждать. Может, стесняется, а может сглазить боится. Зато в остальных вопросах Слуцкий привычно откровенен. И про застолья рассуждает, не таясь, и про свою давнишнюю любовь к «Ералашу»…

Александр Боярский

ТЕМА НОМЕРА

Молчальники

ЗВЕЗДЫ. Дмитрий Сычев и Александр Кержаков в Таллине удирают от журналистов, бесстыдно сверкая пятками. Как будто кто-то кинется их догонять и брать в плен. Футболисты ЦСКА (чемпионы страны, костяк и гордость национальной сборной!) после ничейного матча с «Химками» неприступной колонной шествуют в клубный автобус, не замечая никого вокруг. Капитан той же сборной и звезда «Зенита» Андрей Аршавин после поражения от «Спартака» демонстративно жует яблоко, всем своим видом показывая, что рот занят и ему не до интервью... Примеров неуважительного отношения большинства наших, нами же взрощенных, «звезд» к прессе (а заодно – и к болельщикам) превысило все допустимые нормы. Почему они ведут себя так? Почему им не объяснили, что футбол – это не их частное дело?

Роман Вагин

ЛИЧНОСТЬ

Форвард быстрого реагирования

ВЛАДИМИР ГУРТУЕВ. Нападающий казахстанского клуба «Восток» из Усть-Каменогорска, участник матчей на Кубок УЕФА, в большой футбол пришел в… 28 лет! А до этого учился в институте, а после него – служил в самом что ни на есть специальном отряде быстрого реагирования (СОБРе) в родной Кабардино-Балкарии. Дослужился до капитана, получил медаль «За отвагу» от Бориса Ельцина и оказался… в  шоферах. А потом – футбол. Такая вот судьба!

ИСПАНСКИЙ ДНЕВНИК Василия Уткина

Середняк, который метит в генералы

«РАСИНГ». Что ни тур, то лидеры теряют важнейшие очки. Порой кажется, что именно в этом они и соревнуются, вот только титул чемпиона тогда получит проигравший. Взвешивать шансы заново после каждого тура с очередными потерями становится занятием абсурдным, если только не допустить, что не одной чемпионской гонкой жив испанский чемпионат.

Полные версии этих статей и другие материалы читайте в «ССФ» № 15. «ССФ» в продаже со вторника, 17 апреля.