НАШЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Первый вскрытый договорняк: как это было. Часть 2

КОРРУПЦИЯ. В прошлом номере «ССФ» были опубликованы откровения Николая Чуракова – капитана питерского «Динамо», в которых он вспоминал, как в 1996 году накануне матча очередного тура в зоне «Запад» второй лиги его пытались подкупить представители владикавказского «Иристона». Сегодня высказываются другие участники той истории.

Один из них Марк Рубин – известный питерский тренер, возглавлявший в середине 90-х питерское «Динамо», оказался для корреспондентов «ССФ» настоящей находкой. Рубин до сих пор отлично помнит все перипетии дисквалификации «Иристона», которая едва не обернулась для него самого большими неприятностями.

Владислав Беляков, Андрей Лялин

РАСПЕЧАТКИ ЗВОНКОВ – КАК УЛИКА

- Чтобы вам лучше понимать суть тех событий, стоит сперва рассказать, что представляло из себя питерское «Динамо» в 1996 году, – начинает рассказ Рубин. – Это была самая настоящая команда бомжей! Сборов не было, зарплату не платили, о премиальных я даже и не заикаюсь. Не скромно говорить, но все держалось только на моем энтузиазме. В восемь утра я уходил на работу и целый день проводил на стадионе. Иногда приходилось даже самому разметку на поле наносить! Футболисты постоянно подходили и жаловались: у одного жена рожала, у второго мама умирала, у третьего сестра болела. Все просили денег. Во время выездов ребята питались пирожками да пельменями. Если бы мы в такой ситуации снялись с чемпионата, то никто бы в нас камень не бросил. Но я очень не хотел, чтобы при мне развалилась старейшая команда России. Ведь ленинградское «Динамо» было основано еще в 1922 году – на год раньше московского. И мы выполнили главную задачу на сезон – доиграли чемпионат до конца.

- С чего началась история с «Иристоном»?

- У них был спаренный выезд по маршруту Гатчина – Петербург. Руководство поставило команде задачу привезти домой хотя бы одну победу. В Гатчине владикавказцы играли по честному и проиграли – 2:5. Видимо, не сомневались, что удастся договориться с нами. Благо гатчинцы им подсказали, что в «Динамо» денег не платят совсем, к тому же у капитана скоро жена рожает… За неделю до нашей игры с «Иристоном» мне стал названивать администратор «Гатчины» Сергей Рябов – раза три звонил. Спрашивал телефон Чуракова. Я поинтересовался: «Зачем он вам?» Он объяснил, что Чураков, якобы, форму не сдал (Коля ведь раньше в «Гатчине» играл). В общем, я дал им телефон.

- Подставили, получается, земляки?

- Да, они передали этот номер людям из «Иристона». Начальник владикавказцев Лазаров приехал домой к Чуракову. Коля куда-то уехал – открыла жена. Он ей сразу стал на мозги «капать»: «Пусть твой муж не будет дураком! У вас денег нет, а так хоть поживете!» Это мне потом сам Коля рассказывал.

- А когда у вас с ним состоялся разговор?

- Сразу же после встречи с «Иристоном». Матч получился очень странным. Уже в самом начале я понял, что часть ребят сдает игру, да еще и судья гостями «заряжен». На «Динамо» в то время ходило всего человек 150: ветераны футбола, болельщики со стажем и… несколько десятков пациентов психбольницы – она рядом со стадионом находилась. Все они после матча страшно ругали команду и судью. Тогда мы вместе с руководством решили выяснить, кто из своих продал игру. Вызвали к себе Чуракова. Коля признался, что «иристонцы» предлагали ему деньги, но он отказался. Наш президент Курносов сказал немедленно написать об этом в ПФЛ. На следующее утро мы собрались еще раз и отправили письмо в Москву.

- Ответа долго ждать пришлось?

- Около недели. Мне позвонил гендиректор ПФЛ Виталий Кречетов и сказал: «Марк Абрамович, мы готовы рассмотреть ваше письмо, нам тоже надоела эта грязь. Но если у вас не будет серьезных доказательств, то вы сами «сгорите», и вас просто уберут из футбола за «поклеп».

- И где вы добыли доказательства?

- У одного из наших руководителей – директора Фонда «Динамо» Александра Левина –  в милиции работал знакомый майор. Мы дали ему машину, бутылку коньяка, немного денег, и он поехал в Гатчину. Майор оказался гениальным сыщиком! Он приехал в гатчинскую гостиницу, где жил «Иристон», и обнаружил, что Лазаров был единственным, у кого в номере был телефон. Дальше майор пошел на гатчинскую АТС, где нашел распечатки звонков, которые были сделаны из этого номера на домашний телефон Чуракова. Получив на руки эти бумаги, мы обрели железные доказательства.

«ИРИСТОНЦЫ» НАМ УГРОЖАЛИ»

- Кто поехал в Москву?

- Трое: я, Чураков и Левин. Это было уже недели через две после матча. Мы сидели во дворе на Солянке, где находится ПФЛ, и пили колу. В пяти метрах от нас за соседним столиком были наши осетинские «друзья». Им бы подойти, да извиниться: глядишь, мы бы и пошли на компромисс. Но они вели себя очень нагло и были абсолютно уверены, что им никто ничего не сделает. В офис ПФЛ вызывали по очереди: сначала нас, потом представителей «Иристона». Когда они уже вышли оттуда, стали матом крыть нас и ПФЛ.

- Когда в следующий раз вас вызвали в Москву?

- Через 8 дней. На этот раз пригласили и гатчинца Рябова. Он подтвердил, что искал телефон Чуракова, но соврал, что звонил мне всего один раз. Тогда москвичам стало понятно, что Рябов в этом деле тоже замешан. Потом вызвали судью Шипко, который тогда одновременно проходил службу в конвойных войсках. Толстых его при всех «припечатал»: «Почему добавил 15 минут к основному времени? Я тебе такое устрою: на Дальний Восток у меня поедешь служить, а о футболе вообще забудешь!» Дальше стали допрашивать «иристонцев». Лазаров не знал, что у нас есть распечатки звонков, и стал врать: из гостиницы, дескать, родственникам звонил. Так и прокололся. А затем нас всех пригласили на оглашение решения. Совещание вел Симонян. Он объявил, что «Иристон» снимают с чемпионата, а потом торжественно вручил два вымпела: Чуракову – как «самому смелому игроку российского футбола», а мне – «самому смелому тренеру».

- Как отреагировали на решение комиссии «иристонцы»?

- Они прямо в коридоре стали угрожать мне, Кречетову и Толстых. Но запугать нас у них не получилось.

С «БОЙЦАМИ» РАЗГОВАРИВАЛ ГАЗЗАЕВ

- Во втором круге календарь приготовил вам выезд на Северный Кавказ…

- Это была осень, и мы сначала играли в Кисловодске, а потом должны были ехать во Владикавказ. По ходу первого матча с «Олимпом» «горим» 0:1, и я решаю выпустить вместо защитника нападающего Вадима Гончарова. И тут ко мне подходят два «братка» и говорят: «Эй, командир! Ты чего, вничью хочешь сыграть? Только попробуй, мы тебя предупредили: до гостиницы живым не дойдешь!» Я все равно выпускаю Вадика, и он первым касанием забивает гол. Матч так и заканчивается вничью. От стадиона до гостиницы – 500 метров пешком. На улице темно, освещение плохое. Если сейчас скажу, что не трусил, то совру. Конечно, было страшно. Но обошлось, слава Богу. На следующий день я позвонил Толстых, он перед выездом сам просил меня об этом. Николай Александрович посоветовал мне с Чураковым не ехать во Владикавказ на игру с «Автодором».

- И вы вдвоем улетели в Петербург?

- Да, а команда уехала на автобусе во Владикваказ. Через день я встречал их в питерском аэропорту: лица у всех бледные, никто не разговаривает. Потом мой помощник Анатолий Бугаев и администратор Дима Красницкий рассказали, что там случилось. В холле гостиницы сидят два милиционера, которые внезапно куда-то исчезают. В это время в комнату руководителей входит несколько местных, руки держат в оттопыренных карманах: «Вы сделали подлость и лишили наших детей работы. Где Чураков и Рубин?» Долго нас с Колей искали, у всех паспорта проверили. Потом командуют: «Все деньги на стол и никуда не выходите из гостиницы!» Хорошо еще оставили обратные билеты.

- Получается, звонок Толстых спас вас от больших неприятностей?

- Да. Хотя я до сих пор не понимаю, почему «иристонцы» так себя вели: я же просто написал письмо в ПФЛ, где рассказал о попытке подкупа. И все! Никаких пламенных речей, чтобы «Иристон» немедленно исключили из ПФЛ, не произносил. Лучше бы они разобрались с Лазаровым, который даже взятку не мог нормально дать. Кстати, перед игрой с «Автодором» к ребятам подошли какие-то личности, стали угрожать: «Назад вы не уедете: мы взорвем ваш автобус по дороге в аэропорт!» А в то время в «Алании» Газзаев работал. Валерий Георгиевич пришел на наш матч, по-осетински поговорил с этими «бойцами», и кажется, переубедил их: все вернулись домой живы-здоровы.

- В Петербурге вам никто не угрожал?

- Звонил кто-то, в трубку дышал. До конца 96-го угрозы еще поступали, а в 97-м история уже как-то схлынула.

ПРИНЦИПИАЛЬНОСТЬ ТОЛСТЫХ

- Вы никогда не задумывались, почему этот случай оказался единственным, когда команду исключили из ПФЛ за попытку подкупа? Это было торжество справедливости или, все-таки, сведение счетов? Ведь все знали о непростых отношениях Толстых с «Аланией»…

- Там не было никакого сведения счетов! Все держалось на принципиальности Толстых. Вообще этот человек принес колоссальную пользу нашему футболу. Именно он обязал каждый клуб установить на своем стадионе пластиковые кресла и сделать поля с подогревом. При нем появились трансферные и арендные контракты. Он очень принципиальный…

- Сейчас вы чем занимаетесь?

- Работаю директором Северо-Западного регионального центра по подготовке и лицензированию футбольных тренеров. Тренирую и консультирую несколько команд. Но полного удовлетворения нет – хочется какого-то серьезного проекта. В профессиональные команды не зовут: в нашем футболе целая очередь из тренеров стоит, которые готовы заплатить взятки, чтобы их куда-нибудь приняли на работу. А я из принципа не хочу никому платить. Сначала со мной три агента работали, искали варианты. Везде отвечали: «Да старый уже Рубин, не нужен он нам». Но я еще обязательно напомню о себе!

«ДАЕМ ПЯТЬ «ЛИМОНОВ»!»

Рассказывает защитник «Динамо»-96 Сергей Корецкий, которого тренеры команды заподозрили в получении денег от «Иристона» (Корецкий организовал пенальти в свои ворота. – Прим.ред.):

- Тот год оказался рекордным в моей карьере по числу всяких историй с «договорняками». Началось все уже в третьем туре – в матче против пятигорского «Машука». Поскольку я родился в Грозном, все кавказские команды хорошо знал. В Пятигорске так вообще играл раньше. Перед матчем ко мне подходит их администратор: «Помоги нам с тремя очками. Даем пять «лимонов»! Можешь сам результат сделать, можешь еще кого-нибудь найти». Но я сразу отказал, поскольку это была первая домашняя игра в сезоне, и очень хотелось победить. В итоге мы и выиграли – 2:0.

Через несколько туров играем подряд с «Ангуштом» и «Иристоном». «Ангушт» делает мне предложение продать матч – я снова говорю «Нет». Мы тогда проиграли 1:2, но я забил единственный гол.

«НАС ПОКУПАЛИ, МЫ ПРОДАВАЛИ»

- А вечером накануне встречи с «Иристоном» мне звонит знакомый игрок – не буду сейчас называть его фамилию, потому что он еще действующий футболист. Говорит: «Получишь «трешку» «лимонов», если организуешь пенальти». На разминке еще раз подходит, но я снова отказываюсь. И надо же такому случиться, что в конце первого тайма, при счете 1:1, я действительно организую в свои ворота пенальти! Причем ситуация совершенно глупая: соперник прокидывает мимо меня мяч, я опаздываю с подкатом и получается, что прыгаю прямо ему в ноги. Со стороны действительно могло показаться, что я сделал это специально. Марк Абрамович меня сразу меняет, а после игры подходит тот самый знакомый из «Иристона» и спрашивает: «Деньги отдать?» То есть он тоже подумал, что все специально было сделано. Я не стал ничего говорить, развернулся и ушел. В раздевалке Рубин прямо с порога начал на меня кричать: «Сколько денег взял, признавайся!» Я тоже на него накричал, открыл сумку, вывернул все карманы. Видимо, он все равно не поверил. После того случая я хотел уйти из команды, но постепенно эта история забылась.

В середине чемпионата с деньгами стало совсем плохо, и мы начали сами предлагать соперникам покупать у нас матчи. В Астрахани, например, чуть ли не всей командой подошли к одному из знакомых игроков: «Хотите без проблем три очка взять – дайте денег». Они посовещались, а потом сказали: «Вы в таблице на последнем месте идете, поэтому мы и так вас «хлопнем». Не получилось: мы уперлись и сыграли 2:2, даже вели в счете и могли выиграть.

Самый же некрасивый случай произошел во втором круге в домашнем матче против армавирского «Торпедо». У меня там друг играл – Тофик Мамедов. Мы еще в Пятигорске вместе выступали. Вечером накануне матча он мне заявляет: «Обеспечишь любой положительный результат – победу или ничью – и две тысячи «баксов» твои». «Хорошо, – говорю, – договорились. Только я сам не смогу играть – травмирован сейчас. Но я найду людей». На разминке показываю Тофику двух человек, которые не будут сегодня «упираться». Матч заканчивается 1:1. Приезжаем втроем в гостиницу, а нам руководство «Торпедо» заявляет: «Не получите вы денег. О ничьей речь не шла – нам только победа была нужна». В этот момент приходит Мамедов. Начинает извиняться, но я ему говорю: «Никогда больше не буду иметь с тобой дела и даже знать тебя не хочу».

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

Никогда бы не подумал, что матч странный!

АЛЕКСАНДР СНЫТКО. В матче «Динамо» (Санкт-Петербург) – «Иристон» (Владикавказ) он был помощником главного судьи Василия Шипко. К сожалению, сам Шипко недавно умер. А Снытко – ныне старший преподаватель кафедры физвоспитания одного из столичных вузов – на наше предложение вспомнить ту игру откликнулся сразу.

Сергей Емельянов

ПЛОХАЯ ПРИМЕТА СРАБОТАЛА

- Перед игрой не пахло грозой?

- Совершенно нет. Я вообще на этот матч попал по замене. Уж не помню, вроде тот, кто должен был помогать Шипко, «двойку» получил за какой-то матч, и за три дня до игры назначили меня. В Питер мы, все три арбитра, ехали в одном поезде, но я был в другом вагоне, поскольку билеты брал позже. Встретил нас, как положено, администратор «Динамо», отвез в гостиницу, обозначил время обеда, предложил микроавтобус для экскурсии… Все, как обычно. Кстати, когда мы поехали прогуляться по городу вместе с инспектором матча, кто-то предложил сфотографироваться у «Авроры». Я еще воспротивился, мол, плохая примета пред игрой фотографироваться, да меня на смех подняли. Вот и не верь после этого в приметы…

- Перед игрой Шипко вас как-то наставлял?

- Сказал только: «Суди, как умеешь». Если вы думаете, что кто-то мог надавить на Шипко, то вы просто Василия не знаете. Он был подполковником внутренних войск, начальником конвоя. Привык общаться с непростым контингентом, поэтому нрав у него был крутой. Мог, если что, и по физиономии… По авторитету среди судей, я только человек пять рядом с ним бы поставил.

- Игра была злая?

- Я никогда бы не подумал, что она будет предметом таких разбирательств. Вот теперь можно рассуждать, по делу ли Шипко пенальти в ворота питерцев дал, специально ли игрок «Динамо» сбивал владикавказца в соей штрафной… Понимаете, это второй дивизион. Тут не разберешь, то ли у игрока мастерства не хватает, то ли он сознательно ошибается. Это, глядя на премьер-лигу, специалист может сразу понять, что к чему. А тут непонятно, что от кого ожидать, каков уровень игроков, которых мы видим в первый и может в последний раз.

Но, кроме всего, судейской бригаде и оправдываться-то не за что, если уж на то пошло. Ведь Шипко еще в первом тайме удалил игрока «Иристона», а потом он добавил в конце игры минут 7 – 8. Не знаю, откуда идут разговоры о 15 минутах. Да и зачем бы ему вообще это нужно было делать, если бы владикавказцы его купили? Они же выигрывали 4:2, и в дополнительное время Питер забил. Да Василий бы сразу после основного времени мог свистеть, и никто бы ему ничего не доказал.

- После игры был какой-то разбор полетов?

- Так и необходимости не было. Правда, когда мы втроем покидали поле, второй помощник Юрий Аникин пожаловался Шипко, типа: «Вася, что-то ты много добавил, я весь замерз». Я-то второй тайм был на солнечной стороне, а Аникин в тени. На это Вася резко так ему: «Сколько надо, столько и дал». Аникин сразу сник.

ДОБАВЛЕННОЕ ВРЕМЯ ОТВЕЛО ПОДОЗРЕНИЯ

- Итак, матч закончился, вы вернулись в Москву…

- А через несколько дней звонок из ПФЛ: «Приезжайте срочно на КДК, ваш матч был договорным». Я приехал. Нас по одному вызывали. Ко мне не было особых вопросов. Я объяснил, что добавили так много потому, что были замены и что владикавказцы откровенно тянули время. В те времена у Толстых разговор был короткий, если что – тут же решение принимал. Его все боялись, он же человек футбольный, от него ничего не скроешь. Вышел я, значит, из кабинета и говорю Шипко: «Как хорошо, что ты столько минут добавил. Подозрение от нас отвел».

- Вы много в своей карьере отсудили. Спрошу прямо: взятки предлагали?

- Я до 2003 года судил. Одиннадцать лет, более ста матчей в первой и во второй лигах. Но взяток не было. Так, презенты после игры…

- Что за презенты? Рыба, коньяк?

- Было и это. Иногда спортивные костюмы дарили, кроссовки… А в южных городах икорку помогали купить подешевле, рыбу хорошую.

- А деньги?

- Мне – нет. А так, кто вам об этом скажет…

Обложка еженедельника «Советский Спорт Футбол» (22-28 мая 2007 года)ПРЕМЬЕР-ЛИГА

Локомотив» проскочил на «зеленый»

«СПАРТАК» – «ЛОКОМОТИВ» – 1:2. Субботнее дерби в «Лужниках» оставило массу вопросов. «Спартак» устал от лидерства? «Локомотив» поднимает «давление в котлах»? Билялетдинов окончательно затмил Лоськова? Свои ответы вам предлагают постоянные эксперты «ССФ» Юрий Иванов и Сергей Ольшанский, обменявшиеся впечатлениями по девяти ключевым моментам матча.

ПРОФЕССИЯ

Старшие по пионерлагерю

«СПАРТАК». Начальник пионерлагеря имени московского «Спартака» Владимир Федотов не раз объяснял, почему вынужден был сделать ставку на резкое омоложение состава и бросать в бой зеленых юнцов. Сегодня слово пионервожатым, тем, кто, собственно, и готовит красно-белую смену. Мирослав Ромащенко тренирует спартаковский дубль, Евгений Сидоров учит пацанов играть в футбол в клубной детско-юношеской школе олимпийского резерва.

Андрей Ванденко

ВНЕ ИГРЫ

«Шахтер» спустился под землю

СОСЕДИ. Необычное событие произошло с футболистами «Шахтера» неделю назад. 16 мая им предложили оценить, что такое настоящий шахтерский труд – команду спустили под землю на глубину 418 метров.

Артем Маслаков

ЛИГА ЧЕМПИОНОВ

Забытый герой «Ливерпуля»

ЕЖИ ДУДЕК. Снова финал Лиги чемпионов, снова - «Милан» - «Ливерпуль». Кто знает, возможно, история повторится, и дерзкие мерсисайдцы и в этот раз оставят заслуженных миланских ветеранов с носом? Одно известно наверняка – в воротах «Ливерпуля» не будет героя финала двухлетней давности поляка Ежи Дудека. Голкипер, отразивший в Стамбуле три послематчевых пенальти (!), вдрызг разругался с Рафаэлем Бенитесом, осев в глубоком запасе. «ССФ» вспоминает путь Дудека в «Ливерпуле», выделяя самые яркие его моменты.

Антон Лисин

ИСПАНСКИЙ ДНЕВНИК ВАСИЛИЯ УТКИНА

Путь «маленького Будды»

ИВАН ДЕ ЛА ПЕНЬЯ. На неделе, когда две испанские команды в потрясающем матче разыграли финал Кубка УЕФА, выбор темы для «Испанского дневника», кажется, не так уж и велик. Понятно, что писать нужно именно об этом. Но вот о чем именно? Ведь внутри этого большого события уйма тем. Вот «Эспаньол», например, уже второй год в своей истории не смог выиграть еврокубок, и оба раза проиграл его по пенальти. С интервалом в двадцать лет.

КАК ВСЕГДА – 32 СТРАНИЦЫ!

Полные версии этих статей и другие материалы читайте в «ССФ» №20. «ССФ» в продаже со вторника, 22 мая.