Главный тренер московского ЦСКА Валерий Газзаев дал интервью «Известиям». Газзаев рассказал о ситуации в его команде и о российском футболе в целом.

вопрос: Валерий Георгиевич, ваша команда сейчас не очень радует болельщиков. Что это — кризис или временное отступление? И когда ЦСКА снова будет первым?

ответ: Безусловно, за последние пять лет все привыкли видеть ЦСКА в лидирующей группе. Точнее, на первом месте, при этом ни о каком другом результате речи быть не могло. Мы ведь за эти годы выиграли десять высших трофеев. Но у любого клуба, даже самого сильного, бывают моменты, когда игра не ладится. В этом году все в комплексе совпало. Сначала — несколько судейских ошибок, когда мы в четырех играх по вине арбитров лишились очков. Далее — колоссальный травматизм. Молодежь, которую мы пытались ввести, до уровня ЦСКА пока не дотягивает. Хотя ребята стараются, трудятся. В общем, я бы не сказал, что у нас кризис. Скорее — временные трудности.

в: Спонсоры, руководители высокого ранга не звонят, не нагнетают: мол, когда же, ребята?

о: У нас есть президент клуба, и актуальные вопросы мы решаем с ним. Да и состав у нас достаточно стабильный и сильный. Новых игроков мы берем, как вы могли заметить, на перспективу. И то, что сегодня четыре футболиста доросли в ЦСКА до уровня сборной Бразилии — это огромный плюс нашему клубу. А ведь у нас еще шесть игроков сборной России, а также футболисты национальных сборных Сербии, Боснии, Литвы.

в: Кстати, по поводу бразильцев... Как вы с ними обращаетесь: больше методом кнута или методом пряника? Они ведь народ очень специфичный.

о: У любого народа свои традиции и характер. Но когда к нам приезжают легионеры, в частности, бразильцы, я говорю: вы приехали в нашу страну. Значит, обязаны уважать законы этой страны, культуру и традиции, а любить должны свою родину. В этом отношении все четко: если им что-то не нравится, они держат это при себе. Конечно, мне часто приходится индивидуальные беседы с ними проводить и не только на футбольные темы.

в: Через переводчика?

о: Да, хотя они уже многие вещи на русском знают. На теоретических занятиях, да и на поле переводчик отсутствует. Они и так все понимают.

в: Говорят, нет ни одного бразильца, у которого бы не было проблем с дисциплиной.

о: Я вам могу сказать, что за время моей работы я ни к одному бразильцу не применял серьезных санкций. Да, случаются опоздания на день-два, потому что из Бразилии достаточно долго лететь. Но у нас для таких случаев есть определенная шкала штрафов. А за какие-то другие нарушения, и я говорю абсолютно честно, ни к одному игроку никаких штрафных санкций не применялось.

в: Откроете порядок цифр?

о: Каждый день опоздания стоит пять тысяч долларов. Опоздание на тренировку — тысяча долларов.

в: А допустим желтые карточки?

о: Есть обоснованные карточки, они не штрафуются. А если футболист, например, подерется и получит пять игр дисквалификации, он и без того будет наказан. Ведь каждая игра — это минус в его заработной плате.

в: Что вы никогда не сможете простить игроку?

о: Не выполнение требований тренера, безволие. Хотя такого игрока мы, наверное, и не возьмем в команду.

в: Когда в «Зените» прямо во время контрольного матча подрались Риксен и Радимов, Адвокат их простил, только лишил россиянина капитанской повязки. А как бы вы поступили?

о: Я думаю, что это проблема «Зенита» и тренера Адвоката. Могу сказать совершенно искренне: за свою тренерскую карьеру я не видел, чтобы у меня игроки дрались. Как к этому относиться? Сложно сказать. Есть, наверное, правда и у одного игрока, и у второго, и у тренера...

в: А режим у вас футболисты нарушали?

о: Нет, такого тоже не было. Конечно, игроки должны жить полноценной жизнью и не зацикливаться на футболе. У них есть жены, дети, и в какие-то тесные рамки их ставить, думаю, нельзя. Но я могу сравнить советское время и нынешнее — сегодня игроки куда бережнее относятся к своему здоровью. Футболист понимает, что может вредить ему самому, карьере и семье. Конечно, все мы живые люди, и неприятные эпизоды бывают. Но чтобы это было системой... Нет, такой игрок просто не будет в команде находиться.

в: Не так давно ЦСКА продемонстрировал свое кулинарное искусство в одном из московских ресторанов. Если вынести за скобки ваш шашлык, кто из игроков наиболее преуспел?

о: Братья Березуцкие. Они приготовили какой-то очень вкусный салат.

в: Кстати, вы их различать научились?

о: Первое время действительно сложно было, а сейчас, конечно, различаю. Леша — чуть выше ростом, Вася — чуть плотнее. И по характеру тоже абсолютно разные люди. Алексей спокойный, Василий более темпераментный.

в: Недавно у Юрия Жиркова случилась трагедия в семье: умер отец. Тем не менее вы его выпустили на матч с «Химками»... Это было его желание или вы посчитали нужным сразу окунуть игрока в дело, чтобы он не переживал в одиночку?

о: Когда работаешь в коллективе, утрата легче переносится. Поэтому даже не обсуждалось, что он будет играть. Юра ведь — член нашего коллектива, нашей семьи, если можно так сказать. Когда мы узнали печальную весть после матча с «Локомотивом», в раздевалке стояла гробовая тишина. Никакой радости по поводу победы никто уже не испытывал. Безусловно, представители нашего клуба приняли участие и в похоронах, поехали на родину Юры в Тамбов.

Григорий Кильчичаков: когда выздоровеет Карвальо?

о: Ожидаем, что он в сентябре уже начнет тренировки с командой. У него очень сложная операция была. Поэтому процесс восстановления очень долгий. Мы надеемся на него. Он достаточно молод, ему всего 24 года, поэтому у него вся карьера впереди. Главное, чтобы Даниэль абсолютно здоровым приступил к занятиям.

в: А почему мало времени получают Таранов, Григорьев?

о: Мы даем шанс всем молодым игрокам. Но надо учитывать сегодняшний уровень притязаний ЦСКА. Естественно, что у наших молодых игроков серьезная конкуренция. Если среди них появится такой футболист, как Акинфеев, то, безусловно, он будет играть.

Александр: Когда вернется на поле Чиди Одиа?

о: У него, к сожалению, та же самая ситуация: процесс реабилитации сильно затянулся. У Чиди был разрыв крестообразной связки, после такой же травмы Олич шесть месяцев восстанавливался. Но сейчас все трудности позади. Мы ожидаем, что через три недели Одиа начнет заниматься в общей группе.

Болельщица ЦСКА: Может, вам пора отказаться от ваших любимцев? Ролан Гусев — словно из первого дивизиона, Алдонин — это вообще тихий ужас. А ведь это бывшие игроки сборной России.

о: Дело в том, что у каждого болельщика и болельщицы свои взгляды, а тренер один.

Болельщик из города Раменское: Валерий Георгиевич, вы хороший психолог, разрешите задачку. Мандрыкин — очень хороший вратарь, и, когда восстановится Акинфеев, несправедливо будет отправлять в запас Веню.

о: Мандрыкин — действительно хороший вратарь и всегда им был. Получилось так, что Акинфеева я поставил как раз тогда, когда получил травму Мандрыкин. И на протяжении почти пяти лет Игорь не подводил, был у нас первым номером. Теперь посмотрим: кто себя лучше проявит, тот и будет играть.

Денис Давыдов: Почему в ЦСКА слабая реализация стандартов? Нет людей, способных хорошо пробить штрафные и далеко выбросить мяч из аута?

о: Не каждый игрок способен выполнить штрафной. У нас эта роль была отведена Карвальо, Ролан Гусев тоже хорошо бил. Поверьте, мы достаточно много работаем над стандартными положениями, но в этом отношении еще и умение должно быть. Одному игроку это дано, другому нет.

Андрей из Эстонии: Когда смогут адаптироваться Янчик и Джанер?

о: Ну, во-первых, Янчик у нас без году неделя в команде. Он, как и Джанер, и Мамаев, и Рамон, — игрок на перспективу, это даже не обсуждается. Не сразу раскрылся Красич, не сразу Карвальо. Каждому необходима адаптация. А в том, что это талантливые игроки, нет сомнения.

Михаил Иванов: С уважением хочу поинтересоваться: в случае неудачного выступления в трех ближайших встречах вы покинете пост главного тренера?

о: Тоже с уважением Иванову отвечу: уважаемый Иванов, ничего вечного в нашей жизни не существует. Все мы на этой земле люди временные. Поэтому к отставкам надо относиться философски. Пока же, думаю, надо радоваться тем победам, которые мы имеем.

в: Хотим затронуть тему зарубежных арбитров. Многие болельщики испытывают облегчение, когда на матч назначают иностранца: дескать, потом не будет споров, кто кого купил. Вы придерживаетесь другого мнения?

о: Нет. Просто я не раз говорил, что у нас тоже достаточно хорошо могут судить. Хотя за границей позволяют вести игру на более высоких скоростях. Однажды прочитал мнение главного тренера нашей сборной, что в России футбол медленный. Я с этим абсолютно не согласен! Потому что у нас судьи играют очень большую роль. Как можно убыстрять игру, когда арбитр постоянно свистит и не дает вести единоборств? Особенно этим увлекается наш лучший судья Егоров. Он регулярно тормозит игру — наверное, хочет быть в центре внимания. Естественно, темп встречи от этого падает.

в: Наверное, вы любите английский футбол? Там как раз судьи позволяют единоборства.

о: Да, надо отдать английскому чемпионату должное — там сейчас самые сильные игроки. Хотя и испанский с итальянским чемпионаты тоже особняком стоят. А по клубам особых приоритетов нет. Я все-таки любую команду смотрю с точки зрения своей работы, не более того.

в: Не исключаете для себя возможности за границей поработать?

о: Сейчас такого желания, как лет десять назад, нет. А в 1992 году мне делалось вполне конкретное предложение из итальянской «Фоджи». Уже практически был подписан протокол о намерениях, я встречался с президентом клуба. Но потом его уволили.

в: Не жалеете?

о: Я очень рад, что сложилось именно так. Все-таки я сумел чего-то добиться в России как тренер. Кстати, вы знаете статистику: сколько процентов от общего числа тренеров добиваются успеха на национальном уровне? Два процента! А сейчас-то и вовсе жалеть не о чем. Наш футбол бурно развивается, и чемпионат становится все интереснее.