Защитник «Сатурна» Вадим Евсеев рассказал о мучительном переходе в подмосковный клуб, о том, кто будет платить штраф, наложенный на футболиста после матча с «Локомотивом». Также в интервью «Новым известиям» Вадим рассказал о главном тренере «Локомотива» Анатолии Бышовце и своем будущем после футбола. Ниже мы приводим самые интересные выдержки из этого материала.

– Вадим, перед интервью мы договорились, что я не буду расспрашивать вас про инцидент, который произошел после матча «Локомотив» – «Сатурн». Однако интересно, кто будет платить штраф – вы или клуб?

– Пока этот вопрос не обсуждался. Но я привык отвечать за свои поступки. Что было, то было. КДК принял свое решение. И, если скажут, то я готов выплатить 150 тысяч рублей из своего кармана. Из песни, как говорится, слов не выкинешь.

– Интересно, что вам сказал после этой выходки президент «Локомотива» Юрий Семин, с которым у вас отличные отношения?

– Мы общались после матча. Ничего не сказал. Либо он ничего не знал, либо… Прекрасно понимал, что слова направлены не в его адрес. И не в адрес игроков и болельщиков «Локомотива». Это было сказано одному человеку, имя которого называть не буду.

– Представим, что вы сейчас встречаете Анатолия Бышовца, главного тренера «Локомотива». Руку ему подадите?

– Нет. С ним я здороваться не буду.

– Чем он вас так сильно обидел?

– Понимаю, если бы Семин или Валерий Филатов сказали бы, что Евсеев клубу не нужен. Я бы понял. Но под руководством Бышовца я тренировался всего неделю. И вдруг он говорит, что в моих услугах не нуждается. Я ответил, что с футболом заканчивать не собираюсь. Буду с дублем тренироваться. Потом был разговор с Семиным. Он сказал: «Играй за дубль». Я ему в ответ: «Привык зарабатывать деньги, а не получать». И как раз поступило предложение от Георгия Ярцева. Я согласился на него.

– Значит, именно к Ярцеву, а не в «Торпедо» переходили?

– Ну да. Я его знаю более десяти лет. Сначала в «Спартаке» с ним чемпионство выиграл, потом со сборной поехал на чемпионат Европы. Он и Семин – мои тренеры. Попросил Ярцев помочь в «Торпедо», и я согласился, хотя были другие предложения. Но был у нас уговор. Устный. Если поступит хорошее предложение из премьер-лиги, то он не будет меня удерживать и вставлять палки в колеса.

– Но Ярцев покинул команду раньше вас.

– Вот именно. В контракт-то я пункт этот не стал заносить. А летом появились выгодные предложения от казанского «Рубина» и подмосковного «Сатурна». Я сразу обратился к руководству. Хотел уйти. Зашел к Владимиру Алешину. Он был против перехода. Я сказал, что тогда буду действовать по-другому. Выступил в прессе. В итоге торпедовцам пришлось меня отпустить.

– Почему отправились в Раменское, а не в Казань?

– Все просто. Предложение подмосковной команды было более выгодным. А так спокойно мог поехать и в Казань. Какие проблемы?

– Знаю, в торпедовском клубе были недовольны вашим скандальным интервью.

– А что было делать? Я не хотел скандала. Но меня не отпускали. Сразу скажу: в финансовом плане у меня к «Торпедо» никаких претензий нет. Все четко выполнялось. День в день. Да и Алешин – это такой человек… Да если бы его не было, то не было бы и «Торпедо».

– А как же ужасное судейство в первом дивизионе, о котором вы говорили в своем нашумевшем интервью?

– Я говорил лишь о конкретных матчах, а не о работе судей в целом. Не было бы предложений из премьер-лиги, играл бы за «Торпедо».

– Вам ведь не раз предлагали вернуться в «Спартак». Тем не менее…

– Было дело. Последний раз, когда Александр Старков тренировал. Поговорил с ним. Насколько знаю, Дима Аленичев с Егором Титовым желали моего возвращения. Но после разговора со Старковым просидел у телефона дней десять. И тишина. Когда надоело ждать, продлил контракт с «Локомотивом».

– Сейчас возвращение возможно?

– Нет. В «Спартак» берут футболистов не старше 28 лет. А мне уже за 30. Надо реально смотреть на вещи. Но если вдруг поступит предложение, рассмотрю. Хотя в «Сатурне» меня абсолютно все устраивает. Руководство, тренеры, партнеры… С такими кадрами можем бороться за медали.

– Известна история, как вы погнались в раздевалку за сербским полузащитником Огненом Короманом, который выступал за «Динамо», чтобы поговорить с ним по душам…

– Было такое. Обычный игровой эпизод. Я протягиваю руку сербу. Он мне. А потом одергивает ее и начинает материться на сербском. После матча я за ним и погнался в раздевалку динамовскую. Спасибо, что пресс-атташе «Динамо» Александр Львов меня остановил. Провокатор этот Короман. Но жизнь все расставила по своим местам. Где Короман – и где я.

– Вне пределов стадиона вы такой же эмоциональный?

– Было один раз. По молодости. Еду на машине. И вдруг чудак вылетает на встречную полосу. Нарушает все, какие только есть, правила движения. На меня несется, как сумасшедший. Если бы руль не успел повернуть – разбился. Я развернулся, догнал его. Прижал к обочине. Вышел из машины, а он испугался со мной поговорить. Закрылся в машине. Я разбил кулаком стекло. Ну, и тому лихачу немного досталось.

– После завершения карьеры чем собираетесь заняться?

– Хотелось бы стать тренером. Но если не получится, с голоду не умру. Открою спортивный бар. Буду сидеть у стойки и пиво разливать. Главное, чтобы семья не нуждалась. Но пока заканчивать с футболом не собираюсь.

– Вы в свое время даже рекламировали пиво.

– Было дело. Потом поступали другие предложения. Но мои условия рекламщиков, видимо, не устроили. Ничего страшного.