КОНКУРС «ССФ» + ЧИТАТЕЛИ

«Мне оставалось только стиснуть зубы и «пробить потолок»…»

ВЯЧЕСЛАВ МАЛАФЕЕВ. Накануне важнейшего отборочного матча с Англией на вопросы читателей ответил вратарь питерского «Зенита» и национальной сборной Вячеслав Малафеев. Зачем вратари плюют на перчатки? По какой причине голкипер не стал бы переигрывать печально известный матч с Португалией? Почему хотел бы переизбрания Владимира Путина на третий срок? Все это вы узнаете, прочитав нашу заочную «прямую линию».

текст Владислав Беляков

«ПРОПУСТИВ НА «УЭМБЛИ», ВСПОМНИЛ ПРО ПОРТУГАЛЬСКИЕ 1:7»

– Два вопроса в одном. Во-первых, что сыграло решающую роль при отражении пенальти в матче с Македонией: удача, опыт, «вратарское чутье» или что-то другое? Во-вторых, помогает ли оно – чутье – в предугадывании развития каких-то жизненных ситуаций? (Кафедра СГН)

– И удача, и опыт, и чутье. А еще – сумасшедшая поддержка болельщиков, друзей и родственников. Правда, никого из близких на стадионе не было, но все они очень переживали за меня.

Что касается второго вопроса: без интуиции, конечно, тяжело, но на ней одной далеко не уедешь – что в футболе, что в жизни. Без соответствующих знаний и опыта все равно не обойтись. Вратарское чутье, которое на поле подскажет, в какой угол лучше прыгать, вряд ли позволит мне, к примеру, выгодно вложиться в акции, если я не знаю, как правильно к этому подходить.

– Знаю, что на данный момент на вашем счету 12 (!) отбитых пенальти. В чем ваш секрет? (F.K. Vostok, давний болельщик «Зенита»)

– Наверное сюда вошли все штанги, перекладины и удары мимо. Честно говоря, я подобную статистику не веду. Но даже если цифра верна, за восемь лет моей карьеры 12 пенальти – не так много. Да и пропустил я наверняка больше, – Малафеев смеется. – Секрет? Даже не знаю. На тренировках ребята любят побить с «точки», а я каждый раз стараюсь не пропустить. Иногда получается. И все равно я не могу назвать себя специалистом по пенальти: они никогда не были моим коньком. Может, это с возрастом приходит?

– Пишу из горного Таджикистана, но болею за «Зенит» и сборную России. Мне очень интересно, что вы чувствовали, играя на таком красавце-стадионе, как «Уэмбли»? Поле матча не винили себя, что не сумели спасти команду? (Habibullo Mahmudov)

– Двоякие ощущения были. С одной стороны, как щепка в океане: в воротах – один-одинешенек, а на трибунах столько народа, да еще и болеют все против тебя – атмосфера аж давит! А с другой, чувство причастности к празднику. Особенно когда события развиваются возле твоих ворот, и все внимание приковано к тебе…

Правда, после 0:2 радужные эмоции испарились. Думал тогда об одном: главное, чтобы у ребят руки не опустились. В те моменты даже португальские 1:7 в голове всплывали – пошли опаснейшие моменты, выход один на один, да еще и гол Зырянова не засчитали…

Опустошения после финального свистка не было, но где-то внутри все равно был обижен на себя. Хоть и по первым двум мячам вопросов ко мне, считаю, быть не должно. Просто столько готовился к игре, понимал, что она может запомниться надолго, возможно, даже станет переломной в карьере, а выручить команду в нужный момент не удалось.

– Читала слова Михаила Боярского, который после игры на «Уэмбли» сказал, что болеть за сборную 17 октября бессмысленно: она даже ничью зацепить не сможет. Англичане, мол, раскрепощены, а мы зажаты и закомплексованы. А как вы оцениваете шансы сборной России в ответной игре? (Юля, Реутов)

– Я еще перед игрой в Лондоне говорил, что фактор «важного матча» наверняка закрепостит нашу команду. Так и получилось. Мы заиграли, когда нас приперли к стенке. К сожалению, таков русский менталитет: не позволяет демонстрировать все свои лучшие качества с первых минут…

Но надеяться стоит! В «Лужниках» англичане, скорее всего, будут играть от обороны и лазейку в их отлично отлаженной защите будет найти очень сложно. Но и у нас есть чем побить английские козыри: мощная поддержка болельщиков, искусственное поле. Вряд ли кто-то из англичан хоть раз в сезоне выходил на такое, а у нас футболисты и по десять выходят! Плюс дома и стены помогают. Шансы есть и не верить в нас нет причин.

– Какие слова вы услышали от Хиддинка после матча с Англией? (Федор Ткач)

– Команде тренер сказал, что мы играли в отличный футбол, даже заставили англичан обороняться у них дома, а им помогла хорошая реализация моментов и незасчитанный гол Зырянова. Но лично мне Хиддинк ничего не говорил: ни после Македонии, ни после Англии. Хотя, не скрою, было бы приятно услышать какие-то слова в свой адрес.

«РОССИЙСКИЙ ГИМН ПОЮ. НО ПРО СЕБЯ»

– Если Хиддинк поставит на игру 17 октября вас, не имеющего постоянного места в составе «Зенита», сильно удивитесь? (Марат)

– Если тебя зовут в сборную, значит, возлагают надежды. И многое будет зависеть от того, как ты покажешь себя на тренировках. А уж на них я продемонстрирую все свое желание играть за национальную команду. Так что все может быть!

– Что должно произойти, чтобы вы отказались играть за сборную? (Панчо)

– Если пойму, что не смогу больше ничем помочь сборной: хотя бы даже просто своим присутствием. Либо осознаю, что все – «fed up»: то есть, наелся футболом. Но это не про меня: мне еще 28, я только начал играть. Конфликт? Я никогда не стану ругаться с тренером или руководством. Тут все просто: либо ты выполняешь то, что от тебя требуют, либо если что-то не устраивает – уходишь и больше не возвращаешься. Оставаться и показывать недовольство тренеру – от этого лучше не будет.

– Что вы скажете в интервью после победного финала Евро-2008, в котором вам удастся отразить пенальти? (Павлов Андрей, Воронеж)

– Все началось с Македонии!

– Какая песня наиболее соответствует игре сборной России? (Alexej Erastov)

– (Нараспев) Россия – священная наша держава… Потому что «могучая сила, великая воля». Хорошие слова. Кстати, гимн я знаю наизусть и перед началом матча всегда его пою: правда, про себя. Почему не вслух? Нет, не стесняюсь. Просто это очень интимный процесс. Можно, конечно, петь вслух: кто-то скажет, вот здорово, настоящий патриот, кто-то, наоборот, рукой махнет: «А, показуха!» Но я-то пою для себя: мне это действительно придает сил. И разве это имеет значение – вслух или нет?

– Нужен ли сборной тренер вратарей? (Олег Г., Рязань)

– Сложный вопрос. Тут слишком много факторов влияет. Подход к работе с нами очень индивидуален: тренер должен знать особенности каждого голкипера, как он работает в клубе, какие упражнения и нагрузки ему нужно давать, а какие – нет. Такое ведь годами постигается. А в сборной слишком мало времени, чтобы узнать все особенности того или иного вратаря. Хотя лично мне было бы проще готовиться, приезжай со мной на сбор Михаил Бирюков (тренер вратарей «Зенита». – Прим.ред.).

«ОТ НАМЕКОВ НА СУДЕЙСТВО ТОШНИТ»

– Всем памятна игра со сборной Португалии, когда в ворота нашей сборной, которые защищали вы, влетело 7 мячей. Скажите, после такого разгрома трудно было настроить себя на следующие матчи, и повлиял ли тот матч на вашу дальнейшую игровую карьеру? (Walk86)

– Любой матч влияет на карьеру. А та игра стала для меня колоссальным опытом: не каждый вратарь может «похвастаться» таким количеством пропущенных мячей. Можно было, конечно, пожалеть себя: мол, залетало все, что летело. Но для меня это стало определенным знаком, что на старом багаже двигаться вперед уже не получится. Оставалось либо стиснуть зубы и пытаться «пробить потолок», как любил говорить Петржела, либо плюнуть на все и по инерции катиться назад. И я себя переборол. Решил – раз уж я чего-то добился, останавливаться неправильно. Да и сколько еще можно достичь! Характер помог, а еще – поддержка супруги Марины: когда надо – она говорила, когда надо – молчала. Моя жена – мудрая женщина.

– Есть матчи, которые бы вы хотели сыграть заново? (Ser)

– Может, не сами матчи, а некоторые моменты. Например, когда пропускал на последних минутах решающие мячи. Тот же поединок с португальцами, представься возможность, переигрывать бы не стал. Может, только пятый и шестой мячи постарался бы не пропустить. Пяти мне было вполне достаточно (улыбается).

– Слава, какую игру вы считаете наиболее ответственной: за честь Родины или родного города? (Анна, Санкт-Петербург).

– Вопросище, однако (пауза)… Отвечу так: когда после игр за «Зенит» приезжаешь в сборную, настроиться и отдать все силы лично мне легче, чем наоборот. Для меня всегда был очень сложен переход в обратную стадию. В эмоциональном плане, имею в виду.

– Какая главная проблема всего российского футбола?

– Да нет у него проблем! По крайней мере, серьезных. Российский футбол развивается довольно успешно, пусть и не так стремительно. Была проблемка с количеством легионеров, но вроде приняли устраивающее всех решение. Разговоры про судейство – в пользу бедных. Столько разных намеков в последнее время – аж тошнит! В целом же, каких-то препятствий дальнейшему развитию нашего футбола я не вижу.

«АРШАВИНУ НЕ ЗАВИДУЮ»

– Почему вы в последнее время редко стали выходить на поле в составе «Зенита»? (Федор Ткач)

– Есть моменты, о которых я не буду распространяться. Разумеется, игрового плана моменты – не личного. Отвечу так: не в каждой российской команде есть два равноценных вратаря, которые смогли бы безболезненно заменять друг друга в ходе сезона. Для тренера главное – результат. Когда я получил травму, и стал играть Камил (Чонтофальски. – Прим.ред.) – результат был. Адвокат, видимо, посчитал, что от добра добра не ищут, и не стал ничего менять, когда я восстановился. Более того – вряд ли и в ближайших матчах что-либо поменяется.

– Сможете ли вы долго сидеть на скамейке в родном клубе, если Адвокат и дальше будет придерживаться своих убеждений и ставить Чонтофальски? (Кирка)

– Кто знает, что будет через месяц или год? Вот и я не хочу загадывать. Остается верить и надеяться, ждать и готовиться. Буду дожидаться своего шанса.

– Были ли заслуженными два ваших удаления в матчах нынешнего чемпионата – с «Крыльями» и «Спартаком»? (Цуканов Алексей)

– С «Крыльями» точно заслуженное, а вот фол в игре со «Спартаком», думаю, тянул только на желтую карточку. Мы же получили двойное наказание: пенальти и удаление. Получается, в судействе существуют двойные стандарты, которые бы хотелось устранить. Давайте, наконец, приведем наказание за фолы вратаря в штрафной площади к общему знаменателю! Никто ведь этого не делает, все руководствуются какими-то рекомендациями. Два сантиметра в сторону – желтая, сантиметр к центру – уже красная. Я, конечно, утрирую, но это единственное правило, которое вызывает столь неоднозначную реакцию.

– Вячеслав, как насчет утверждения пана Петржелы о том, что «Зенит» никогда не станет чемпионом? (Дронго-2)

– Все в жизни меняется. В тот момент «Зенит», возможно, и не мог стать чемпионом. А в этом году, вполне может статься, это выражение перестанет быть актуальным. Увидим в конце сезона.

– Как вы думаете, «Зениту» по силам выиграть Кубок УЕФА? И кто ваш главный соперник? «Бавария»? (Barnaul)

– Как карты лягут. А вообще было бы здорово сыграть в финале Кубка УЕФА с нашим побратимом – «Шальке». Мы же матчем с ними начинали сезон (товарищеская игра состоялась в январе на «Велтинс-Арене». – Прим.ред.), с ними бы хотелось и закончить. Они, правда, в Лиге чемпионов выступают. Но мы вполне можем встретиться: если они третье место в группе займут.

– Аршавину пора на Запад? Скажите, вы не завидуете Андрею, получающему в «Зените» большие миллионы? (Прохор)

– Первый вопрос вообще-то надо Андрею адресовать. Но, на мой взгляд, нет, не пора. Аршавин ведь в России еще не выиграл того, что мог: чемпионский титул, Кубок. Вот когда они ему покорятся, тогда вполне можно будет попробовать свои силы в каком-то другом чемпионате.

А насчет денег – почему я должен завидовать? Каждый зарабатывает столько, сколько может. А меня моя зарплата в данный момент вполне устраивает.

– Адвокат, говорят, в сторону Австралии поглядывает. Вам бы хотелось с ним и дальше работать? (АС-18)

– В сборной Австралии? Интересный вопрос! – Вячеслав смеется. – А! В «Зените»? Наша команда сейчас постоянно прогрессирует, у нее большие перспективы, мы идем к большой цели. Так или иначе, все успехи связаны с тренером. Полагаю, мой ответ понятен.

– Слышал, что вы в «Зените» держите «кассу»: штрафы игроки сдают именно вам. За что Адвокат доверил вам такую честь? (АС-18)

– Ну, это не он доверил: я ведь и раньше был таким командным кассиром. Скорее Дик просто согласился с тем, что эту роль выполняю именно я. Почему я? Видимо, ребята доверяют (смеется).

– Как вы считаете, среди москвичей могут быть настоящие болельщики «Зенита»? (Решетова Марина, Москва)

– Я знаю, что такие есть. Их, правда, не так много, как в Питере. Пятьсот-тысяча, может, больше.

– Очень мало информации об Александре Спиваке. Что с ним, играет ли где-нибудь? (Голос из Петербурга)

– Спивак созванивается с Владом Радимовым, который нам и рассказывает последние новости из жизни Саши. Насколько я знаю, он решил закончить карьеру футболиста.

– Как относитесь к идее проведения футбольного матча между «Зенитом» и хоккеистами СКА? Читал в «Советском спорте», что и Дик Адвокат и Барри Смит (главный тренер СКА. – Прим.ред.) – за, чтобы такой матч состоялся. А деньги отдать на благотворительность. (Дрозд, Питер)

– Если на благотворительность, то почему бы и нет? Главное, чтобы это не мешало процессу подготовки обеих команд. После окончания сезона? Да с радостью! Мне было бы интересно принять участие в таком шоу.

– Скажите, пожалуйста, как вы работаете над таким компонентом игры, как игра на выходах? Мне кажется, это ваша слабая сторона… (Романов Сергей Олегович, Петербург)

– Я, к сожалению, не обладаю ростом 192 см, как Камил: я на семь сантиметров ниже. Рост-то и не позволяет мне каждый раз выигрывать борьбу с мощными форвардами соперников. Вот как с этим бороться? Это все равно, что Аршавину пытаться перепрыгнуть Крауча, к примеру.

Конечно, слабые стороны нужно подтягивать, и я стараюсь это делать, но куда эффективнее оттачивать сильные.

– Что чувствуете, когда пропускаете голы не по своей вине, а например, из-за оплошности защитника? (Andrei Mihailovich)

– Пропускать всегда неприятно, но я хорошо знаю цену ошибки, а потому никогда не буду никого обвинять. Ну, ошибся защитник, что ж его, убить за это?

– После игры, когда Вы ложитесь спать, прокручиваете ли в голове моменты прошедшего матча? Я сам вратарь (любитель, к сожалению), и для меня интересна психология вратаря и как лучше готовится к играм психологически. (Хайлов Антон)

– Да они, эти моменты, сами собой прокручиваются, как кино… Что касается психологии, лучше всего поступить в пединститут на соответствующую кафедру. Сам пока от советов воздержусь. Вот получу специальное образование – я как раз сейчас к этому иду – тогда и буду давать профессиональные советы.

– Если бы вам предложили продолжить карьеру в зарубежном клубе, где бы вы хотели выступать? (M. D.)

– В «МЮ». Очень нравится английский футбол и эта команда. Если буду регулярно играть за сборную, а она сама выиграет что-то серьезное, могу и дождаться приглашения. По крайней мере, я в это верю. Но пока надо что-то серьезное выиграть с «Зенитом».

– Кого из нападающих больше всего опасаетесь? (M. D.)

– Как ни странно, не форварда, а защитника. В этом плане очень не люблю Колодина: часто он мне забивает. Я уже даже говорил: купите Дениса в «Зенит», чтоб он меня только на тренировках огорчал.

«ВРАТАРЬ РЕСПУБЛИКИ»? НЕТ – «ЗЕМЛЯ И ГЛИНА»!»

– Вы производите впечатление спокойного и уравновешенного человека, как на поле, так и вне его. Вас что-то может вывести из себя? (Виктор Сермус)

– Зависит от ситуации, моего эмоционального состояния, накопившейся усталости. В общем, если все факторы так неудачно совместятся, могу и какой-нибудь неадекватный поступок совершить. С пятого этажа я, конечно, не прыгну, или, например, с поля не уйду посреди матча, но что-нибудь резкое могу сказать. А к примеру, если увижу, что на моих глазах обижают женщину, могу и ударить хама. Но все-таки придерживаюсь мнения, что все можно решить словами.

– Вам приходилось драться на поле? (Игорь Грушин)

– Было дело. В 98-м играли с дублерами ЦСКА, и игрок армейцев Копейкин прыгнул в меня двумя ногами. Я разозлился, полез на него, пытался достать его ударами, но нас стали разнимать, и противнику досталось лишь вскользь. Нас обоих удалили, да еще и по пять матчей дисквалификации впаяли. В общем, после того случая драться мне совсем не хочется.

– Если бы решили написать автобиографическую книгу, как бы ее назвали? «Вратарь республики», наверное? (Александр Беляков, Новосибирск)

- Думаю, скромнее: «Земля и глина», – смеется Малафеев. – Большую часть жизни ведь в земле проводишь. Но, если честно, писать о себе не хочется. Да и пишется уже книга: о питерской школе вратарей. Одна проблема: начали три года назад, а конца все не видно. Никак не могу заставить людей, с которыми мы над этой книгой работаем, ее закончить.

– Интересуетесь ли Вы политикой? Кого бы хотели видеть на посту президента России, когда срок В.В. Путина закончится? (Решетова Марина, Москва)

– Интересуюсь, как любой гражданин России. Если бы Владимир Владимирович мог выдвинуть свою кандидатуру на третий срок, обязательно бы проголосовал за него. При Путине у нашей страны появились определенные успехи в экономике, социальном развитии. Но поскольку третий срок невозможен, хочу, чтобы президентом стал кто-то из его движения. В общем, я за стабильность. Кстати, и сам бы пошел в политику: мне это интересно. Но, конечно, после завершения карьеры.

– Вы или кто-нибудь из игроков «Зенита» когда-нибудь занимались благотворительностью? (Решетова Марина, Москва)

– Андрей Аршавин частенько ездит в детские дома. Мы с одноклубниками тоже регулярно проводим различные мастер-классы, подарки какие-то привозим. На улице, бывает, могу помочь какой-нибудь старушке. К сожалению, много сейчас развелось «профессиональных нищих». Причем отличить их от людей, которые действительно нуждаются в помощи, тяжело. Но я, как мне кажется, научился.

– Вас узнают на улице? (Решетова Марина, Москва)

– Да, узнают. Сегодня, например (наша беседа состоялась 8 октября. – Прим.ред.), домой возвращался – попросили автограф. Дал, разумеется.

– Когда вы в последний раз ездили в метро? (Решетова Марина, Москва)

– Месяца три-четыре назад. Отвозил свою «Инфинити» в салон, чтобы там кое-чего в оснащение добавили. И чтобы никого из родственников или друзей не напрягать, решился спуститься в подземку. Ехал от Ломоносовской до Пионерской (неближний путь – минут 30 езды. – Прим.ред.). Так на одном из переходов немножко заплутал, и спросил дорогу у какого-то парня. Примерно такой диалог у нас состоялся: «А вы вратарь «Зенита» Вячеслав Малафеев?», «Да»,  «А что вы делаете в метро?» Сильно, наверное, он удивился. Но дорогу все-таки показал, – Вячеслав улыбается.

«ХОЧУ ПОПРОБОВАТЬ СЕБЯ В ЖУРНАЛИСТИКЕ»

– Скажите, зачем вратари иногда плюют на перчатки? Это суеверие какое-то? (Решетова Марина, Москва)

– Хороший вопрос, – Малафеев смеется. – Обычно это делается по двум причинам. Во-первых, привычка, а во-вторых – перчатки пересыхают. Приходится таким образом их смачивать. А по поводу примет: в течение ближайших четырех-пяти матчей внимательно понаблюдайте за футболистами, заметите много интересного. В том числе и у меня.

– Кого из одноклубников вы считаете настоящим другом? Как получилось, что Александр Кержаков стал вашим кумом? С ним вы часто общаетесь? (Simplex)

– У меня нормальные, ровные отношения со всеми одноклубниками. Но ближе всего общаюсь с Сашей Горшковым. А с Кержаковым время от времени перекидываемся смс-ками. Зато когда встречаемся в сборной, успеваем наобщаться вдоволь… Был период, когда Саша жил недалеко от нас с Мариной, часто ходил к нам в гости. Тогда мы и предложили ему стать крестным Ксюши. Кстати, наши жены тоже до сих пор общаются.

– Расскажите о своей коллекции холодного оружия (Коляныч).

– Да ее, этой коллекции, толком и нет: несколько мечей, ножей, да огнестрел – всего-то экземпляров десять. В основном подарки друзей да средства самообороны. Я всегда акцентировал на этом внимание журналистов, но им, видимо, интереснее писать, что у меня целая коллекция! (смеется)

– Известно, что вы любитель поиграть в шашки. С кем в последний раз играли? (Панчо)

– Да, шашки люблю – они развивают логическое мышление. Начал играть в них с пяти лет – отец привил. В детстве с братом рубились будь здоров. А последний раз играл в конце июля – за день до матча с московским «Спартаком». Причем прямо на зенитовской базе, после тренировки! Противостоял мне чемпион мира по шашкам Александр Георгиев. «Свели» нас журналисты питерской редакции «Советского спорта». Хоть и проиграл я чемпиону оба раза, сражался, думаю, достойно – мне игра понравилась. Мы, кстати, еще договорились на матч-реванш: пробить друг другу серию пенальти. Обязательно эту идею осуществим. Правда, наверное, только после окончания чемпионата – сейчас времени нет.

– Не хотели бы попробовать себя в роли телекомментатора? (Русин Ярослав, Солнечногорск)

– А я уже пробовал – в начале сезона-2004. Вместе с Геннадием Орловым мы комментировали два домашних матча «Зенита»: против «Ротора» и «Рубина». Я тогда не играл из-за перелома руки. Было интересно, но заниматься этим не стал бы – не мое. Хотя вот после окончания карьеры с удовольствием попробовал бы себя в роли пишущего журналиста. Но только попробовал бы.

– Вы сами когда-нибудь забивали? (Павел Авдонин)

– Забивал – в 95-м на юношеском турнире в Манчестере, куда ездил со школой «Смена». Был последний матч, который уже ничего не решал: полевой игрок встал в ворота, а я пошел в поле. Выиграли мы тогда 5:0 или 6:0, я забил два мяча, и на мне еще пенальти сделали. А в январе этого года играл на рождественском турнире рок-музыкантов – там «АукцЫон» был, «Кукрыниксы», «Текиладжазз». Вышел защитником, забил гол.

– Как планируете отдохнуть этой зимой?

– С детьми, супругой и родителями поедем в Эмираты, а после Нового года – в Италию.

– Ваше любимое место в Питере? (Alexej Erastov).

– Там, где хорошо моим родным. Они любят Крестовский остров, где скоро построят новый зенитовский стадион: там отличный парк развлечений, к тому же очень красиво.

«СБОРНОЙ РОССИИ НУЖЕН ВОР В ЗАКОНЕ!»

Вячеслав Малафеев – человек с юмором. По ходу нашей беседы вратарь не мог удержаться от смеха и шуток. Наиболее яркие ответы мы собрали в отдельный блок.

– Какой голландец круче – Хиддинк или Адвокат? (Бабкин Павел)

– А по каким параметрам оценивать: у кого тачка круче или кто круче матом ругается? Если второе, то Адвокат: у него выражения позаковыристее. Самое любимое: «форт хордоме» – это известное голландское ругательство.

– Кого из иностранных футболистов, играющих в премьер-лиге, вы бы взяли в сборную России? (Русин Ярослав, Солнечногорск)

– Жо, Вагнера, Карвальо, Дуду. А еще и всех аргентинцев из «Москвы» до кучи. Это уже совсем нероссийская сборная получится, но сыграет неплохо. Они, правда, все атакующего плана. Но ничего: без защиты будут играть и без вратаря.

– Кто может возглавить сборную России, если Хиддинк уйдет в «Челси»?

– Наверное, Аршавин. Но согласится ли он? Зарплата игрока выше, чем у тренера сборной. Хотя кто знает, сколько Хиддинку платят? Шутка, конечно.

– Какой игрок нужен сборной России, чтобы она стала чемпионом мира?

– Какой-нибудь вор в законе: чтоб всех на поле запугивал. А лучше, чтоб он еще и с автоматом был. Сразу бы соперников мочил. Какой вопрос – такой ответ.

– Охарактеризуйте в трех словах российский футбол. (Павел Авдонин)

– Инвестиции, развитие, иностранцы. Получается финансовое развитие иностранцев, – вратарь заливисто смеется.

– Вы верите в НЛО? (Фисташка, г.Тула)

– Никогда не видел, но, наверное, есть. Я одно время даже «Секретные материалы» с большим удовольствием смотрел. При этом самому встречаться с пришельцами как-то не хочется.

Санкт-Петербург

По традиции по окончании коллективного интервью Вячеслав выбрал три лучших вопроса с тем, чтобы порадовать их авторов сувенирной продукцией «Советского спорта» и собственными автографами. Повезло Марине Решетовой (вопросы о политике и перчатках) и Павлу Авдонину (вопрос о снайперских успехах вратаря Малафеева). Просим победителей позвонить в редакцию по телефону 637-64-95 или прислать письмо с указанием своего точного адреса по электронной почте – vagin@sovietsport.ru.

СБОРНАЯ РОССИИ

Время отдавать долги!

МАТЧ ГОДА. Значение поединка 17 октября для нашей сборной переоценить невозможно. На кону – ни больше, ни меньше – шанс не остаться в стороне от главного турнира континента, но на пути англичане, силу которых россияне уже ощутили. По плечу ли дружине Гуса Хиддинка расквитаться с обидчиками за лондонское фиаско и, что называется, выйти на оперативный простор? Проводя «полинейный» анализ сборной России, ответ на этот вопрос ищут эксперты «ССФ» Юрий Иванов и Сергей Ольшанский, принявшие во внимание и ситуацию в нашей команде, и субботнюю встречу родоначальников футбола с эстонцами.

СБОРНАЯ РОССИИ. В центре внимания

Приключения голландца в России

ГУС ХИДДИНК. Главная новость минувшей недели – Гус Хиддинк согласился руководить нашей сборную вплоть до чемпионата мира-2010. Кто-то считает главной причиной побудившей голландца принять такое решение – деньги, кто-то говорит о перспективах карьерного роста… «ССФ» решил разобрать бытовую сторону вопроса. Действительно ли Хиддинку так хорошо в России, что он готов здесь работать еще без малого три года?

текст Антон Ванденко

ЕВРО-2008. Россия – Англия

Голос «Лужников»

ВАЛЕНТИН ВАЛЕНТИНОВ. «Внимание! На поле приглашаются команды…» – именно этой знаменитой фразой диктор-легенда «Лужников» Валентин Валентинов 17 октября выведет сборные России и Англии на искусственный газон стадиона. Как готовятся к матчам футболисты, тренеры и комментаторы мы знаем. А что чувствует самый знаменитый диктор страны (Валентинов вот уже 35 лет работает в «Лужниках»!) перед столь ответственным поединком?

текст Александр Боярский

ПЕЧАЛЬНАЯ ДАТА

«Болельщики 6-го сектора умирали стоя…»

ТРАГЕДИЯ В «ЛУЖНИКАХ». 25 лет назад, 20 октября 1982 года, во время футбольного матча в «Лужниках» погибли люди. 66 человек. 61 – покалечились. И был всеобщий шок. Советская власть растерялась. Как объяснить людям, что в мирное время в центре столицы без видимых причин гибнут десятки людей. Ни на авиакатастрофу, ни на стихийное бедствие не спишешь… Крохотная заметка в «Вечерке» - это все, что в те дни было дозволено выпустить в прессу. А потом было скорое (меньше двух месяцев!) следствие и окруженное несколькими рядами охраны здание Дома культуры на окраине Москвы, где проходил суд…

Сейчас уже виноватых точно не найдешь. И не будем – не наше дело. Попробуем понять, мог ли кто предотвратить трагедию?

текст Сергей Емельянов

ИСПАНСКИЙ ДНЕВНИК ВАСИЛИЯ УТКИНА

Самый главный день

ПАРАЛЛЕЛИ. Пока мы ждем соперника и готовимся к нему, как можем, другие играют. И в каждой игре – они ведь теперь сплошь решающие – так хочется увидеть счастливый отголосок нашего успеха… О котором мечтается. Но достичь которого – не мне вам говорить, насколько сложно. Ничего труднее в футболе, чем показать свою лучшую игру в свой самый главный день, не существует. Перед тем, кто умеет делать это, строятся пьедесталы, и на вершине им выдаются медали.

КАК ВСЕГДА – 32 СТРАНИЦЫ!

Полные версии этих статей и другие материалы читайте в «ССФ» №41.

«ССФ» в продаже со вторника, 16 октября.