Робертас Пошкус: Вернуться в «Крылья» - моя мечта!

Экс-нападающий «Крыльев», «Зенита», «Динамо» рассказал о перипетиях своей карьеры.
Робертас Пошкус: Вернуться в «Крылья» - моя мечта!
30 мая 2010 17:15
автор: Евгений Красильников

Лет пять назад Робертаса Пошкуса считали одним из сильнейших нападающих в российской премьер-лиге. Литовец без страха в глазах шел на самые неприступные оборонительные редуты любого клуба и делал это не только эффектно, но и эффективно.


Но сказки под названием «Крылья Советов» образца начала 21 века вскоре пришел конец, и вместе с ней потухла и литовская звезда. Так толком и не заиграв в «Зените», «Динамо» и «Ростове», Пошкус на некоторое время вообще ушел из футбола – больше года залечивал серьезную травму ахилла. И в какой-то момент показалось, что Робертас уже не вернется никогда. Но «Литовский танк» не только вернулся, но и доказал, что в футбол играть не разучился. Проездом через Израиль и Екатеринбург 31-летний форвард оказался в бакинском «Интере», с которым в минувшие выходные стал чемпионом Азербайджана, после чего дал обстоятельное интервью корреспонденту Sovsport.ru.

- С победой в чемпионате Азербайджана! Ваша лепта в общий успех «Интера» оказалась существенной – помимо победных голов в чемпионате, в решающей игре на вашем счету хет-трик.

- Спасибо большое, но здесь не только моя заслуга. Это общая победа руководства, тренерского штаба во главе с Кахабером Цхададзе, игроков и наших болельщиков.
Но, конечно, я очень рад и счастлив и по поводу чемпионства, и по поводу хет-трика. Эта победа далась нам, поверьте, неимоверно тяжело. Борьба шла до последнего тура, и мы в ней не были фаворитами. Но тем она ценнее, как говорится.

- Что такое чемпионат Азербайджана по футболу и с чем его едят?

- Уровень не такой высокий как в России, конечно. Есть пару неплохих клубов, не больше того. Здесь не хватает многого: полей, организации, классных футболистов, особенно когда речь идет о местных игроках. Но Азербайджан – это не банановая республика. Тут люди любят и понимают футбол.

- Давайте, Робертас, перейдем от дел сегодняшних, к делам давно минувших дней. После того как истек срок вашего контракта с «Зенитом», вы практически на год потерялись из виду. Что с вами произошло тогда?

- «Зенит» я покинул не совсем здоровым. Долгое время лечился самостоятельно. Слава богу, что сумел встать на ноги, хотя это было непросто. После этого поехал на полгода в «Урал», а уже оттуда перешел в «Интер».

- В то время ходили слухи, что из-за травмы вы вообще можете завершить карьеру?

- Надо же было додуматься сказать тогда такое… Это была большая ошибка со стороны медперсонала «Зенита». Да, у меня были проблемы со здоровьем, но не настолько серьезные, чтобы из-за них я закончил с футболом. В конце концов, докторам просто не этично говорить публично о таких вещах, как травмы футболистов. Но после того как информация о том, что у меня якобы хроническое заболевание ахиллов, появилась чуть ли на официальном сайте «Зенита», у меня сорвалось пару серьезных вариантов продолжения карьеры. Проблемы с ахиллами, не скрою, были, и в какой-то момент я действительно начал думать, что вылечить их не удастся. Но прошло какое-то время, ахиллы успокоились, и врачи дали мне зеленый свет: можно тренироваться под нагрузкой! Хочу сказать огромное спасибо моему тренеру по физподготовке Андрею, который и вернул меня в большой футбол. В течение полугода я жил и тренировался в Санкт-Петербурге. Помимо непосредственно тренировок, он оказывал мне психологическую поддержку, вселял веру в меня.

- Сейчас старые болячки дают о себе знать?

- Нет. Отыграл весь сезон без травм, при том что в Азербайджане играют как на траве, так и на синтетике.

- Поделитесь, что чувствовали, когда существовала реальная угроза завершения вашей карьеры?

- Было очень тяжело. Не мог поверить, что такое может случиться со мной. Я не был готов повесить бутсы на гвоздь в 29 лет. Наверное, страх, что могу закончить, и стал для меня той движущей силой, которая помогла вернуться. Я почти два года не играл в футбол, не был в команде, коллективе и все это время не мог найти себе места.

- Думали, чем бы вы хотели заниматься после окончания карьеры?

- Думал и понял, что точно хочу быть рядом с футболом. Тем более что не так давно совместно с Томасом Данилявичусом открыли в Клайпеде детскую академию. Стараемся общими усилиями возродить футбол в стране. Кстати, Дарюс Каспарайтис вместе с партнерами построили огромный хоккейный дворец в Вильнюсе и сейчас, насколько мне известно, «Ветра» готовится вступить в КХЛ. Получается, что Каспер - ответственный за хоккей, а я – за футбол.

- Пошкус до травмы и после – два разных футболиста?

- Разница была заметной, особенно когда я только начал играть после травмы. Не хватало скорости, выносливости. Но сейчас я уже практически вышел на свой прежний уровень. Чувствую, что прибавляю с каждой игрой. При этом я начал играть более мудро что ли. Уже не лезу бездумно в борьбу, но при этом свой фирменный, агрессивный стиль сохранил.

- А в жизни? Раньше, помнится, вы очень любили скорость. Гоняли на мотоцикле и даже угодили в серьезное ДТП у себя на родине.

- Продал все мотоциклы, спортивные машины. Я уже всем этим переболел. Скорость, правда, я любить не перестал. Но стараюсь теперь не гонять, быть аккуратным за рулем.

«МНОГИЕ ДО СИХ АССОЦИИРУЮТ МЕНЯ С «КРЫЛЬЯМИ»

- Ваша карьера пошла под откос, после того как вы ушли из «Крыльев». Анализировали, почему так произошло?

- В футболе мелочей не бывает. Игра футболиста зависит не только от его возможностей, но и от команды, коллектива. История знает массу примеров, когда хорошие футболисты терялись, перейдя в другой клуб. Может быть, им не подходил стиль новой команды, а может быть, были еще какие-то причины. В Самаре я попал в хорошие руки к Александру Федоровичу Тарханову (главному тренеру «Крыльев» в тот момент, - Прим. Ред.) и коллектив был очень дружным. До сих пор скучаю по городу, по друзьям, которые там появились. А большинство людей до сих пор ассоциируют меня с Самарой, которую я считаю своей второй Родиной.

- Многие считают, что футболиста из вас сделал именно Тарханов.

- Благодаря ему я перебрался в Самару, и у меня с ним остались очень хорошие отношения. Согласен, что он увидел во мне футболиста.

- Почему, как вы считаете, «Крыльям» тогда не удалось выиграть чемпионат?

- Даже не знаю. Наверное, везения, удачи и еще чего-то. Мы шли на первом месте, но умудрились проиграть дома «Шиннику».

- Не жалеете, что ушли тогда из «Крыльев»?

- Было тяжело покидать команду. Но тогда «Крылья» разваливались на глазах, и перспектив не было видно никаких. Поэтому принял решение уйти в клуб, который ведет борьбу за медали.

- Если в «Крылья» позовут – вернетесь?

- Играть в Самаре – это моя мечта! Всегда готов вернуться в этот город и в эту команду.

«БОРОТЬСЯ ЗА ВЫЖИВАНИЕ БЫЛО НЕПРИВЫЧНО»


- Как вам игралось в «Зените»?

- Мне было очень комфортно как в клубе, так и в Санкт-Петербурге. Коллектив был дружным, и меня приняли хорошо. Хорошо еще, что болельщики «Крыльев» и «Зенита» дружат между собой.

- Почему тогда вам не удалось толком заиграть на берегах Невы?

- Поначалу все было хорошо. Но вы сами знаете, что конкуренция в «Зените» было не чета «Крыльям». Если в Самаре я играл один, то там были Кержаков, Аршавин… С ними было тяжело бороться за место в основе.

- Поэтому вы ушли в аренду в «Динамо»?

- Да, мне нужна была игровая практика.

- То «Динамо» называли не иначе как ФК «Скандал». Там все со всеми ругались: португальцы с Семиным, россияне с португальцами, вдобавок ко всему команда болталась на дне турнирной таблицы.

- Я пришел в «Динамо», когда там португальцев практически не осталось, и скандалов как таковых не было. А вот борьбу за выживание мы в итоге выиграли.

- Наверное, непривычно было бороться за выживание? Ведь что в Самаре, что в Санкт-Петербурге клубы решали только высокие задачи.

- Сразу почувствовал разницу. Но в «Динамо» было видно, что клуб и игроки кровно заинтересованы, чтобы остаться в премьер-лиге. А вот в «Ростове», куда я перешел в следующем сезоне, и близко такого единодушия не наблюдалось. Люди задолго до финиша опустили руки и прекратили бороться.

- Есть одно общее между борьбой за медали и выживанием – и там, и там платят высокие премиальные.

- Да, что в «Динамо», что в «Ростове» на кону стояли серьезные деньги за победу. Но если «Динамо» удалось спастись, а игрокам - заработать, то в «Ростове» денег никто так и не увидел. Побед-то было кот наплакал. Переходя в «Ростов» думал, что смогу, что называется, изменить мир и помочь клубу остаться. Но тогда там все было безнадежно.

- Если с «Ростовом» все понятно – он вылетел тогда в первый дивизион, то почему спасшееся «Динамо» не захотело выкупить ваш трансфер у «Зенита»?

- Точно не знаю, но, может быть, «Динамо» просто не осилило ту сумму, которую «Зенит» запросил за мой трансфер.

- Насколько комфортно вам было работать с тогда еще начинающим тренером Андреем Кобелевым?

- У меня остались только самые теплые воспоминания о работе с Кобелевым. И думаю, что не только у меня. Андрей Николаевич умел найти общий язык с игроками, и тренировочный процесс у него был интересным.

- Удивились, что недавно Кобелева уволили из «Динамо»?

- В этом межсезонье клуб серьезно потратился на приобретения, а желаемого результате на старте чемпионате не было. Может, руководство не захотело ждать и терпеть, когда результат придет. В конечном счете, в мире нет таких тренеров, которые работали бы на одном месте вечно.

«ЧУВСТВУЮ, ЧТО ГОТОВ ВЕРНУТЬСЯ В РОССИЮ»

- В «Ростове», насколько я помню, вы окончательно усугубили свою травму?

- Получается, что так. Поля там хорошее, но очень жесткое. А для ахиллов оно смерти подобно. В итоге сезон я доиграл, но это стоило мне долгих месяцев лечения и восстановления, причем за свой счет.

- Пока спортсмен на вершине, его окружают много людей, он всем нужен и всеми любим, а стоит ему закончить, как большинство этих людей испаряются. Почувствовали это на себе?

- Еще как, но таков удел любого спортсмена.

- Поняли в тот момент, кто ваши настоящие друзья, а кому нужны были только ваши деньги и слава?

- Конечно. Но больше осталось тех, кто не прекратил общаться со мной и поддерживать даже в самую трудную минуту. До сих пор постоянно на связи с Владом Радимовым, Сашей Спиваком.

- До того момента как вы вернулись в Россию, у вас был опыт выступления в чемпионате Израиля за «Бней Сахнин».

- Я уже полностью восстановился после травмы, но особых предложений у меня тогда, понятное дело, не было. Поэтому поехал играть в Израиль. Там нет искусственных полей, которые убивают ахиллы, да и климат хороший. Но я попал далеко не в самую сильную команду. Мы боролись за выживание, хотя в прошлом году клуб играл в Кубке УЕФА. Но отношение к футболу там просто непрофессиональное. Я получил небольшую травму голеностопа, а мне говорят: «Завтра в больницу поедем, завтра». В клубе то толком врача не было. Один массажист, да и то никакой. Мне же ехать за сборную играть через три недели. А там дел-то: при адекватном лечении через четыре дня я мог начать тренироваться. Затем в «Бней Сахнин» поменялся тренер, и это стало для меня последней каплей. Решил, что пора оттуда уезжать.

- А как о вас вспомнили в «Урале»?

- Честно? Даже не знаю. Меня пригласил Побегалов, позвонил мне по телефону. Прошел там просмотр и подписал контракт. Но по ходу сезона сменился тренер, а новый наставник большого желания меня видеть в команде не испытывал. А тут подоспело выгодное предложение из Азербайджана, и я его принял. Опять же хороший климат, клуб, который ведет борьбу за чемпионство, знакомый тренер. «Урал» чинить препятствий моему переход не стал.

- Чемпионат Азербайджана позади, какие у вас теперь творческие планы? В «Интере» остаетесь?

- Сейчас поеду играть за сборную, а затем буду отдыхать. Вот тогда и подумаю о будущем. Не буду скрывать, что чувствую в себе силы поиграть на более высоком уровне, чем чемпионат Азербайджана. И предложение из России с удовольствием бы рассмотрел.