502 Bad Gateway


nginx
V4x3 l 1502386749850

Гендиректор Оргкомитета ЧМ-2018 Алексей Сорокин в интервью телеканалу «Дождь» рассказал о тратах на подготовку турнира.

-- «Ведомости» написали сегодня об утвержденном бюджете на ЧМ-2018 – 660 миллиардов рублей?

-- Мне о ней ничего не известно. Готовится инфраструктурная программа, обширная и многогранная. Странно, что появилась информация о сокращении бюджета. Потому что сокращение – это когда что-то было, а потом сократилось… Сейчас просто идет работа: по определению, анализу и оптимизации. При такой работе из большого получается маленькое.

-- «Ведомости» пишут – изначально планировалась программа на триллион 230 миллиардов…

-- Это было.

-- Но потом после ужимки из-за нехватки свободных денег сжалась до 660 миллиардов.

-- Долгая история. Как такие вещи готовятся. Собираются все идеи, пожелания – в основном, регионов. Когда все они собрались, было около полутора триллионов. Потом все анализируется, и постепенно приходят к тем цифрам, которые реалистичны. Реалистична цифра, которую озвучил первый вице-премьер Игорь Шувалов – 250 миллиардов федеральных расходов. Все, что сверху – частные инвестиции. Это гостиницы строящиеся за частный счет стадионы.  

-- Что входит в эти 250 миллиардов? Входит ли туда стадион в Саранске и стадион «Зенита»?

-- Оставшаяся часть строительства стадиона в Саранске – входит, стадион «Зенита» -- нет. Чемпионат мира – прекрасная возможность для региона улучшить что-то. Можно сделать все по максимуму, можно – все необходимое. Можно приводить себя в порядок бесконечно, но в дело вступает здравый смысл – что нужно для ЧМ? Мы пришли сейчас к смете, включающей в себя все необходимое для ЧМ. Это спорт, транспорт, энергетика, связь. Все, без чего это будет плохой ЧМ.

-- Недавно было заявлено о том, что на ЧМ Россия может заработать 527 миллиардов рублей. Как такое возможно?

-- Это понятие – заработать – очень опасное. Оргкомитет в принципе не планирует ничего заработать. Мы не АО, которое существует для извлечения прибыли. Мы просили ЧМ, чтобы улучшить жизнь в регионах, показать новую Россию. Оргкомитет живет с бюджетом, поступающим из ФИФА. Заработок возможен косвенный, получаемый благодаря приезжающему в страну огромному количеству людей. Во время Евро-2012 в обменниках Украины поменяли миллиард евро. Это колоссальные деньги, значит, они где-то это деньги потратили.

-- Затраты Украины от 8 до 14 миллиардов евро.

-- И что? Мы же строим для себя. Все, что будем строить к ЧМ, и так бы строили.

-- Но зачем нашей стране столько стадионов?

-- А как играть? У нас нет, за редким исключением, хороших стадионов, которых отвечают современным требованиям. Как недавно сказал министр спорта, «чего нам позориться?» Опыт всех стран – увеличение посещаемости после крупных турниров.

-- Почему Краснодару не дали ЧМ?

-- В этом регионе есть Сочи. Это значит, что надо было у кого-то отнять, чтобы у этого региона было два города.

-- Краснодар не заслужил ЧМ?

-- Мы не оцениваем, заслужил или нет. А другие не заслужили?

-- Но там будут строить 2 стадиона, это самый посещаемый футбольный регион.

-- Стадион в Краснодаре не проходит по нашим нормативам. Нам нужен стадион, вмещающий не менее 40 тысяч посадочных мест. Тот стадион, который строится в Краснодаре, существенно меньше. Но логика простая – у одного региона будет два города, у кого-то надо было отнять. Надо идти в новые регионы, развивать там футбол.

-- Неужели строительство всех стадионов к ЧМ уложится в цену 250 миллиардов рублей?

-- Почему это удивляет? Стадион в Казани стоил около 14 миллиардов. Один стадион. Семь стадионов нужно построить за счет федерального бюджета.

-- Что делать со стадионом в Екатеринбурге, надо ли его перестраивать?

-- Он строился на этапе, когда мы не получили ЧМ. Его нужно привести в порядок с точки зрения норм ФИФА. Требования очень строгие.

-- В эти 250 миллиардов входит реконструкция «Лужников»?

-- Насколько мне известно, «Лужники» -- ответственность города. И это не федеральная собственность, это акционерное общество. Но лучше узнать у городских властей.

-- Как проводить финал Кубка Конфедераций в Питере, если открытие стадиона перенесли на 2017-й год?

-- У хозяев стадиона свой график, у нас свой. Если подойти к этому спокойно, перенос с 2015-го года на 2016-й, погоды не делает. Нам главное, чтобы стадион был готов к осени 2016-го, чтобы провести матчи нашего чемпионата в течение одного сезона и подойти к лету 2017-го года.

-- У вас есть рычаги давления на строительство питерского стадиона?

-- Для этого есть руководство страны, а не только Оргкомитет. У нас нет официальных данных о переносе сроков строительства стадиона. У нас есть данные по переписке с Администрацией Петербурга, что стадион будет готов к 2015-му году. Все остальное вы знаете из прессы. А мы не можем знать по сведениям из прессы, мы официальная организация. Пока у нас нет оснований предполагать, что стадион не будет сдан к лету 2016-го года. Средства имеются, просто определенные решения подвергаются ревизии.

-- Город говорит – чтобы достроить стадион, денег у нас нет.

-- У Оргкомитета тоже их нет. Но поверьте, все будет в порядке. У нас не карательный орган, я не прокуратура. Наша задача – организовать чемпионат мира. Деньги на проведение тех работ и предписанных функций у меня есть. У нас есть тенденция – все и вес комментируют, во всем разбираются. Легче верится в то, что где-то и что-то украли. Хочется верить, что все плохо.

-- Но вы хороший человек, по глазам видно. Что будете делать, чтобы не уворовали деньги? Вы конкретно?

-- Вопрос носит философский характер. Я могу не воровать сам. Если так будет каждый, то ваш вопрос потеряет смысл. 

Связанные материалы: