Защитник «Монако» Андреас Вольф рассказал о своих сорвавшихся переходах в российские команды и о предложении от сборной России, пишет «Спорт день за днем».

— Андреас, имеете представление, почему в 2011 году сорвался ваш переход в «Зенит»?

— Знаете, о том, что не случилось, лишний раз вспоминать нет особого желания. Я думаю, что для трансфера элементарно не хватило времени. Разговоры, по-моему, начались в марте. Пик переговоров пришелся на последний день трансферного окна. Нам просто-напросто не хватило времени оформить все документы. У нас был разговор с Лучано Спаллетти, тренер «Зенита» говорил, что хочет видеть меня в своей команде. Увы, предложение было сделано слишком поздно. Была вероятность, что мы вернемся к переговорам летом, но «Зенит» в этом плане инициативы не проявил. И в итоге я подписал контракт с «Вердером».

— С Анатолием Тимощуком в Германии пересекались?

— Когда он выступал в «Баварии», я пылил сначала в «Нюрнберге», а потом в «Вердере». Но во время игр с мюнхенцами мы с нынешним игроком «Зенита» на поле ни разу не встретились.

— Есть мнение, что «Зенит» переплачивает высококлассным легионерам — дескать, только таким образом можно заставить футболистов поменять Западную Европу на Россию. Финансовые условия, предложенные «Зенитом» в 2011 году, вызвали у вас немой восторг?

— Это не было главным. Тогда у меня вообще была двойственная ситуация. Я уже 14 лет выступал в «Нюрнберге» и не собирался менять команду, которая стала для меня родной. Но когда получил предложение, подумал, что было неплохо попробовать что-то новое.

— Тем более и языковая среда была для вас знакомой.

— Вот именно. Для меня это был бы шанс подучить язык, понять русский менталитет. Есть же такое понятие — «загадочная русская душа». Пожив в Питере, я бы, наверное, понял бы, что означает это выражение. А так мне этот термин не до конца понятен. Впрочем, что здесь удивительного? После того как моя семья в 1990 году переехала в Германию, я лишь два раза был в России — приезжал с «Нюрнбергом» в Санкт-Петербург на матч с «Зенитом» в Кубке УЕФА и раз в Москву ездил на пару дней. Больше в России не был.

— В СМИ также писали, что вами интересовался «Анжи». Насколько предметным был интерес со стороны махачкалинского клуба?

— На меня со стороны «Анжи» никто не выходил. Честно говоря, от вас об этом впервые слышу. Предполагаю, что у вас кто-то просто решил пустить такие слухи.

— В 2008 году тренерский штаб сборной России не сильно жаждал вас видеть в сборной, раз не успели оформить документы?

— К тому времени ваша национальная команда уже пробилась в финальную часть Евро-2008. У меня был телефонный разговор с Александром Бородюком. Прозвучал вопрос: не хотел бы я сыграть за сборную? Но команда тогда была сыгранная, что наглядно продемонстрировали выступления подопечных Гуса Хиддинка. Я не хотел мешать. Ну а после Евро все разговоры о сборной России затихли — по-видимому, пропал интерес к моей персоне. Жаль, ведь у меня было желание выступать за российскую дружину.

— Удивительно, почему лучшего защитника бундеслиги не приглашали в бундестим.

— Некоторые говорят, из-за того, что я выступал не в том клубе. В Германии из «Нюрнберга» не так легко попасть в сборную, как, например, футболистам, которые выступают в Дортмунде, «Баварии» или «Байере». Хотя, конечно, не только в этом дело.

— А предложения от сборной Таджикистана не было?

— Если честно, вы первый, кто меня об этом спросил. Я даже никогда об этом не думал. Во-первых, предложения не было. Во-вторых, не уверен, что мне было бы интересно выступать за команду такого класса. Хотя я, конечно, жалею, что ни разу не вышел в футболке национальной команды. Для каждого футболиста сборная означает самый высокий уровень. Германия или Россия — не так уж и важно. Конечно, можно завоевать какие-то трофеи и с клубом, но, по-моему мнению, со сборной достижения выглядят весомее. Например, стать чемпионом мира или чемпионом Европы со сборной более почетно, чем выиграть Лигу чемпионов с клубом.

Связанные материалы: