Мария Комиссарова: Я буду бороться, у меня все получится

Специальный корреспондент «Советского спорта» навестил в одной из клиник в пригороде Мюнхена российскую фристайлистку Марию Комиссарову, которая восстанавливается от полученной в Сочи тяжелой травмы.
Мария Комиссарова: Я буду бороться, у меня все получится
17 апреля 2014 22:08
автор: Александр Левит

Специальныйкорреспондент «Советского спорта» навестил в одной из клиник в пригородеМюнхена российскую фристайлистку Марию Комиссарову, которая восстанавливаетсяот полученной в Сочи тяжелой травмы.

Просторный, залитый солнечным светом балкон. Фоном,вдалеке, горы, кое-где еще покрытые снегом, если постараться, можно дажеочертания трасс разглядеть. Но симпатичные девчонки, уютно расположившиесяздесь, в горы не вглядываются. Им явно вполне хватает общения друг с другом –общения веселого, с улыбками, шуточками и безобидными подколами. Не сразу изаметишь, что одна из них – та, что улыбается шире всех – устроилась не вплетенном креслице, а в инвалидной коляске...

Фото Александра Левита

«ОЧЕНЬТЯЖЕЛО, НО ЭТО НУЖНО»

Собираясьнавестить в баварской клинике проходящую там лечение фристайлистку МариюКомиссарову, я был готов к чему угодно – травму-то Мария получилатяжелейшую, уныние больничной обстановки ничуть бы не удивило. Но, похоже,плохому настроению здесь места просто нет.

-Спасибо друзьям, – улыбка у Маши широка и очаровательна. – Не оставляют одну нина минуту. Аня (одна из сильнейших российских горнолыжниц Анна Сорокина. –Прим. ред.) уже второй раз приехала, Саша (Александра Сергеева –тоже бывшая горнолыжница. -- Прим. ред.) сразу, как закончила работу воргкомитете Олимпиады, сразу примчалась. А сколько их у меня всего за этинедели перебывало – не счесть. И, главное, мой Леша всегда со мной. Так чтогрустить просто некогда. К тому же и болей давно уже нет.

-Совсем?

-Бывает, конечно, если долго сижу, спина устает, или после упражнений...

НагружаютМарию в клинике и в самом деле по полной программе. Бассейн с утра («Сегодняменя разбудить вовремя забыли, так я даже не позавтракала, сразу вскинулась:где мой купальник, дайте скорее») – это еще цветочки. А вот обучение движению вколяске по ступенькам или уроки перемещения из коляски в машину – нагрузочки еще те.

-Очень тяжело, – признается Маша после часового сеанса массажа. – Но это нужно.Я буду стараться восстановиться полностью, но понимаю, что восстановление можетзатянуться. И нужно будет научиться водить машину без помощи ног и еще многому.

- Аглавное, ты должна справляться с готовкой, – смеется машин парень, тожески-кроссист Алексей Чаадаев. – Я, сама знаешь, покушать люблю.

Что ж, судя по всему, голодная смерть Леше в будущем негрозит. Адаптация к специальной кухне – это последний урок дня – сложностей уМаши не вызывает. А мексиканские лепешки с начинкой из фарша и различныховощей, хоть и из полуфабрикатов, получаются -- пальчики оближешь.

Фото Александра Левита

«ПУТИН ЗВОНИТ ПАПЕ, А ТОТ ЕГО НА «ТЫ»

-Вы спрашивайте, – говорит Маша, разливая по чашкам чай. – Только, если можно,не о том злосчастном тренировочном заезде. Потому что мне нечего сказать –плохо помню. Ехала – упала. Все.

- А что было потом, помните?Кто первым тогда к вам приехал – отец, Леша?

- Я тогда была, как в тумане, помню отрывками. Точно неЛеша – его в Сочи вообще не было, он меня уже в Мюнхене встречал. Папа? Нет,папа тоже появился позже. Да, точно, ему же еще Путин прямо из моей палатызвонил. Наверно, Владимир Владимирович и был первым – если не считать врачей.

- Президент долго был у вас?О чем-то с ним говорили?

-Минут десять, а может, и больше. И мы точно о чем-то говорили, но вот о чем,совершенно не помню.

- А как получилось, чтоПутин позвонил вашему отцу?

-Это я сама Владимира Владимировича попросила, чтобы он папу успокоил.

- И президент тут же набралномер?

-Да, сам, при мне. Там очень смешно получилось. Он сказал: «Здравствуйте, это ВладимирВладимирович, я сейчас у Маши...». Папа не узнал Путина по голосу, а него естьприятель с таким же именем и отчеством, и он отвечает: «Да, Вова, японял...»... Он же даже представить себе не мог, что это сам президент звонит,вот и ответил на «ты». Смущался потом очень. Но мне все это уже послерассказали – я ведь тогда под морфием была, все – как в тумане.

- А когда этот туманрассеялся? Уже в Мюнхене?

-Ну да. Здесь меня уже ждал Леша. Леша – он... Он и массажист, и няня, еслинужно, и психолог. Он – все, без него...

Фото Александра Левита

«АДАПТАЦИЯ – ЭТО ТОЛЬКО НАЧАЛО»

-Ты и сама отлично справляешься, - перебивает Машу Алексей. – Я только помогаю.Но, конечно, вдвоем легче. А нам ведь, мы понимаем, еще многое предстоитпройти.

- Вопрос, может, и не совсемкорректный, но от него никуда не денешься. Как у вас с деньгами на лечение?

-Что касается операции в Мюнхене и первого этапа реабилитации, тут денежныйвопрос полностью закрыт, – рассказывает Алексей. – Как будет дальше – пока незнаем. Надеемся, все будет в порядке, но решили и сами действовать – сделалиспециальный сайт. Он, правда, довольно простенький – но посетители WWW. MARIA-KOMISSAROVA.COM могутпознакомиться с историей Маши, быть в курсе новостей, а при желании ивозможности – помочь ей финансово напрямую.

- Средств навернякапонадобится немало.

-Конечно. Мы хорошо понимаем, что реабилитация будет долгой и трудной.

-Знаете, то, чем я занимаюсь сейчас -- это, все-таки, не реабилитация, аадаптация к жизни на коляске, – вступает в разговор Маша. – Этому мне тожесейчас надо учиться. Но я не хочу на этом останавливаться. Я буду боротьсядальше – и верю, что у меня все получится.

КАК ЭТО БЫЛО

15 февраля 2014 года во время тренировки на олимпийскойтрассе в Сочи Мария Комиссарова получила травму позвоночника. Врачи больницы вКрасной Поляне сделали ей операцию, на следующий день спортсменку перевезли вМюнхен.