ХОККЕЙ

ПАС ВРАЗРЕЗ

Полгода назад на своей первой пресс-конференции Владимир Плющев, наставник сборной России, отрекомендовал себя как человека непростого. На Шведских играх выясняется, что в тех своих словах он был глубоко прав.

Те, кто видел сборную России хотя бы на одном этапе нынешнего Евротура, теперь ее, должно быть, не узнали. Где бьющая через край энергия? Куда подевалась простодушная удаль молодых Д’Артаньянов, колющих, рубящих направо и налево? Канаду обыграли чуть ли не пешком (вообще не помню, когда бы наши действовали против канадцев настолько потихоньку), с финнами на рожон тоже не лезли, нагнетали темп только фрагментами, устраивая сопернику неожиданные засады. Словно резко повзрослели, и кормить теперь должны не столько ноги, сколько голова.

Два вечера подряд пришлось держать под рукой наш состав (можно посочувствовать тем телезрителям, кто списком игроков не располагал). Для меня, признаться, это рекорд, обычно одного матча хватало, чтобы разобраться, кто есть кто и кто с кем в связке. Но тут на второй день Плющев перемешал в нападении три звена из четырех изначальных, не тронув до поры только и без того непривычное: Берников – Трубачев – Пережогин.

Обидно так, что нет слов. Почти как в фильме «Большая перемена»: смотришь- смотришь, маленько начинаешь соображать, что к чему, и вдруг бац – такая-сякая смена. Мне, например, казалось, что сочетание Антипов – Зиновьев – Григоренко вполне солидное, с перспективой на чемпионат мира. Что запал самого дерзкого из юниоров уместен именно рядом с наиболее проверенными и ровными форвардами сезона. А на основе связки реактивных Суглобова и Соина уж было грезилась старинная тарасовская «система» Мишаков – Ионов – Моисеев. Суглобов и забил-то канадцам по всем правилам жанра, прессингом тройка раскидала соперников по сторонам, оккупировав ключевые позиции. И вообще, пробовать так пробовать. Так, во время сбора в Одинцове возможным виделось и полное заимствование тройки из молодежки – Пережогин – Таратухин – Григоренко.

И вот в Стокгольме не оправдывается пока ни одно из этих вполне вроде бы логичных ожиданий. Разве что наиболее взрослые форварды, теперь Чупин с Кривокрасовым, по-прежнему выходят в первой смене. Иногда возникает ощущение, что Плющев не просто создает своими нестандартными решениями интригу, а прямо-таки распаляет непонимание со стороны хоккейной общественности, привыкшей к какой-никакой ясности. Аршином общим не измерить – вот оно у нас как!

Есть, впрочем, пароль, открывающий доступ к секретам нынешней необыкновенной команды. Вот он: Александр Суглобов. Кто разгадает, каким макаром один из наименее продуктивных нападающих чемпионата страны способен лидировать среди снайперов сборной, прикладывая клюшку едва ли не к каждому второму голевому моменту, тот только и поймет смысл всего, что делает Плющев.

А понять хотелось бы. Сборная не то чтобы прибавляет по ходу сезона, но набирает весьма любопытную статистику. Четыре победы в овертаймах или по буллитам – это что-то, при том, что не так давно мы были хроническими неумехами в экстремальных развязках и вдобавок нынче нет железного реализатора буллитов Карпова. Превосходство по броскам в большинстве матчей тоже теперь за нами. Наконец, с этими до ужаса вышколенными финнами мы, похоже, начинаем играть в общем и целом на равных.

Ну и заварил кашу Владимир Анатольевич!