СЕВЕРОАМЕРИКАНСКАЯ НХЛ

Голкипер «Сан-Хосе» Евгений Набоков, уже владевший рекордами «Акул» по количеству побед и поединков на ноль, в недавней встрече с «Каролиной» установил еще два клубных достижения – по проведенным матчам (184) и игровому времени (10 286 минут). Любопытно, что Евгений обошел экс-вратаря «Шаркс» Артура Ирбе, в тот день защищавшего ворота «Ураганов»!

Несмотря на разгром «Каролины» (6:2), настроение у «Акул» было скорее будничное, чем радостное. Борьба за выход в плей-офф в самом разгаре, и расслабляться калифорнийцам нельзя ни в коем случае. В комнате хозяев местные журналисты брали интервью у первой звезды матча защитника Брэда Стюарта. Я сообщил пресс-атташе «Шаркс», что хотел бы пообщаться с Евгением Набоковым. «С Набби? Вы из русской газеты? Подождите минутку, я все устрою!» Женя вышел из тренажерного зала, когда раздевалка была практически пуста, потому беседовали мы в спокойной обстановке.

НЕ НАДО ЧУДЕС

— Женя, поздравляю с победой!

— Спасибо, мы играли неплохо.

— Во время матча к вам подъехал судья, и вы что-то долго выясняли. Что могут обсуждать голкипер и арбитр?

— В игре было несколько спорных моментов, я решил поинтересоваться, в чем же дело. Судья ответил на все мои вопросы.

— Некоторые считают, что смена номера — плохая примета. Перед началом сезона вы решились на это. Не потому ли «Акулы» играют не слишком удачно?

— Все может быть (смеется). Но когда всю жизнь играешь под одним номером, а потом два года под другим, даже если все неплохо складывается, хочется вернуться к прежним привычкам. А я с двадцаткой все-таки столько лет выступал!

— Чем вызван провал «Сан-Хосе» в этом сезоне?

— Команда не чувствовала уверенности в своих силах. Мы с Брэдом Стюартом долго не могли заключить контракты, в частности поэтому «Акулы» не очень хорошо начали чемпионат. Когда нет ведущих игроков, это влияет на команду — не в игровом, а больше в моральном смысле. Но нам с Брэдом также пришлось нелегко. Ты возвращаешься в коллектив, и от тебя сразу ждут отличной игры, а это дополнительный психологический груз. Тут еще и тренера сняли, потому все, как снежный ком, под гору покатилось… Сейчас ситуация стабилизировалась, хочется верить, в плей-офф все-таки попадем.

— Может, вам не хватает лидера?

— Вот на это жаловаться грех. В «Сан-Хосе» много классных игроков: Теему Селянне, Майк Риччи, да и других можно назвать. НХЛ – настолько сильная лига, что командная игра может сбиться из-за любых мелочей: смена тренера, у кого-то нет контракта, новая тактика... Это очень действует на команду.

— Над чем еще нужно поработать «Акулам»?

— Надо просто набраться терпения. Мы стараемся выиграть матч в первом периоде, но, увы, в хоккее такого не бывает. Сломя голову летим в атаку, но получаем выходы «2 в 1» или «3 в 1». «Колорадо», «Даллас» и «Сент-Луис» за это нас уже наказывали, а когда таким грандам даешь фору, потом попробуй отыграйся. Нам нужно четко выполнять тренерские установки, а не стараться совершить очередное маленькое чудо.

ВРАТАРСКОЕ ДЕЛО

— Новый контракт — 7 миллионов за 2 года – на вас не подействовал расслабляюще? Мол, свои деньги получил, теперь можно не напрягаться.

— Ни в коем случае! Если в спорте начинаешь почивать на лаврах и думать, что ты суперзвезда и уже всего добился, лучше сразу завершить карьеру. Просто не выдержишь конкуренции.

— Когда «Акулы» попали в полосу неудач, у вас не возникало мысли: эх, мог бы не подписывать контракт и оказаться в другой команде?

— Если так рассуждать при поражениях, то высоких целей не добьешься. Разумеется, у меня никогда и не возникало подобных мыслей. В лиге много хороших клубов: например, «Даллас» в этом сезоне чего стоит! «Сент-Луис» в последние три-четыре года показывает очень качественный хоккей. «Детройт» и «Колорадо» – это вообще элита. У каждой команды свой стиль, игровой почерк. Мы также ставим перед собой серьезные задачи и очень верим в свои силы.

— А каково, например, Николаю Хабибуллину, который тащит на себе «Тампу», практически не имея шансов стать с ней чемпионом?

— Ни вратарь, ни даже целая пятерка Кубок Стэнли не выиграют, для этого нужно иметь отличную команду. Жаль, что я с Колей не знаком, хотя у нас есть общий друг Игорь Куперман, работающий в офисе «Финикса». Хотел бы пообщаться с Хабибуллиным, слышал о нем много хорошего.

— Трудно выходить на лед, когда в каждом матче от вас ждут чего-то невероятного?

— Поначалу было тяжело, особенно когда от меня действительно ждали хоккея только на пять с плюсом. Но если что-то не получается, можно психологически сломаться, попасть в ступор. Вообще перед матчем я никогда не беспокоюсь за свое физическое состояние, всегда важно психологически подготовиться к игре. Если ты морально не готов, то даже талант не поможет: выходишь на лед, и все летит к черту.

— Что изменилось в команде с приходом нового тренера Рона Уилсона?

— Очень многое. Полностью поменялась командная тактика, отношения вне площадки. С Дэррилом Саттером у нас были постоянные собрания, разборы матчей по видео, работа над ошибками. Команде это шло на пользу, но когда начинаешь проигрывать, от рутины игроки быстро устают. А когда пришел Рон, он всех немножко расслабил. Уилсон — веселый человек, очень любит шутить. Но переход от одной тренерской системы к другой еще нужно пережить. Не скрою, с появлением Уилсона возникли некоторые проблемы, кто-то был с чем-то не согласен. Все понятно: новый тренер, новые правила. Мы не привыкли играть так, как он хочет, но потом все нормализовалось.

— Какие у вас отношения с Уилсоном?

— С ним мы всегда ладили. Наше вратарское дело — ловить шайбу, тогда все будет нормально. Если плохо делаешь свою работу, тренер, конечно, выразит недовольство.

ДАВНО НЕ ПИНАЛ МЯЧ

— Перед Олимпиадой-2002 суд так и не разрешил вам выступать за Россию. Сейчас здесь есть сдвиги? Желание играть не пропало?

— Желание всегда есть, но сдвигов, увы, нет.

— Однажды в матче регулярного чемпионата вы забили гол. В детстве не мечтали стать нападающим?

— Знаете, никогда не мечтал (смеется).

— С кем в команде дружите?

— Например, с Марко Штурмом и Шоном Хейнсом часто куда-нибудь выбираемся. А так периодически встречаемся со всеми ребятами: на ужин сходим или как-то еще отдохнем.

— Другими видами спорта увлекаетесь?

— Люблю играть в теннис, много времени провожу на корте. Моя подруга тоже пытается играть, у нее это неплохо получается. А еще футбол! Когда жил в Москве, частенько в него играли, но сейчас на это совершенно нет времени. Я уже, наверное, и мяч разучился пинать. Не совру, года четыре в футбол не бегал. Даже когда приезжаю в Россию, на поляну выйти некогда: надо со всеми родными и близкими встретиться.

— На лыжах в калифорнийских горах не катаетесь?

— К сожалению, пока там не был, но уже собираемся. Тут до лыжных курортов на озере Тахо всего четыре часа на машине. Так что скоро обязательно поедем.

— Расстроились, что не попали на матч «Всех звезд»?

— Сейчас мне совершенно не до этого: все мысли о команде, вторую половину сезона нужно провести более качественно.

— Как отдохнули во время звездного уик-энда, когда в календаре было окно?

— С родителями и невестой ездили в Лас-Вегас. Эти три дня провели очень хорошо.

ТАБАТА – МОЯ СУДЬБА

— Вы обручены с подругой-американкой. Когда свадьба?

— Наверное, этим летом. На свадьбу я бы хотел пригласить многих друзей, в том числе бывших партнеров по «Динамо». Правда, с этим могут возникнуть проблемы: у «Акул» неизвестно когда завершается сезон, а в России в конце июня как раз начинается тренировочный процесс. Очень трудно строить планы.

— Как с подругой познакомились?

— В ноябре 1997-го я приехал в Америку, играл за команду Кентукки. Табата, так зовут мою невесту, помогала учить английский, с которым у меня было совсем плохо. Мы встречались, но свидания были эпизодическими. А на следующий год стали уже серьезно общаться, чаще видеться и, наконец, решили жить вместе.

— Невесту уже научили разговаривать по-русски?

— Она немножко говорит, но не бегло. Хотя Табата с моей мамой прекрасно понимают друг друга. Мама немного знает английский, потому тоже ей может что-то сказать.

— Сколько раз Табата была в России?

— Дважды. После первой поездки сказала: «This is really different!», то есть «Совершенно другая страна!» Во второй раз Табата уже знала, куда едет, да и Москва ей сильно понравилась. Потом мы отправились в Усть-Каменогорск. Город довольно маленький, и Табата была не в восторге: жизнь там совершенно другая, по уровню комфорта с Сан-Хосе не сравнить. Но если представится еще один случай, невеста в Россию с удовольствием поедет. В этом отношении она молодец.

— Табата где-нибудь работает?

— Нет, она домохозяйка, заботится обо мне (улыбается).

— А чем она увлекается?

— Мы обычно проводим время вместе. А так Табата любит с подружками прогуляться: то в кино, то на концерты. Обожает развлечения.

— Готовить умеет?

— И умеет, и любит! За последние три года она даже освоила русскую кухню, моя мама ее научила.

— Как проводите свободное время?

— В путешествиях. Например, часто ездим на Гавайские острова – райское место! Сейчас моя мечта — показать невесте Европу: Италию, Францию, Германию. Она там еще ни разу не была. Думаю, этим летом туда съездим, когда у нас медовый месяц будет.

— В Калифорнии есть любимые места?

— Часто ездим в соседний с Сан-Хосе городок Халфмун-Бей – название переводится как Бухта Полумесяца. Там замечательная гостиница на берегу океана, очень романтичный уголок. Другое место – красивый город Кармел, где можно хорошо погулять, посмотреть достопримечательности, поужинать в уютном ресторанчике.

— В Сан-Хосе многие девушки обожают хоккей, здесь даже есть женские команды. Ваша невеста этим не увлекается?

— Нет, не позволю ей никогда! Не женское это дело (смеется).

— Табату иногда показывают в хоккейной передаче «Shark Byte» («Укус акулы») вместе с женами других хоккеистов. Подруга любит появляться на телеэкране?

— Думаю, это любит любая женщина. Табата — не исключение. Ей это очень интересно, потому в передаче она участвует с удовольствием.

— Сильно отличается темперамент американских и русских женщин?

— Я сразу представил, сколько девушек в России прочитают эту заметку (смеется)! Трудно судить, все люди разные. Я в своей жизни встречал много хороших девчонок, но судьба меня свела с Табатой.

ЖДЕМ ВНУКОВ

Мы не успели выйти из раздевалки, как Женю тут же окружили поклонницы, которые чуть ли не скандировали: «Набби! Набби!» Пока Набоков раздавал автографы, я поговорил с его родителями, Татьяной Владимировной и Виктором Дмитриевичем.

— Удивлены резким взлетом в карьере Жени?

В.Д.: — Таких успехов не- многие добиваются, но я ожидал этого.

— Виктор Дмитриевич, вы сами были вратарем?

В.Д.: — Да, играл 22 года в «Торпедо» (Усть-Каменогорск) и немного в свердловском «Автомобилисте».

— Как Женя попал в хоккей?

Т.В.: — Сначала он с папой ходил на тренировки, просто катался. Затем мы записали его в детскую спортивную школу, а потом он стал заниматься в спецклассе. Проблем с ним никаких не было: Женя рано утром вставал и шел на тренировку. Был очень самостоятельный мальчик.

В.Д.: — И в хоккее прогрессировал с каждым годом.

— Сын сам решил стать голкипером?

В.Д.: — Думаю, ему мама подсказала.

Т.В.: — Нет, конечно, сам.

— Как отнеслись к отъезду Жени в Америку?

В.Д.: — Я был горд за сына: у него появился шанс играть в НХЛ.

Т.В.: — А для меня это была приятная неожиданность.

— Вы часто приезжаете к сыну в Калифорнию?

В.Д.: — Да, мы здесь уже в четвертый раз, нам очень нравится.

— Как проводите свободное время?

Т.В.: — Ходим на хоккей, смотрим, как Женя играет.

— Хотите внуков?

— Обязательно (хором)!

КСТАТИ

Евгений Набоков стал соучастником юбилейного гола Бретта Халла. 38-летний нападающий «Детройта» забросил 700-ю в карьере шайбу и присоединился к Уэйну Гретцки (894), Горди Хоу (801), Марселю Дионну (731), Филу Эспозито (717) и Майку Гартнеру (708). В конце второго периода, получив поперечный пас от Павла Дацюка, Халл исполнил свой фирменный бросок – в одно касание, клюшка дугой. «Бретт – великий игрок, и для него это очень важная шайба, – сказал после матча Набоков. – Правда, для нас этот гол был совсем некстати». Кстати, свой первый гол Халл забил 13 ноября 1986 года, когда еще играл за «Калгари». Жене было тогда 11 лет.

10 марта прошлого года во встрече с «Ванкувером» (7:4) Евгений Набоков открыл счет голам в НХЛ. За 48 секунд до конца матча, когда «Акулы» играли в большинстве, а «Кэнаки», уступая 4:6, отчаянно заменили вратаря шестым полевым игроком, Набоков точно бросил шайбу низом через всю площадку. «Соврал бы, если бы сказал, что не испытываю особых эмоций по этому поводу, - сказал Набоков. – Поначалу я пытался отдать шайбу Брэду Стюарту, но в последний момент, когда защитники расступились, я передумал, чему очень рад».