СЕВЕРОАМЕРИКАНСКАЯ НХЛ 

Защитнику «Рейнджерс» Владимиру Малахову я позвонил перед матчем с «Флоридой», в котором россиянин, увы, участия не принял. Причина прозаическая: травма спины.

Я УВАЖАЛ ТРОТТЬЕ

— Владимир, когда вернетесь на лед?

— Пока даже не тренируюсь, прохожу курс лечения.

— Как оцениваете сезон?

— Двояко: у меня игра вроде бы получается, у команды — нет.

— Почему «Рейнджеры» буксуют?

— Эх, если бы я знал ответ, давно бы работал главным тренером! (Смеется.)

— Кстати, о тренерах. Что помешало Брайану Троттье проявить себя в клубе?

— Как-то не задумывался, у меня и собственных проблем хватает. Каждый должен заниматься своим делом.

— Но Троттье вам давал какие-то указания?

— Конечно, как и любой другой тренер. Возможно, эти указания были немного жесткими, чтобы ребята их нормально воспринимали. Но мне очень не хочется быть судьей в этом деле. Кого-то обвинять в смертных грехах — проще всего.

— Может, защитить стоит? В североамериканской прессе была информация, что Троттье не пользовался в команде авторитетом, звезды об него чуть ли не ноги вытирали.

— Я о него ноги не вытирал, а уважал Троттье как тренера и человека. Но надо учитывать, что Брайан только дебютировал в роли главного тренера. Может, он еще не сложился как специалист, не был готов к руководству «Рейнджерс» — клубом с большим бюджетом и столь звездным составом?

— Когда Алексей Ковалев после перехода из «Питсбурга» появился в вашей команде?

— Во вторник он уже тренировался с «Рейнждерс». Катался в звене Петра Недведа. В коллективе Лешу приняли хорошо. Все-таки он играл в «Рейнджерс» раньше, у него здесь много знакомых.

— А вы до травмы с кем выходили в паре?

— Играл с Борей Мироновым, пока спина перестала меня слушаться.

— Шансы на выход в плей-офф еще есть? По прогнозам вам в оставшихся 24 матчах надо одержать 18 побед!

— Шансы всегда есть, а надежда умирает последней. Нас лишний раз настраивать не нужно, все и так стараются. Но получается пока не все, как хотелось бы.

— Как самочувствие Павла Буре?

— Он уже катается с командой. Говорит, что чувствует себя лучше. Когда вернется, не знаю, но прогресс есть.

РУССКИЙ НЬЮ-ЙОРК

— Любопытно, что теперь в клубе выступают сразу пять наших олимпийцев последнего созыва — вы, Буре, Каспарайтис, Миронов и Ковалев!

— Это точно. Мы уже шутили на эту тему: мол, еще два-три наших игрока, и «Рейнджерс» можно переименовывать в сборную России! (Смеется.)

— Как отнеслись к тому, что лига с этого сезона отказалась вести подсчет силовых приемов? Наверняка, что для защитников такая статистика была важна: у Каспарайтиса, например, она влияла на размер контракта.

— У Дарюса сверхжесткий стиль игры. Может, у него и были в контракте какие-то бонусы, связанные с силовыми приемами. Но лично я не обращаю особого внимания на то, кого и сколько раз толкнул за игру.

— За карьеру вы выступали во всех трех нью-йоркских клубах — «Айлендерс», «Нью-Джерси» и «Рейнджерс»…

— Да, причем кроме меня в истории лиги было только три таких игрока. (Смеется.)

— Можете сравнить болельщиков этих команд?

— У «Рейнджерс», пожалуй, самые горячие поклонники: они могут тебя любить, а на следующий день ненавидеть. Очень эмоциональные болельщики, но это, наверное, от ритма жизни города зависит. На окраине, в Лонг-Айленде и на Ист-Рутерфорде, фаны спокойнее.

— До скольких лет планируете играть?

— Так далеко не загадываю, но пока уходить не собираюсь. У меня еще год контракта, а потом ожидается локаут. Там будет видно. Может, вообще окажусь невостребованным: кому я, такой старый, буду нужен? (Смеется.)

– Удалось отдохнуть во время звездного уик-энда?

– Как раз до матча «Всех звезд» я получил травму, потому все каникулы ушли на лечение. Я их за городом провел. Кстати, саму игру посмотреть не удалось: в это время ехал домой от врачей.

ТАКАЯ РОМАНТИКА!

– У вас есть хобби?

– На развлечения свободного времени практически не остается: все занимает хоккей. Но если говорить о музыке, то мне русская группа «Би-2» нравится. Они еще про «полковника, которому никто не пишет» поют. Это старенький хит, но их первый альбом получился приятным. Недавно на слуху были песни «Серебро» и «Мой рок-н-ролл». Стараюсь не пропускать музыкальные новинки этой группы. Кстати, в Нью-Йорк приезжает много российских исполнителей. В этом сезоне мы с Пашей Буре, например, ходили на концерт Аллы Пугачевой. Жаль, что не всегда удается выбраться: мы ведь все время в разъездах, играем и тренируемся.

– Все русские в «Рейнджерс» раньше играли за московские клубы – ЦСКА и «Динамо». Вспоминаете боевую юность?

– Да, совсем недавно об этом говорили, когда все вместе собрались. Много смешных моментов было!

– Рассказать можете?

– Они такие веселые, что не для прессы. (Смеется.)

– 14 февраля – день святого Валентина. У вас с женой была романтичная история знакомства?

– Ничего романтичного. Нас друзья в Нью-Йорке познакомили. Людмила работает в модельном бизнесе. Интересно, что сразу после первого свидания она… на месяц уехала работать в Австралию. Потом вернулась, мы встретиться толком не успели – снова улетела по делам. Такая вот романтика!

– Жене подарок готовите?

– Обязательно! Только пока не скажу, какой. Пусть сюрпризом будет. (Смеется.)