СЕВЕРОАМЕРИКАНСКАЯ НХЛ

21-летний россиянин Алексей Семенов метеором ворвался в основной состав «Эдмонтона», в считанные дни став одним из лучших защитников клуба. Семенов пользуется доверием тренера, стремительно прибавляет в опыте и мастерстве.

С Семеновым я разговаривал после матча, в котором «Канадцы» с трудом взяли верх над «Нефтяниками» (3:2). Алексея приятно удивило, что в Монреале есть российские журналисты, и он с видимым удовольствием рассказал о себе и «Эдмонтоне».

— Алексей, большую часть сезона вы провели в совместном с «Монреалем» фарм-клубе «Гамильтон Бульдогз». С каким чувством играли против экс-одноклубников?

— Вы забыли добавить, что нынешний тренер «Канадиенс» Клод Жюльен до недавнего времени возглавлял «Гамильтон». Команда у нас была хорошая, приятно вспомнить. В этом матче я стремился доказать, что «Эдмонтон» сильнее. Это особое чувство, когда играешь против бывших одноклубников, тренера и хочешь показать, что ты в чем-то их лучше. Перед матчем я общался со многими друзьями по «Бульдогз» — Марселем Госсой, Майком Комисареком, Мэтью Гароном: у них настрой тоже был боевым. Что ж, на этот раз удача улыбнулась не нам.

— Престижно выступать в «Эдмонтоне», за который в свое время играли Уэйн Гретцки, Марк Мессье, Яри Курри?

— Разумеется. Мне нравится команда и сам город: в Эдмонтоне жизнь идет размеренно, спокойно. Очень хотел бы закрепиться в команде и сделать хорошую карьеру.

— Неужели в Гамильтоне жизнь била ключом?

— Там было больше развлечений, потому что городок находится рядом с Торонто — центром русской Канады. По магазинам можно было прогуляться, в баньке попариться. Скучать не приходилось.

— Пользуетесь доверием у тренера Крэйга Мактавиша?

— Мне кажется, да. В матче с «Торонто», например, получил 26 минут игрового времени, с «Монреалем» — 19, да и начал встречу в стартовой пятерке. Хорошо, если бы все и дальше так замечательно складывалось.

— Не тяжело, что в «Эдмонтоне» нет русских?

— К тому, что не с кем поговорить на родном языке, уже давно привык. В «Гамильтоне», кстати, тоже наших не было. Общаюсь с местными ребятами: с английским у меня проблем нет.

— Какое самое яркое впечатление от НХЛ?

— Их два: первый матч в лиге и первый гол. Помню, дали пас по борту, подобрал шайбу и сразу бросил по воротам. Представляете, я даже не понял, что забил! Думал, диск переправил в сетку одноклубник, который стоял на пятачке. Поехал его поздравлять, но ребята мне сказали: стой, это же твоя шайба! Но по арене объявили, что гол забил Эрик Брюер. Я вернулся на скамейку и спросил Эрика: «Неужели я так на тебя похож?» Брюер усмехнулся и сказал: «Ничего, сейчас все исправим». Действительно, гол все-таки записали на меня. Первая шайба в НХЛ — это что-то фантастическое!

— Как в команде отнеслись к тому, что на одном из матчей Мактавиш в порыве гнева вырвал язык у клубного талисмана «Калгари»?

— Если честно, этот эпизод не вызвал у нас никаких эмоций. Я, например, был на площадке и не видел, как все произошло. Узнал позже, когда по телевизору показали. Но Крэйга можно понять: матч был очень напряженным. Мы ведь с «Калгари» выступаем в одном дивизионе, команды базируются в одной провинции, наше дерби даже называется «Битва при Альберте».

— Смотрели матч «Всех звезд»?

— Нет, в этот день я ездил в Гамильтон за вещами. Зато успел на матч «Бульдогов» с «Манитобой», за которую выступает мой друг Федя Федоров — играл он довольно неплохо. Что касается «СуперСкиллз», то у нас в команде проводились подобные конкурсы. Я выиграл соревнование на самый сильный бросок — 168,4 км в час. Кстати, во время звездного уик-энда победитель Эл Макиннис бросил «лишь» на 157,8 км в час. В забеге на скорость я пришел вторым, уступив Джейсону Чимере. Он вообще установил новый рекорд лиги.