-->
V4x3 l 1515603768147

…Разговор с Михаилом Державиным был одним из моих первых интервью. Осенью 2001-го я только начинал работу в «Советском спорте». И получив задание обсудить хоккейные дела с одной из акул шоу-бизнеса, позвонил Михал Михалычу. К моему удивлению, он сразу ответил и с ходу включился в разговор, который я сейчас и предлагаю вашему вниманию.

- К огорчению для меня, в субботу столичное «Динамо» в Магнитогорске уступило «Металлургу», - сожалеет Михал Михалыч. - Тем не менее «Динамо» остается среди лидеров, чему я очень рад. Ведь это моя старинная любимая команда. Заболел я хоккеем еще в 1948 году. Тогда в Москву на серию матчей приехал сильнейший в то время чешский клуб ЛТЦ. Цвета нашей страны защищали знаменитые Зикмунд, Новиков, на воротах стоял Меллупс. Под флагом Москвы играла фактически сборная СССР. Мы впервые увидели хоккеистов в трусах. Наши еще выступали в широких шароварах. А на головах были шапочки или шлемы наподобие велосипедных, похожие на связку бананов. Увлечение хоккеем во времена моего детства было необыкновенное. Мы сами заливали каток в маленьком палисаднике во дворе. На улице Вахтангова. Ставили самодельные бортики. Вообще все было самодельным. Шайбы аккуратно вычерчивали циркулем на кусках резины, вырезали, потом сбивали гвоздями. В игре они часто разлетались. Клюшки мастерили из многослойной фанеры, обматывая их потом изолентой. А напротив ресторана «Прага» была точильня. Там мы обрабатывали свои коньки – «гаги». Делали их похожими на канадские, в них удобнее было разворачиваться. Потом пижонили на таких «канадах». На ворота становился тот, у кого шуба была толще. Вратарь надевал валенки, стоял без коньков. Придумывали себе щитки. Варежки набивали, чем попало. Но все равно было больно, так как сражались не на шутку.

В те годы наша сборная регулярно выигрывала мировые первенства. Прочитал недавно в газете, что в «Авангард» пригласили двух чехов. И как-то обидно стало за страну. В кузницу хоккея приглашают играть иностранцев.

Нам с Александром Ширвиндтом случалось летать с нашей сборной за океан на Кубок Канады в составе группы поддержки вместе с Озеровым и Мартыновым. У нас был номер. Я на тарабарском языке произносил скороговоркой текст из английских слов. Ширвиндт очень смешно переводил. Наши ребята покатывались со смеху. А у работников отеля, где мы выступали, буквально вытягивались лица. Они все пытались понять, о чем идет речь и недоумевали, из какой страны я приехал. В тот раз в качестве почетного гостя с нами прилетел дядя Толя Тарасов. Помню, как встретившись с Уэйном Гретцки, он сказал ему: «Главное, не зазнавайся. Слава уходит быстро. Надо постоянно работать, иначе тебя заменят более молодые». А тренер канадцев, стоя за спиной Гретцки, только кивал. Сам он знаменитому форварду сказать такое не мог. Кстати, Уэйн сам подписал мне клюшку. Я ее потом подарил Валентину Плучеку. Дома у меня хранится другая -с автографами Третьяка, Старшинова, Васильева, Саши Мальцева. Мне ее вручили на вечере встречи звезд нашего хоккея. Отдам ее внукам, как и все остальное игровое обмундирование. Жаль, что во дворике, возле нашего дома каток давно не заливают. Дети предпочитают спорту компьютер.

В прошлом году был на хоккее в Торонто. Встречался там со Славой Фетисовым, приехавшим на матч с «Нью-Джерси». Очень надеюсь, что ему удастся собрать команду, которая на Олимпиаде-2002 вернет России былой престиж.

- Вот сейчас посмотрел на себя в зеркало, - сказал мне Державин напоследок. – Сам в халате. В одной руке клюшка, в другой телефонная трубка…

И весело захохотал. Он всегда умел здорово пошутить.