НАШ ЧЕЛОВЕК В НХЛ

Дэдлайн — последний день сезона, когда разрешены обмены игроков. В этом году «час Х» случился 11 марта в 15 часов по времени Восточного побережья, или в 23.00 по Москве.

К этой дате резко возрастает активность генеральных менеджеров на кадровом рынке, совершается много обменов. После — полный штиль и никаких переходов.

Хоккеист спокойно ждет «часа Х» и вряд ли нервничает по этому поводу. А как иначе воспринимать дэдлайн? Ведь обмены совершают генеральные менеджеры, и от игрока мало что зависит. Правда, у некоторых ребят в контракте есть пункт «no trade», то есть невозможность обмена хоккеиста без его согласия. В основном такое условие ставят ветераны, которые не хотят в конце карьеры переезжать в другой город.

В бытовом смысле обмен — неприятное известие. Игроку приходится обживаться на новом месте, а у некоторых есть недвижимость, дети в школу ходят, перевести их из одного учебного заведения в другое совсем непросто. С точки зрения хоккея обмен — рядовое событие, и оно мало кого пугает: в НХЛ игроков меняют очень часто. Работа, по сути, везде одинаковая: выходи на площадку и приноси пользу команде.

Сначала потенциальных участников обмена просматривают скауты, которые предоставляют генеральному менеджеру полную информацию о хоккеисте. Если управляющий считает, что игрок способен усилить его клуб, он садится за телефон, звонит коллегам и начинает переговоры. Со сделками тянут до последнего часа: каждый менеджер хочет совершить оптимальный обмен и поэтому применяет выжидательную тактику. Мол, или сейчас, или никогда. Если какой-то хоккеист нужен другой команде, а время поджимает, то, конечно, управляющий вынужден соглашаться на предлагаемые условия. В конце концов сделка совершается, и о том, что его обменяли, хоккеист обычно узнает от генерального менеджера или своего агента.

Перед дэдлайном в прессе появляется море слухов: журналисты подогревают интерес к «часу Х», но не пишут ничего конкретного, оперируя рассуждениями и домыслами. К примеру, говорят, что в «Сент-Луисе» могут оказаться Алексей Житник, Шон Бурк и Мирослав Шатан. Но верная информация обычно появляется постфактум. Не стоит обращать внимания на слухи — в них нет ничего позитивного, идет обычная спекуляция.

В Суперлиге не принято менять игрока на игрока, здесь действует система трансферов. К тому же в российских клубах отсутствует должность генерального менеджера. В России комплектованием состава в основном занимаются тренеры или начальники команд. В НХЛ все исходит от управляющего. Конечно, с тренерами советуются, но бывает и так, что наставника ставят перед фактом: с этого дня в команде будет игрок N.

5 марта произошел один из самых громких обменов сезона: капитан «Сан-Хосе» Оуэн Нолан перешел в «Торонто». Таких звездных нападающих, как Нолан, можно пересчитать по пальцам, к тому же обмен капитана — это вообще большая редкость. Кроме того, «Листья» взяли из «Каролины» защитника-ветерана Глена Уэсли. «Торонто» — отличный пример команды, которая целенаправленно усиливается перед плей-офф. Это особенности дэдлайна: «Акулы» до последнего момента держали в составе Нолана, чтобы он принес команде максимальную пользу, а потом его обменяли — «Сан-Хосе» не попадает в кубковую восьмерку и высвобождает деньги, чтобы усилиться к будущему сезону.

Если «Торонто» выступает в роли покупателя, то другие команды, как, например, «Буффало», — продавца. «Клинки» решают свои финансовые проблемы и избавляются от ветеранов с большими контрактами – Криса Грэттона, Стю Барнса, Роба Рэя. Команда недавно признала себя банкротом и сейчас сокращает платежную ведомость, мало думая о том, что будет в следующем году.