ХОККЕЙ

11 марта исполнилось бы 65 лет одному из лучших вратарей в истории отечественного хоккея, двукратному олимпийскому чемпиону, восьмикратному чемпиону мира Виктору Коноваленко. Дворец спорта в Нижнем Новгороде, в котором принимает соперников его родное «Торпедо», носит имя этого выдающегося мастера.

После триумфальных дебютов сборной СССР на чемпионате мира-54 и Олимпиаде-56 наступило время относительного затишья: 6 лет советские хоккеисты не поднимались на верхнюю ступень пьедестала почета. А затем наступил 1963 год, с которого начался отсчет феноменального рекорда нашей дружины – 9 подряд побед на мировых первенствах!

ФИННУ СТАЛО СТЫДНО

Главных героев рекорда, повторить который сегодня кажется нереальным, назвать сложно. Первое, что приходит в голову, – это перечислить тех, кто с 1963 по 1971 год официально признавался международной федерацией (тогда она сокращенно называлась ЛИХГ) сильнейшими на чемпионатах в своих амплуа. Это защитники Эдуард Иванов, Александр Рагулин, Виталий Давыдов, нападающие Вячеслав Старшинов, Константин Локтев, Александр Мальцев и трижды — Анатолий Фирсов. Вратарей в этом списке нет. Однако Фирсов, претендент номер один, казалось бы, на звание «Самый из самых», публично называл, причем уверенно, лучшим хоккеистом того славного десятилетия Виктора Коноваленко. И только удивлялся по поводу отсутствия официального признания Виктора на мировых форумах.

«Особенно явно ошиблись устроители чемпионата в 70-м году, — писал Анатолий Фирсов в своей книге «Зажечь победы свет». – Я как-то могу еще понять, почему «не замечали» великолепную игру Коноваленко на предшествующих чемпионатах: прекрасная оборона, постоянный натиск форвардов объясняют, отчего игра велась преимущественно на половине поля соперников, но на последнем, стокгольмском чемпионате… Будем смотреть правде в глаза – не раз ошибки наших защитников мог исправить только Виктор. И если мы пропустили в свои ворота шайб вдвое меньше, чем вторые призеры, и втрое, чем третьи, и если все так дружно, хотя не всегда справедливо, корили наших защитников, то неужели возможно другое объяснение удивительной крепости нашей обороны, чем безошибочная игра вратаря?

Не только Фирсов не был согласен с тем, что Коноваленко не признали лучшим на чемпионате мира-70. Такого же мнения придерживались и журналисты, аккредитованные на стокгольмский форум. Они по традиции определяли символическую сборную, и тут среди коллег по амплуа наш голкипер был вне конкуренции – 43 голоса. Почти вдвое меньше – 23 – у ставшего вторым шведа Лейфа Хольмквиста. На всех остальных вместе взятых вратарей пришлось 19 голосов. ЛИХГ же отметила специальным призом не Коноваленко и даже не Хольмквиста, а финна Урпо Илонена. На торжественной церемонии вручения наград он во всеуслышание произнес: «Мне стыдно получать этот приз, когда есть такой вратарь, как Виктор Коноваленко».

ОБЕЩАНИЯ СДЕРЖИВАЛ

Между тем после заключительного матча первого круга турнира со шведами было неизвестно, сможет ли Виктор продолжить чемпионат, а если да, то в каком состоянии он будет находиться. От удара коньком по маске он получил тяжелую травму – перелом переносицы. Во всяком случае, об участии в ближайшей встрече, с финнами, речи не шло. Местные медики прописали постельный режим, но Коноваленко настоял на том, чтобы его вернули в распоряжение сборной и сдали на руки врачу команды Олегу Белаковскому. А того, в свою очередь, Виктор убедил в готовности играть против финнов. Увидев Коноваленко в стартовом составе нашей дружины, публика была изумлена его мужеством! Неудивительно, что отечественные журналисты признали тогда лучшим хоккеистом сезона именно Коноваленко.

За два года до этого тоже возникли сомнения, ставить ли в ворота Коноваленко. Но по другой причине: он неудачно сыграл против чехов, уступив которым 4:5 в предпоследнем туре олимпийского турнира, наши резко ухудшили шансы на золотые медали. Однако они вновь стали реальными после неожиданной ничьей тех же чехов со шведами, которые уже не имели турнирной мотивации. Узнав этот результат, Коноваленко решил, что с канадцами играть должен именно он: его тезка Зингер мог переволноваться и не выдержать. Пошел к тренерам. «Хочешь играть?» – переспросил его Анатолий Тарасов. «Хочу! Не подведу!» — заверил голкипер. «Ты же знаешь, мы такой вопрос решить не вправе, – сказал Аркадий Чернышев. – Надо посоветоваться с ребятами».

О том, что все-таки ему доверено охранять ворота, Коноваленко узнал только в раздевалке перед разминкой. И сыграл блестяще. Наши победили 5:0 и в результате выиграли вторую подряд Олимпиаду.

«ДВАДЦАТКУ» ОТДАЛ БЕЗ РАЗДУМИЙ

В 1971 году Виктора Коноваленко на посту основного вратаря сборной сменил юный тогда Владислав Третьяк. Сменил почти на полтора десятка лет. Между прочим, на обоих чемпионатах мира, которые Коноваленко и Третьяк провели вместе, первый был самым старшим в сборной, а второй – самым молодым.

 — Еще в детстве я выбрал себе 20-й номер, как у Коноваленко, — рассказывает Владислав Третьяк. — Потому что хотел быть похожим на него. В моем понимании лучшего вратаря у нас не было. А уже потом мне посчастливилось играть с ним вместе на двух чемпионатах мира, чему я был очень рад. Для меня он всегда служил образцом настоящего вратаря. Талантливый, бесстрашный, самобытный. Этакий гриб боровичок — небольшого роста, хладнокровный, грамотный. Были ли мы конкурентами? Мне всегда казалось, что нет. Когда я пришел в сборную, он сказал: «Тебе долго еще играть, забирай себе 20-й номер». Этот поступок стал для меня ярким примером человечности: взять и просто так отдать номер, под которым всегда играл. Вообще-то спортсмены не любят расставаться с такими вещами, ведь обычно они суеверны. Конкуренции особой между нами не было и потому, что четко было известно: он – основной вратарь, я – второй. Тарасов всегда мне говорил: «Смотри внимательно, как он тренируется, как что делает. Учись». И я смотрел, учился. А потом произошла смена поколений. На свой второй чемпионат мира, как и на первый, я приехал дублером, а вот в решающем матче за золотые медали в ворота поставили уже меня.

Закончив выступать, Виктор всегда приходил на игры нашего ЦСКА в Горьком. Интересовался, как дела, мы каждый раз обязательно общались. Хотя он всегда был очень немногословным, предпочитал мало говорить, но больше делать. Однажды Коноваленко участвовал в съемках фильма обо мне. В одном из эпизодов он подходит ко мне перед игрой, и мы обнимаемся.

Его приглашали и в «Спартак», и в ЦСКА, и в «Динамо»: кто ж не хотел иметь в составе лучшего вратаря страны? В Москве, понятно, условия жизни были лучше. Но он не хотел никуда уезжать из Горького и навсегда остался верен родному городу, своему клубу. В значительной мере благодаря ему «Торпедо» было на слуху, очень много пользы принес Виктор команде.

НАШЕ ДОСЬЕ

Виктор Сергеевич КОНОВАЛЕНКО.

Родился 11 марта 1938 года. Заслуженный мастер спорта (с 1963 года). Вратарь. Начал играть в 1954 г. в Горьком в юношеской команде автомобильного завода. В 1956–1972 гг. – в команде мастеров «Торпедо» (Горький). Второй призер чемпионата СССР-1961. В чемпионатах СССР провел 450 матчей. Финалист Кубка СССР-1961. 7 раз (1963–1968, 1970) входил в список шести и 10 раз (1960, 1961, 1963–1968, 1970, 1971) – в список 33 и 34 лучших хоккеистов сезона. В 1970 г. признан лучшим хоккеистом СССР, а в 1968 г. стал в этой номинации третьим. Чемпион мира 1963–1968, 1970, 1971 гг. Чемпион Европы 1963–1968, 1970 гг. Олимпийский чемпион 1964, 1968 гг. Второй призер чемпионатов Европы 1961, 1971 гг. Третий призер чемпионата мира-1961. На чемпионатах мира, Европы и Олимпийских играх провел 54 матча, из них 48 победных. Вошел в символическую сборную чемпионата мира-1970. По окончании карьеры работал тренером в детско-юношеской школе горьковского (нижегородского) «Торпедо». Награжден орденами Трудового Красного Знамени (1965) и «Знак Почета» (1968).

Умер 20 февраля 1996 года.