«Он хотел дарить счастье всем, кто смотрит хоккей». Памяти Сергея Гимаева

Креативный продюсер КХЛ ТВ Дмитрий Федоров вспоминает коллегу Сергея Гимаева в годовщину его ухода из жизни – 18 марта 2017 года.
«Он хотел дарить счастье всем, кто смотрит хоккей». Памяти Сергея Гимаева
18 марта 2018 03:50
автор: Павел Лысенков

– В памяти болельщиков Сергей Наильевич наверняка остался как веселый, жизнерадостный человек, – рассказывает Дмитрий Федоров. – Но я не помню случая, чтобы он сам рассказывал анекдоты. И не помню, чтобы шутил. При этом сам активно реагировал на шутки. Очень спокойно воспринимал всякие подколки. Всегда подхватывал юморные идеи.

Моментально реагировал на всякие идеи и предложения. Был легким на подъем. Такое нечасто увидишь в нашей профессии. Если люди трудятся долго, заработали статус, то они считают, им меняться не нужно. Поэтому разные акции и выдумки они воспринимают в штыки. К сожалению, это такая форма звездной болезни.

Cтатьи | Сергей Гимаев: Спасибо, что не забываете папу! Что дело его живет

Так вот, у Гимаева ничего подобного не было. Он очень адекватно реагировал на все, был готов к разным приключениям и историям. И вот я вспоминаю, что во время чемпионата мира 2015 года мы с Дмитрием Губерниевым обсуждали, что нужно экстравагантным образом привлекать внимание к передачам, эфирам.

А как это сделать? В том числе, внешним видом. И возникла идея в будний день, когда ничего не происходило на чемпионате мира и в стране, выйти в эфир всем в бабочках.

Мы к Сергею Наильевичу: «Вы как?» – «Легко! Давайте, здорово. У меня дома есть несколько бабочек».

Помню, как мы их выбирали, готовились. А потом после эфира была куча звонков. «Почему вы так решили? Это с чем связано?» – «Да просто так…»

Это был разрыв шаблона. И ведь часто зрители смотрят телевизор без звука. А мы вызвали у них желание быстро звук включить. Взбудоражили их любопытство.

Да, Сергей Наильевич легко на это соглашался даже на молодежные затеи, если ему идея нравилась, если она вызовет внимание и ажиотаж публики. Нужно попозировать, сделать изумленное или восхищенное лицо для заставки передачи «Гимаев говорит» – пожалуйста! Бывало, договаривались перед эфиром, что начнем ругаться и кричать друг на друга. У меня одна позиция, у него – другая, зарубимся в споре.

«А давай, Дима, легко!» Гимаев мог подыграть. Каждый эфир был для него праздником, событием. Он понимал, что людей нужно всегда удивлять. И отдавался работе, чтобы болельщикам было интересно. А может, как работу он это и не воспринимал, потому что просто жил хоккеем.

Эта история с бабочками у меня всегда в памяти. Вроде бы такая мелочь. Но всем понравилась. Люди отреагировали, хвалили нас. И улыбнулись, когда увидели в эфире нас с Сергеем Наильевичем. Я хочу, чтобы вы сохранили эти эмоции и вспоминали Гимаева с улыбкой. Ведь он хотел дарить счастье всем, кто его смотрит, кому он рассказывает о хоккее.