Хоккеист Сергей Федоров и теннисистка Анна Курникова давно находятся в центре внимания публики. Интервью, которое нападающий «Детройта» дал канадскому еженедельнику The Hockey News, вызвало эффект разорвавшейся бомбы. Публикуем фрагменты этой откровенной беседы, в которой Федоров признался, что был женат на секс-символе мирового тенниса.

НОВАЯ ЖИЗНЬ

— Почему вы недавно порвали отношения с агентской фирмой «Октагон» и начали работать с IMG?

— Честно говоря, у меня было много причин. Я хотел кардинально изменить свою личную и спортивную жизнь. Нужно было разобраться в том, что происходило между мной и «Октагоном» за те четыре года, которые мы работали вместе. Я не был уверен в том, что эта компания достаточно серьезно относится к моим интересам, принимает их близко к сердцу.

(Комментарий The Hockey News: «Мы связались с Брайаном Лаутоном, директором «Октагона» по хоккейным операциям, и он заявил: «Неправда! Мы старались сделать для Федорова все, что в наших силах, провели огромную работу в переговорах по его новому контракту. Трудно объяснить, почему Сергей говорит такие вещи. Лично мне Федоров ничего подобного не говорил».)

— В прессе промелькнула информация о том, что вам предлагали пятилетний контракт на 50 миллионов долларов. Это правда?

— От руководства «Детройта» поступило несколько предложений, и это все, что я могу сказать. Если я буду называть конкретные цифры и сроки, которые были задействованы в наших переговорах, у болельщиков может сложиться неправильное впечатление обо мне. К тому же в ноябре прошлого года у меня была очень сложная ситуация в личной жизни. В то время мне хотелось сосредоточиться только на хоккее. Я попросил Кена Холланда (генерального менеджера «Детройта») и мистера Майка Илича (владельца команды) дать мне немного времени на то, чтобы разобраться в некоторых моментах, потому что я тогда пытался начать новую жизнь.

РАЗНИЦА В ВОЗРАСТЕ

— Вы уволили агентов из «Октагона» потому, что они также работали с Анной Курниковой?

— Совершенно не поэтому.

— Ходило много слухов о том, что вы с Анной были женаты. В них есть доля правды?

— Да, мы были женаты, правда, недолго. Но сейчас мы в разводе.

— Вы продолжаете встречаться с Курниковой или уже нашли себе новую подружку?

— С Анной меня ничего не связывает, и заводить романы в ближайшее время я не намерен.

— Почему журналисты и болельщики устроили вокруг ваших отношений с Анной настоящий ажиотаж? Эта шумиха причиняла вам много беспокойства?

— Нет, я все это спокойно воспринимал. Мне кажется, главная причина была в нашей с Анной разнице в возрасте (сейчас Курниковой — 21, а Федорову 33 года). Мы долгое время были просто друзьями… На самом деле, мы были разными людьми, но в молодом возрасте, когда влюбляешься и любишь, многого не замечаешь.

— Несколько лет назад у Павла Буре был роман с Курниковой. Это испортило ваши с ним отношения?

— Я до сих пор точно не знаю, что там было. Все новости о Буре и Курниковой я узнавал из журналов, да и то старался про это не читать. Но Анна говорила, что у нее с Павлом не было ничего серьезного, и мне хочется ей верить… В общем, мы замяли эту тему.

СВОЙ ДОМ

— Для вас важно жениться именно на русской девушке или все равно?

— Раньше я бы дал однозначный ответ, но сейчас не уверен. Отвечать не буду: точно не знаю, а врать не хочется.

— Что вы чувствуете, когда слышите имя Владимира Константинова?

— Грусть. За победу в плей-офф-97 мы заплатили слишком большую цену. Я бы обменял перстень чемпиона на здоровье Константинова, но, увы, это невозможно. Я очень тяжело пережил известие об автокатастрофе, после которой Владимир стал инвалидом. Ведь мы были близкими друзьями: играли в ЦСКА, жили на выезде в одном номере… Не представляю, как эта трагедия могла произойти с таким человеком, как он.

— Расскажите какую-нибудь любопытную историю из вашей жизни, которую еще никто не знает.

— У меня бывают ночные кошмары. Представьте себе, просыпаюсь среди ночи, и кажется, что кто-то находится в моей комнате. Вскакиваю с постели, чтобы проверить — слава богу, никого нет. Смотрю на настольную лампу, и мне кажется, что она двигается.

— Чем будете заниматься, когда завершите спортивную карьеру?

— Понадобится время на то, чтобы отдохнуть от хоккея. Я играю уже 17 лет, а «Детройт» успешно выступает в плей-офф, поэтому летний отпуск получается очень коротким. Хотел бы обосноваться на каком-то месте, где буду чувствовать себя комфортно, иначе говоря, хочу найти свой дом. Я по-прежнему не знаю, где он будет, но сейчас мне нравится жить в Детройте.