ГОСТЬ РЕДАКЦИИ

Сколько крови в свое время попортил вратарям могучей сборной Советского Союза блистательный форвард команды ЧССР Иван Глинка! Вместе со своими товарищами по чехословацкой дружине он трижды завоевывал золото мировых первенств. Игрок-звезда стал звездным тренером, что редко кому удается. Глинка привел сборную Чехии к золотым медалям Олимпиады–98 и чемпионата мира 1999 года. Довелось ему поработать главным тренером и в клубе НХЛ. Перед началом нынешнего сезона громкой сенсацией стало согласие Глинки возглавить омский «Авангард». Сегодня у нас в гостях наставник омских «ястребов».

— Пан Иван, о чем вы мечтали в детстве? Кем хотели стать?

— Сколько себя помню, всегда занимался спортом. Естественно, и мои мечты были с ним связаны. Хотел стать классным футболистом или хоккеистом. Но должен сказать, что и в школе я неплохо учился.

— Когда осознали, что хоккей становится вашей профессией?

— Я в очень раннем возрасте начал играть во взрослом чемпионате Чехословакии. Мне было 16 лет. Тогда и задумался всерьез о карьере хоккеиста. Кстати, в то время я уже и в вузе учился.

НА ЛЬДУ ПОМНИЛИ О ПРАГЕ-68

— Когда вы с блеском выступали за сборную Чехословакии, накладывала ли какой-то отпечаток на ваши матчи против команды СССР большая политика? Выходя на лед биться с советскими хоккеистами, вспоминали 1968 год?

— Безусловно, в этих встречах всегда присутствовала определенная доля политики. И обе стороны прекрасно понимали это. Я вам скажу, что люди в Чехословакии никогда не были согласны с тем, что предприняло руководство СССР в августе 68-го, когда ввело войска в Прагу. И победы на ледовой площадке были одним из способов выразить протест и гордость нашего народа. Мы дрались в этих матчах не на жизнь, а на смерть, старались прыгнуть выше головы. И как вы, наверное, знаете, нам нередко удавалось обыгрывать грозную сборную Советского Союза.

— К сегодняшней России относитесь иначе, чем к СССР?

— Впервые оказался в вашей стране в 16-летнем возрасте, в 1966 году. Участвовал тогда в международном юношеском турнире, который проходил в Ярославле. С той поры много раз приезжал сюда. Надо сказать, что и в советские времена у меня было много друзей среди ваших соотечественников. Правда, запомнилось, что тогда в СССР многие люди опасались общаться с иностранцами. Конечно, хорошо, что в вашей стране, как и в нашей, политическая ситуация изменилась, общество стало открытым, у людей появилась реальная свобода.

Хочу подчеркнуть, что наши народы, русский и чешский, многое роднит. И первым делом славянский менталитет.

— Русский язык в школе изучали?

— Да, в то время это был один из главных предметов в чехословацких учебных заведениях. Однако и сегодня многие мои соотечественники учат русский.

В НХЛ УЕХАЛ БЕЗ СКАНДАЛОВ

— Вы в 1981 году отправились в заокеанскую НХЛ. Сложно ли было уезжать в Северную Америку из социалистической Чехословакии?

— У нас на сей счет существовали определенные правила. Надо было иметь заслуги перед чехословацким хоккеем, сыграть за национальную команду не менее 150 матчей и к тому же разменять четвертый десяток лет. Вот и я поехал играть за «Ванкувер Кэнакс», когда мне шел уже тридцать второй год.

— До вас уехали в Америку чехословацкие форварды Вацлав Недоманский, Рихард Фарда…

— Да, но им Чехословацкий хоккейный союз не разрешал этого делать. Они попросту сбежали. Я же получил официальное разрешение и уехал спокойно, без скандалов.

— Трудно было освоиться в заокеанском хоккее?

— Непросто. Тем более что большая часть карьеры игрока у меня уже была позади. Я попал в новую обстановку, пришлось перестраиваться. Но в целом это были для меня очень хорошие два года. В свой первый сезон в НХЛ я играл в составе «Ванкувера» в финале Кубка Стэнли. Имел хорошую возможность научиться английскому языку, познакомиться с другой культурой.

ТРЕНЕРСКАЯ ДОЛЯ

— Через два десятка лет вы снова отправились в НХЛ, но уже в другом качестве: стали после финна Алпо Сухонена вторым европейцем, заступившим на пост главного тренера энхаэловского клуба. Возглавили «Питсбург Пингвинз», однако проработали там недолго. Почему?

— Такова тренерская доля. Когда в игре не все получается, в первую очередь за это спрашивают с наставника. Результаты команды не оправдывали ожиданий руководства клуба. И оно решило отказаться от услуг главного тренера. Не первый и не последний случай в хоккейной жизни.

— Приходилось слышать, что ваши проблемы в «Питсбурге» во многом были связаны с тем, что вы недостаточно знаете английский язык.

— Всегда иностранец владеет языком хуже коренных жителей. Но вовсе не это стало тогда камнем преткновения. Тем более что в «Питсбурге» в то время был настоящий интернационал: кроме североамериканских хоккеистов, пять чешских игроков, четверо русских, шведы, финны.

— А какой язык знаете лучше – английский или русский?

— Пожалуй, владею ими примерно на одинаковом уровне.

— Если возможно, скажите, в «Питсбурге» вам платили больше, чем сейчас в «Авангарде»?

— Деньги – это всегда сложная тема. И я не считаю нужным называть свою нынешнюю зарплату.

— Считается, что в НХЛ тренеры получают гораздо меньше хоккеистов…

— Полагаю, в среднем игроки Национальной хоккейной лиги получают от 900 тысяч до 1 миллиона долларов в год. Думаю, около десятка лучших тренеров клубов НХЛ зарабатывают примерно столько же.

МАНИТ НЕИЗВЕДАННОЕ

— Что побудило вас принять приглашение «Авангарда»?

— Это предложение из России показалось мне привлекательным. Для меня, как и для многих других людей, чрезвычайно интересно что-то новое, неизведанное. «Авангард» — один из ведущих российских клубов, к тому же в нем выступают мои соотечественники. Эти обстоятельства тоже сыграли определенную роль в моем решении. К тому же привлекла возможность познакомиться с организацией хоккейного хозяйства в России.

— Как-то специально готовились к жизни в нашей стране?

— Нет. Если так можно выразиться, никакого тренировочного лагеря перед отъездом в Россию у меня не было.

— Это правда, что ваш дед участвовал в нашей гражданской войне, причем здесь, в Сибири?

— Все верно. Отец моей мамы Вацлав воевал здесь против красных в 1918 году в составе чехословацкого корпуса. Приходилось бывать ему и в Омске. Отсюда они дошли до Владивостока, откуда морским путем вернулись в Чехословакию. Дед умер в 1978 году, когда ему было 80.

В РОССИИ ОТМЕННЫЙ ЧЕМПИОНАТ

— Удивила ли вас чем-то российская Суперлига?

— Чемпионат России – турнир очень высокого качества. Пожалуй, по своему уровню ваша Суперлига уступает только НХЛ. В последнее время много классных российских игроков вернулись из-за океана и теперь выступают за отечественные клубы. Это несомненный плюс.

Большинство команд Суперлиги очень хорошо организованы, особенно в обороне. Чрезвычайно сложно забивать. Посмотрите статистику. Нередко матчи российского чемпионата заканчиваются с футбольным счетом.

— Как влияет на наше первенство то, что в нем выступает все больше игроков из Чехии, а два ведущих клуба – «Локомотив» и «Авангард» — тренируют чешские наставники?

— Пожалуй, мне еще рановато об этом судить. Чтобы что-то анализировать, делать выводы, нужно пройти какой-то этап, цикл. Для меня это в данном случае означает сезон. А чемпионат еще не закончился.

— На какой срок заключили контракт с омичами?

— Поработаю в Омске до конца текущего сезона. А уже потом, исходя из достигнутых результатов, обсудим вместе с руководством клуба мою дальнейшую судьбу.

— Какие команды российского чемпионата вам особенно понравились?

— Прежде всего «Локомотив». Отменная команда, ее можно сравнить с хорошо отлаженным механизмом. И исполнители там подобраны высококвалифицированные. Этот клуб очень сложно победить. «Северсталь», «Лада», «Ак Барс» прилично смотрятся. «Динамо» — симпатичная команда. Ну и, разумеется, «Авангард» мне нравится.

— По сравнению с НХЛ в России тренерская работа в чем проще, а в чем сложнее?

— Основное различие — в количестве игр за сезон. За океаном гораздо больше матчей. Конечно, труднее отработать столь длительный сезон. Но принципиальной роли это для меня не играет. По своей сути тренерский труд везде одинаков. И нет большой разницы – в Америке или в России тренируешь хоккеистов.

ГОРЬКОЕ ЛЕКАРСТВО ПОРАЖЕНИЙ

— Как переживаете поражения?

— Тяжело. Однако не стоит зацикливаться на проигрышах. Ведь это уже история. Проанализировал неудачи, извлек уроки, и надо идти дальше. Всем вместе трудиться, драться за хороший результат.

— У кого из тренеров и чему вы учились?

— Сложно выделить конкретных учителей. Мне довелось работать со многими специалистами хоккея. У многих из них что-то почерпнул. Хотя одного учителя все-таки назову. Это мой отец Йозеф Глинка. Он тренировал клуб в Литвинове. У отца очень многому научился, особенно тому, что связано с психологией.

— Большая часть сезона позади. Устали?

— Впереди самый важный этап сезона. И сейчас не время для того, чтобы чувствовать себя уставшим.

ОТЕЦ СЕМЕЙСТВА

— Семья у вас большая?

— Да, большая и хорошая. Моему старшему сыну от первого брака 31 год. В детстве он занимался хоккеем, велосипедным спортом. Теперь сын тоже отец семейства, работает в автомобильном бизнесе. Дочери 22, уже замужем. Младшему сыну 15 лет, скоро он окончит школу. Что касается спортивных пристрастий, то ему по душе плавание.

Поначалу я в Омске жил один. А недавно ко мне приехала жена. Так что стало веселее.

— В каких условиях живете в Омске?

— В загородном доме, неподалеку от города. Недостатка в комфорте не испытываю.

— Когда были самые счастливые мгновения в вашей жизни?

— Мне трудно что-то выделить. Их было много. Это и рождение детей, и выигрыши чемпионатов мира в качестве игрока и тренера, и победа на Олимпийских играх в качестве наставника. Рад, что таких моментов у меня немало. Есть что вспомнить.

— Иван, если не секрет, какой вы человек по характеру?

— Не так существенно, что я сам об этом думаю. Гораздо важнее, что обо мне думают другие люди, которые знают меня какое-то время, которым доводилось наблюдать за мной в таких ситуациях, где характер проявляется рельефно.

— В какой степени вам удается знакомиться с российской историей, культурой, литературой, искусством?

— У меня и раньше было много возможностей с этим познакомиться. И я ими пользовался. Думаю, что немало знаю о вашей стране.

— В Бога верите?

— Можно сказать, что я верю прежде всего в себя. Вместе с тем весьма серьезно изучаю историю мировых религий – христианства, ислама, буддизма. Это же огромный, интереснейший пласт культуры.

ВСЕГДА БЫТЬ ЧЕСТНЫМ

— Есть ли у вас какой-то девиз, жизненное правило, которому стараетесь следовать?

— Наверное, это можно сформулировать так: всегда быть честным, не кривить душой.

— Как вам русская кухня?

— Она похожа на чешскую, ведь мы славяне. Хотя есть и некоторые отличия. Кстати, в клубном кафе «Авангарда», где едят игроки, отлично готовят. В общем, не имею в России никаких проблем с питанием.

— В будущем где обоснуетесь – в родной Чехии или, скажем, за океаном?

— Конечно, в Чехии. Ведь там моя родина, а это для меня не пустой звук. В городе Литвинове у меня есть свой дом. В нем и буду жить.

— Пан Иван, вы идете на контакт с журналистами даже тогда, когда на душе у вас, как говорится, кошки скребут, не отказываете журналистам в интервью и после поражений своей команды. Эти цивилизованные отношения с прессой – следствие вашего воспитания?

— Безусловно, для тренера немаловажно джентльменское поведение. Но сейчас хочу сказать о другом. Кроме всего прочего, с журналистами тренерам стоит нормально разговаривать еще и потому, что это общение способствует популяризации нашего вида спорта. Я очень дорожу вниманием простых людей к хоккею. Поэтому стараюсь не отказывать журналистской братии. Ведь в конце концов чемпионаты проводятся для зрителей. И чем больше напишут про хоккеистов и тренеров, расскажут о них по радио и телевидению, тем больше людей придет на трибуны, возьмет в руки клюшки и выйдет на лед, скажем, у себя во дворе. Так что игра стоит свеч.

— О чем как хоккейный специалист мечтаете?

— Я уже не в том возрасте, чтобы вынашивать какие-то судьбоносные планы. Главные дела в своей жизни уже сделал. Однако нельзя жить без цели. И она у меня всегда есть. Сейчас стремлюсь к тому, чтобы «Авангард» как можно удачнее выступил в чемпионате страны, подтвердил репутацию одного из лидеров российского хоккея.

ЛЮБОПЫТНО

Советские теле- и радиокомментаторы находили сходство между Иваном Глинкой и суперфорвардом сборной СССР Александром Якушевым. В самом деле, манера игры, внушительные габариты этих высокорослых нападающих непримиримых команд-соперниц сближали две ярчайшие звезды. Интересно, что сейчас Глинка считает Якушева одним из своих самых лучших русских друзей.

ДОСЛОВНО

Глинка обожает рыбные блюда и драники. Часто благодарит авангардовских поваров: «Вкусно! Спасибо!»

Ильяс СОФИН,
менеджер ХК «Авангард» по питанию

НАША СПРАВКА

Иван ГЛИНКА

Родился 26 января 1950 года в Чехословакии. Нападающий. В 1967-1981 – ХЗ (Литвинов, Чехословакия), 1981-1983 – «Ванкувер Кэнакс» (НХЛ), 1983-1985 – «Цуг» (Швейцария). В чемпионатах мира, Европы, Олимпийских игр – 100 матчей, 51 гол. Чемпион мира 1972, 1976, 1977, серебряный призер 1971, 1974, 1975, 1978, 1979, бронзовый призер 1970, 1973, 1981. Чемпион Европы 1971, 1972, 1976, 1977, серебряный призер 1974, 1975, 1978, 1979, бронзовый призер 1970, 1973, 1981. Серебряный призер Олимпийских игр 1976, бронзовый призер 1972. Финалист Кубка Стэнли 1982.

Главный тренер ХЗ (Литвинов) – 1985-1989, главный тренер сборной Чехии в 1997-1999. Под его руководством сборная Чехии стала чемпионом ОИ 1998 года, чемпионом мира 1999 года, бронзовым призером мирового первенства 1998 года. Главный тренер «Питсбург Пингвинз» (НХЛ) – 2000-2002. С 2002 года возглавляет омский «Авангард».

ОМСКИЕ «ЯСТРЕБЫ» О СВОЕМ НАСТАВНИКЕ

Дмитрий ЗАТОНСКИЙ, нападающий:

— В квалификации Глинки не сомневаюсь. Иван знает, как добиваться самых высоких результатов. Он заряжен на победу.

Юрий ПАНОВ, защитник:

— Кто-то полагает, что если «Авангардом» руководит чешский специалист, то теперь у нас нет больших нагрузок. Дескать, «малина» у омичей настала — тренировки щадящие, много выходных. Эти люди глубоко заблуждаются. Нагружает нас Иван прилично, особенно во время пауз в чемпионате. Пожалуй, раньше было даже полегче. У Глинки цивилизованное, человечное отношение к игрокам. Если у тебя травма, то дает подлечиться, не гонит на лед, когда ты еще не можешь нормально играть. Возможно, еще не все наши хоккеисты готовы к столь внимательному, бережному отношению со стороны наставника. Кому-то нужен пряник, а кому-то – кнут. Где-то следует миловать, а где-то наказывать. Считаю, в этом Ивану непросто сориентироваться. Ведь он работает в России первый сезон.

Кирилл КОЛЬЦОВ, защитник:

— С приходом Глинки психологическая атмосфера стала более раскованной. Жизнь в команде теперь больше строится на доверии. Реже проводятся собрания, инструктажи. В общем, мы вздохнули свободнее.

Андрей ТАРАТУХИН, нападающий:

— К игрокам Глинка человечно относится, уважает нашу профессию. Не смотрит на хоккеистов свысока, как некоторые наставники. Вообще думаю, что он хороший человек.