СЕВЕРОАМЕРИКАНСКАЯ НХЛ

Алексей Ковалев – звезда лиги, лучший бомбардир «Рейнджерс», недавний юбиляр и один из главных претендентов на приз «Харламов Трофи»-2002/03. Но в последнее время игра у нападающего совершенно не идет: 8 матчей без голов!

После победы над «Филадельфией» (2:1) «Рейнджеры» пребывали в отличном расположении духа, шутили, смеялись, с удовольствием раздавали интервью. Забавно, что на стене раздевалки гостей висел список «Летчиков» с описанием их достоинств и недостатков. Мне стало интересно, что думают скауты «Рейнджерс» о соперниках. Но раскрыть тайну не удалось. Тут же подлетел запыхавшийся служащий и, суетливо извинившись, сорвал компрометирующий документ со стены. Алексей Ковалев долго не выходил из душа, а когда появился в раздевалке, то моментально был атакован шустрыми филадельфийскими репортерами. Ответив на все «что, как и почему», Ковалев с легкостью согласился на мое предложение побеседовать на родном языке.

ДУМАЮТ ТРУПЫ!

— Алексей, почему при столь звездном составе «Рейнджеры» так мало забивают? Например, вы не отличались уже 8 матчей!

— Уже хорошо, что выигрываем! Голевых моментов хватает, но реализация хромает. Однако команда старается, после каждого матча работаем над ошибками.

— Создается впечатление, что вы в некоторых эпизодах передерживаете шайбу...

— Сложно идти одному на трех соперников: первый тебя атакует сзади, второй пытается применить силовой прием... Нужна помощь, и когда партнеров рядом нет, приходится брать игру на себя. Я пытаюсь создавать хорошие моменты для Холика и Линдроса, однако шайба упорно не хочет идти в ворота. В последних матчах ситуация выправилась, ребята стали мне больше помогать, хотя забить пока не получается.

— Может быть, вы, получив шайбу, слишком долго обдумываете эпизод?

— Если много думаешь, то ты не игрок, а труп! По ходу матча времени на размышления нет, может, только на скамейке запасных. На льду решения нужно принимать молниеносно.

— Чего не хватает «Рейнджерс», чтобы выйти в плей-офф?

— Отвечу банально: очков и дополнительных матчей. Мы загнали себя в угол, теперь в шести оставшихся встречах нужно играть только на победу. Это реально, но у нас нет права на ошибку.

ОСТАНУСЬ В НЬЮ-ЙОРКЕ

— Несколько дней назад я разговаривала с хозяином и лидером «Питсбурга» Марио Лемье, и он сказал, что ваш обмен был колоссальной, но вынужденной потерей для «Пингвинов»…

— Финансовое положение «Питсбурга» оставляет желать лучшего, поэтому у клуба не было иного выхода, кроме как идти на обмен. Заметьте, что перед последним днем, когда разрешены переходы, команду покинуло еще несколько игроков с большими контрактами. Кроме того, «Пингвины» не попадают в плей-офф, а значит, не заработают дополнительные деньги на кубковых матчах.

— Удивились, когда вас обменяли в «Рейнджерс» — клуб, где начинали энхаэловскую карьеру?

— Скорее, обрадовался: все-таки 6 лет в этом городе отыграл, имею здесь дом. Более того, на семейном совете решили, что по окончании карьеры останемся жить в Нью-Йорке. Так что этот обмен — словно возвращение домой.

— А что, вы уже подумываете об уходе из хоккея?

— Нет, это я в общем смысле говорю. Буду играть, пока силы есть. Когда занимаешься спортом с шести лет, то невозможно разом все бросить. Вот, например, Марио Лемье уходил из хоккея, а потом его обратно потянуло. Или Майкл Джордан, который жить не может без баскетбола. Это ведь не просто работа, но и любимое занятие, для многих – единственное дело жизни.

ИЗ САМОЛЕТА В ВЕРТОЛЕТ

— С кем делите гостиничный номер на выезде?

— Знаете, живу один. Это не совсем типично, но так получилось после обмена. У каждого игрока уже были свои соседи.

— 24 февраля вам исполнилось 30 лет. Для вас круглая дата имела какое-то значение?

— Нет, это был обычный день рождения. Собрались друзья, близкие родственники. Радостно получать подарки и поздравления, хотя неприятно осознавать, что стал на год старше. 30 лет – серьезный возраст, тем не менее мой мир не перевернулся, каких-то изменений я не почувствовал.

— Кстати, что вам подарили?

— Сюрпризов было много, но я считаю, что если придет в гости близкий друг, это лучший подарок.

— Правда, что в НХЛ не принято отмечать дни рождения?

— Из этого никто культа не делает, просто ребята поздравляют, если помнят о дате. Например, вчера (21 марта. – Прим. Н.Б.) мы всей нашей компанией – я, Паша Буре, Володя Малахов, Дарюс Каспарайтис — ходили в ресторан отмечать именины Бори Миронова.

— Знаете, что 24 февраля по одному из российских каналов показывали фильм о вас «Рождественский сон, или Портрет на фоне хоккея»?

— Я видел эту ленту. Но не знал, что ее до сих пор крутят по телевидению: запись ведь довольно старая — 1995 год, когда я еще в прежнем «Рейнджерс» играл.

— А в Голливуд вас случайно не звали?

— Представьте себе, прошлым летом предлагали сняться в кино. Увы, время не совпало. В «Питсбурге» тренировочный лагерь открывался в конце сентября, а съемки должны были идти с августа по ноябрь. А так я бы с удовольствием! Кто бы не хотел появиться на большом экране?!

— На личном самолете часто летаете?

— Сейчас уже мало, потому что учусь летать на вертолете. Пока не на собственном, но у меня все впереди (улыбается).

— Вы еще и на саксофоне играете…

— Честно скажу, давно не брал его в руки. Времени не хватает, к тому же прошлым летом сын родился, было совершенно не до развлечений. Но я собираюсь попрактиковаться в отпуске.