ХОККЕЙ

Пожалуй, никому из хоккеистов не достается столько язвительных и ярких эпитетов за допущенные в игре ошибки, как подопечным Сергея Николаева в «Салавате Юлаеве». За острым словцом он в карман никогда не лезет. Но и на ветер их не бросает. Ему верят. Не случайно в контрактах многих игроков, выступающих под его началом, есть спецпункт, оговаривающий, что договор действителен до тех пор, пока Николаев возглавляет команду.

РАССТРЕЛ РАБОЧИХ

— Мы играем на народе, — объясняет свою позицию Сергей Николаев. — Все, что делает хоккеист на льду, не ускользает от пристального внимания зрителей. Поэтому на пресс-конференциях по итогам матча часто заявляю: «Вы же сами были свидетелями. Таких промахов хоккеист Суперлиги допускать не должен».

Острое словцо — великая сила. Оно может и поднять человека, и опустить. Некоторые мои коллеги это делать боятся. Мол, подобное может морально травмировать хоккеиста. Но разве мне приятно одному принимать на себя шишки с трибун: «Такой-сякой. Не смог их научить шайбу подкидывать». Почему я должен отвечать за технические огрехи или грубейшие тактические ошибки игрока. Разве я его надоумил выступать перед болельщиками так безобразно? А уж если привез себе гол, то получи по полной программе за разгильдяйство.

Скажем, ряд матчей мы уступили из-за того, что с передачи нашего игрока начиналась атака соперника. Это как называется? Расстрел питерских рабочих?! Ты сам расстрелял свою команду! Почему я про это должен говорить шепотом? Ведь если кто-то выступит отлично, радуюсь этому больше, чем сам хоккеист. И всем говорю: «Вот как надо!»

ТУРНЕ ШАБАШНИКОВ

Я же сам играл в хоккей и временами разрешал себе расслабляться. Но при этом никогда не позволял себе сыграть на людях плохо. А сегодня что? Отпускаю игроков пообщаться с женами. Они на следующий день проигрывают. Пили они или нет, а зрители скажут: вот он вчера в ресторане сидел, где ж ему биться. Ну и как с такими по-хорошему разговаривать? Любишь кататься, люби и саночки возить. Закрывай свою работу нормально и тогда сиди хоть в трактире, хоть на колокольне всю ночь. Я же в их личную жизнь не лезу. Зачем она мне нужна?

Говорю: у вас всех свой характер. Вот ты перед матчем возьми, вынь его и на полочку положи. А взамен бери характер команды, настроенной на бой. Отыграл — получай назад свой. Какой бы он ни был гнилой, паршивый. И иди занимайся, чем хочешь. Это не мое дело. Но за то, какой ты на площадке, с меня спросят. Поэтому и я с тебя спрошу.

Сейчас многие хотят получать как профессионалы, а при этом работать как любители. Поменьше побегать, но побольше получить. Однажды услышал: «Сегодня сбили шабашку в Уфе, послезавтра поедем бить в Перми».

ЖИЗНЬ НАСЕКОМЫХ

Я ведь не только с хоккеистами, но и с президентами клубов откровенно всегда беседую. Хоккеем должны заниматься профессионалы! Помню, попросили меня помочь воронежскому клубу. Приехал, зашел к президенту. У него в кабинете хрусталь, ручки дверные горят позолотой. Захожу в раздевалку к ребятам: тараканы табунами бегают. Натянута проволока, на ней висят потные рейтузы. Вонь… Прямо сказал руководству: «Что ж вы? Там, где потеют, – у вас грязь и безобразие. А там, где банкеты, – чистота и порядок. Так быть не может!»

Я везде, где работал, оставлял за собой отличную базу. Ведь это храм. Здесь надо молиться. Хочешь, чтобы ребята хорошо играли, – создай им условия. Вы спросите у любого: Николаев хоть кому-нибудь сделал больно за 25 лет работы? Не выплатил деньги или не выполнил условия, которые обговаривал? Поэтому, когда меня осенью в Уфе снимали с должности, ребята быстро сообразили, что, если я уйду, все их договоры повиснут в воздухе. И сразу пошли к руководству. Многие из них написали в контракте: «Работаю в «Салавате Юлаеве» только при главном тренере Сергее Николаеве. Нет Николаева — нет контракта». Команда могла просто развалиться! Да я бы сам помог ребятам трудоустроиться, чтобы выполнить свои обязательства перед ними.

Всегда за свои слова отвечаю. Это мое кредо. Не люблю жучков, которые стремятся на хоккее только деньги заработать. Как-то пришел ко мне агент игрока: «Слышал, вы не собираетесь выплачивать полный контракт». «Погодите, — отвечаю. — Вы обещали, что ваш клиент будет забрасывать решающие шайбы. Мы ведь изначально ставили задачу — попасть в восьмерку. Поэтому и к этому форварду было реальное требование — 25 очков за сезон. А он набрал пока 5. Выходит, вы обманули клуб, расписывая его возможности, а деньги хотите получить сполна?» Причем этот разговор был за 11 туров до конца кругового этапа. Казалось бы, время еще есть, исправляй положение, сделай все, чтобы завоевать место в плей-офф. Тогда еще и премию солидную получишь. Но игра агента не интересовала. Он сразу завел речь о деньгах. Как говорится, грязными руками под юбку полез. Такого деятеля не грех и материально наказать.