ХОККЕЙ

Быть добрым тренером в России не просто. Но куда же деваться от врожденной мягкости и интеллигентности? Для демократии необходимы финансовые рычаги и самосознание на всех уровнях, считает главный тренер «Кузни» Николай Соловьев. Он всегда готов взять ответственность на себя. Предпочитает убеждение. Ну а если и сорвется, обязательно извинится в присутствии всей команды.

ЗАВИСТЬ К ВУЙТЕКУ

— Не такой уж я мягкий человек, — заглядывает в себя Николай Соловьев, наставник новокузнецкого «Металлурга». – Если надо, могу и прикрикнуть, и из команды людей отчислять случалось. В перерывах между периодами никого по головке не глажу. Когда проигрываем, русский язык использую во всю мощь. Да и мои соратники по тренерскому цеху, уверен, не все время с обнаженным мечом расхаживают. Постоянно быть жестким не стоит. Все зависит от ситуации. Очень важно, чтобы в команде собрались не просто игроки, а единомышленники, осознающие поставленную задачу и разделяющие тренерские взгляды на хоккей.

Вот, к примеру, Дмитрий Набоков. Интересный форвард. Ему, что называется, дано играть в хоккей, но он в «Кузне» постоянно шел поперек остального коллектива, так и не поняв, что значит быть лидером. Дима подписал хороший контракт. Но ведь надо ему и соответствовать. Причем всегда, а не в отдельных матчах. Пробовал с ним и по душам говорить, и ругать. В итоге все же пришлось расстаться. Скажем, Владимиру Вуйтеку, главному тренеру «Локо», в этом отношении очень повезло. В ярославской команде велик авторитет Коваленко. И Андрей правильно его использует. Роль лидера крайне важна.

РАСЧЕТ НА РУБЛЬ

Считаю, спортсменами проще всего управлять материально. Это было бы справедливо. Но, к сожалению, в контрактах нет пунктов, которые предусматривают ответственность игроков за отсутствие результата. Агенты просто отказываются подписывать такие документы, приходится их корректировать. А чего бояться? Ведь ни один тренер не обидит нападающего, который забивает, или защитника, добротно отрабатывающего в обороне. Понимаю, не у всех результат приходит сразу. Многие приезжают в новый город, попадают в незнакомый коллектив. Стараюсь новичков поддерживать. Но в то же время присматриваюсь, а есть ли у них самих желание освоиться и заиграть в полную силу? Потом объясняю, что не удовлетворен его показателями. Провожу личное собеседование. Выясняю, есть ли у него самого претензии к себе.

В этом сезоне мы наказали рублем команду за проигрыш в Нижнекамске сразу после уверенной победы над «Ак Барсом». Хотели сделать это и позднее, когда дома уступили «Молоту», в предыдущем туре одолев «Динамо». Но воздержались. Сейчас считаю, что зря. Ведь именно это неумение настраиваться не только на сильных, но и на всех остальных противников и не позволило нам пробиться в плей-офф. Хотя как раз «Нефтехимик» я к слабым не отношу. Все же финансовые рычаги действую лучше, чем окрики. Ведь не зря говорят, собака лает, а караван идет.

ТЕСТ НА «ЗВЕЗДНЯК»

Воспитание — одна из главнейших задач тренера. Это касается молодых игроков, вошедших в команду мастеров. Они ведь формируются не только как хоккеисты, но и как взрослые люди. Мелочей тут нет. Некоторые, например, попав в основу, перестают здороваться с персоналом, приходя во дворец. Сразу ребят одергиваю: что у вас, язык отвалится? Это же первый симптом звездной болезни. До юниоров главное сразу донести понимание ответственности, что они теперь профессионалы. Основная задача – радовать болельщиков. Малой кровью ведь высоких результатов не добьешься. Он приходит только через тренировки, через адский труд. Но и тушеваться не надо. Ребята должны понимать: они – костяк будущей команды. Что касается ветеранов, если считаешь, что многое знаешь и умеешь, – доказывай это на площадке. Вот и весь расклад.

Времена меняются. Хоккеисты стали получать большие деньги, поэтому нарушителей дисциплины с каждым годом все меньше. В идеале ведь игроки сами должны следить за своим физическим состоянием и без надсмотрщиков выполнять тренерскую установку.

Бывает, что сорвусь. Потом чувствую — не прав. Тогда не вижу ничего зазорного в том, чтобы подойти к человеку и извиниться. Был такой случай и в «Спартаке», и в этом сезоне с тем же Набоковым. Как-то накричал на него на раскатке абсолютно неоправданно. Затем, когда успокоился, подошел и попросил прощения. Мне всегда стыдно бывает за такие срывы. Трудно с эмоциями совладать. Так хочется, чтобы ребята разделяли твою боль за неудачу, волнение за судьбу важного матча. Эта общность и делает отдельных игроков командой. Ведь почему я подавал в Новокузнецке в отставку? Задачу-то не выполнили. А кто же, как не тренер, должен брать ответственность на себя? Конечно, и эмоции перехлестнули через край. После разговора с руководством клуба решение изменил.