Завтра исполнится 40 лет с того дня, как нападающий ЦСКА Вениамин Александров установил феноменальный рекорд, забросив в ходе чемпионата страны 53 шайбы. ЦСКА в сезоне-1962/63 провел 37 матчей. Нетрудно подсчитать, что Александров забрасывал почти полторы шайбы за игру. В чемпионате России-2003 наибольшее число встреч у «Авангарда» и «Северстали» – по 63. Пойди их форварды по графику Александрова, у них активе было бы по 90 голов! В истории регулярных чемпионатов НХЛ такой показатель достигнут лишь раз – в 1982 году Уэйном Гретцки, забившим 92 гола. Но тогда на счету его «Эдмонтона» было не 63 матча, а 80. Получается 1,15 шайбы за игру. До скорострельности нашего рекордсмена канадцу было далеко.

ПОСЛЕДНИЙ ПЯТИДЕСЯТНИК

 Ближе других к кажущемуся теперь фантастическим достижению Вениамина Александрова подошел за минувшие сорок лет другой нападающий ЦСКА – Владимир Петров. В чемпионате СССР-1969/70 он забросил 51 шайбу – лишь на две меньше, чем рекордсмен. С тех пор отметки «50» не удавалось достичь никому.

ТАРАСОВ ПРИДЕРЖАЛ

– Владимир Владимирович, до рекорда вам не хватило совсем немного. Когда приближались к нему, знали, сколько оставалось забить?

– Представьте себе, нет. А вот Тарасов Анатолий Владимирович знал и, видимо, не хотел, чтобы я достиг цели. Почему? Можно только догадываться. То ли он считал, что я еще слишком молодой для такого, то ли дело в чем-то другом. Так или иначе, а Тарасов стал вдруг гораздо меньше давать мне играть, в защиту ставил. Говорю ребятам, что не понимаю, почему такое происходит. Они мне: «А ты что, хотел рекорд результативности побить?» Я: «Какой еще рекорд?» Понятия не имел, кто 53 шайбы забросил, кто – еще сколько. Так что просто не думал об этом, все само собой шло.

– Насколько четко тот сезон сохранился в вашей памяти?

– Сохранился как всего лишь эпизод в хоккейной жизни. Тогда я не придавал особого значения числу голов, а потому нисколько не расстроился, что рекордный рубеж не покорился. Вся карьера была впереди. Вернись то время, я, наверное, стремился бы обязательно забить еще больше. Может быть, и в поведении своем что-то пересмотрел. В молодые годы о рекордах не думаешь. По крайней мере, я не думал.

– То есть сейчас, спустя много лет, вам все же обидно, что не удалось хотя бы повторить показатель Александрова?

– Я его не только повторил, но и непременно превзошел бы, не препятствуй этому Тарасов. Еще больший след в истории оставил бы. Но что теперь говорить? Обиды никакой нет. Мы предполагаем, а Бог располагает. Значит, так и должно было быть. Тем более что я и так установил не один рекорд. Например, на чемпионате мира 1973 года в Москве я забросил 18 шайб. В истории отечественного хоккея такое больше никому не удавалось.

НАС НЕ ДОГОНЯТ

– Трудно даже представить, когда могут быть побиты эти рекорды – и ваш, и александровский…

– Думаю, их никто никогда и не побьет. Если только клубы по 100 матчей за сезон проводить будут, и то вряд ли.

– Но если все же кто-то забросит на чемпионате мира больше 18 шайб, вас это расстроит?

– Нет, конечно. Рекорды для того и существуют, чтобы их бить. Я был хорош для своего времени, и если тот, кто пришел мне на смену, лучше меня, то это нормально. Но, понимаете ли, нет предпосылок для того, чтобы мой рекорд пал. Во-первых, надо родиться человеком, способным это сделать. Во-вторых, соответствующая атмосфера должна сложиться и вокруг. В одиночку, без помощи партнеров, каким бы талантливым ты ни был, много не забьешь.

– Вы свою 51-ю шайбу забросили, когда ЦСКА сыграл 44 встречи в чемпионате, а 53 гола Александрова были зафиксированы за 37 матча. В этом же сезоне лучшим российским снайпером стал нападающий «Северстали» Юрий Добрышкин – 24 шайбы в 63 играх…

– Вот-вот. При таком темпе, чтобы забить полсотни, надо, получается, сыграть больше 120 матчей!

– О чем это говорит?

– Прежде всего о низком уровне мастерства современных хоккеистов. Нередко приходится слышать, что дело в другом: изменилась, мол, игра. Да, в нашем хоккее сегодня действительно преобладает оборонительная тактика. Это, безусловно, сказывается на результативности отрицательно. Но главное все же в другом. Нет пробивной мощи у нападающих, нет новых Александровых, Харламовых, которые могли бы обыгрывать защитников 1 в 1 и тем более – 1 в 2. Может быть, школы теперь воспитывают хоккеистов иначе? А уже отсюда идет и тактика. Не то, что тренеры специально не хотят, чтобы их команды действовали с акцентом на атаку. Наличие игроков определенного уровня мастерства как раз и предполагает выбор тактики.

УЧИЛСЯ У АЛЕКСАНДРОВА

– До создания легендарной тройки Михайлов – Петров – Харламов вы выступали с Вениамином Александровым в одном звене. Можно в таком случае говорить, что вы учились у него самым непосредственным образом?

– Не только можно, но и нужно. Вообще мы учились у тройки Локтев – Альметов – Александров, которая была ведущей и в ЦСКА, и в сборной, а потом стали преемниками этих замечательных мастеров. Кстати, брал меня в свое время Тарасов из «Крыльев Советов» на место завершившего карьеру Локтева именно в звено к Альметову и Александрову. Он в таком сочетании и в сборную нас планировал включить. Хотя я и центральный нападающий, Анатолий Владимирович видел меня на краю. Но потом, когда и Альметов закончил играть, я стал центром вместе с Михайловым и Александровым.

– Если вы не очень четко помните сезон-1969/70, то 53 шайбы, заброшенные Александровым за 7 лет до того, наверное, тем более?

– Мне в то время 16 лет еще не было. Смотрел, конечно, тогда матчи. Но чтобы тот сезон хорошо отпечатался в памяти – такого нет. Слишком много в моей жизни событий за это время произошло. О том, что на моих глазах творится история, что рекорд Александрова перейдет в ХХI век, конечно, не думал. В молодости живешь по другим понятиям и критериям.

– Лучшим снайпером чемпионата страны после 1970 года вы стали еще раз. А вот по системе «гол+пас» четырежды были первым и еще трижды – на чемпионатах мира. То есть в историю вы вошли скорее как распасовщик, а не голеадор…

– Система «гол+пас» была введена у нас только с сезона-1970/71. Существуй она раньше, был бы первым еще раза два точно. Я был центрфорвардом. У игрока этого амплуа гораздо больше оборонительных функций, чем у крайних нападающих. Так что, естественно, и меньше шансов забивать самому. Но все же в среднем я забрасывал, по-моему, 27 шайб за сезон – показатель, что ни говори, приличный. С другой стороны, без поддержки крайних форвардов я бы такой результативности никогда не добился.

ИЗ НАШЕГО ДОСЬЕ

АЛЕКСАНДРОВ Вениамин Вениаминович. Родился 18 апреля 1937 г. В 1955–1969 гг. – в ЦСКА. Девятикратный чемпион СССР. Двукратный олимпийский чемпион. Шестикратный чемпион мира. Девятикратный чемпион Европы (рекордное достижение). По окончании карьеры работал тренером. Умер 6 ноября 1991 г.

КСТАТИ

Десятка лучших в истории чемпионатов СССР и России снайперских результатов выглядит так: Вениамин Александров, ЦСКА (1963) – 53 шайбы, Всеволод Бобров, ЦДКА (1948) – 52, Владимир Петров, ЦСКА (1970) – 51, Александр Якушев, «Спартак» (1969) – 50, Вячеслав Старшинов, «Спартак» (1967) – 47, он же (1968), Владимир Гребенников, «Крылья Советов» (1956), Дмитрий Денисов, «Салават Юлаев» (1995) – по 46, Виктор Шувалов, ВВС (1953) – 44, Александр Кожевников, «Спартак» (1982) – 43.