ВБРАСЫВАНИЕ

Чемпионат мира 1978 года всегда вспоминаю с особой теплотой. Ведь он был дебютным для меня. Когда человек делает первые шаги в любом деле – это всегда несравнимо. Как, например, первый поцелуй.

К тому времени я дважды уже становился чемпионом мира, но среди молодежи. Думаю, последние события наглядно продемонстрировали, что это не одно и то же по сравнению со взрослым хоккеем: совершенно другие ступени развития. В сборную России на чемпионате мира в Финляндии входило немало игроков, совсем недавно побеждавших на юниорско-молодежном уровне, но этого оказалось недостаточно, чтобы выигрывать и здесь.

Как бы то ни было, а волнения тогда, в 1978-м, я не испытывал. Вообще никогда не волновался, а в том случае – тем более. Ведь за спиной были такие люди, как Валерий Харламов, Владимир Петров, Валерий Васильев. С ними, наоборот, еще спокойнее становилось. В общем, вошел в коллектив без проблем. Все как-то стразу родным стало. Это будто утром встаешь – и идешь, что тут волноваться-то?

В основном я выходил на лед десятым-одиннадцатым нападающим – тогда, напомню, на чемпионат мира только три полных звена заявляли. Но меня это нисколько не смущало. Я был счастлив самому факту, что попал в состав. Для игрока, практически первый сезон выступавшему за клубную команду, это уже здорово. Рад был бы и двенадцатым, да хоть пятнадцатым форвардом выходить.

Много нюансов запомнилось на чемпионате. Это и мой первый гол в ворота немцев, и личное общение со знаменитыми людьми – например, с великим актером Евгением Леоновым, входившим в группу поддержки. Могу описать шайбы, заброшенные в решающем, по сути финальном матче с чехами. Но все-таки сейчас, спустя годы, вспоминаю чемпионат как единое целое. Он лишний раз подтвердил, что хоккей – исключительно командный вид спорта, и без партнеров ты никто. Победили не отдельные личности, победил коллектив, многомесячная работа которого успешно завершилась 14 мая 1978 года.

Пражский чемпионат стал первым шагом к признанию как тренера для Виктора Васильевича Тихонова. Выигрыш у чехов на их льду, думаю, значительно повлиял на его дальнейшую судьбу. Уступи мы тогда – и неизвестно, остался бы он у руля сборной.