ХОККЕЙ

Сенсационное переселение Вуйтека из Ярославля в Казань – одно из главных событий апреля–мая, уступая, пожалуй, разве что фиаско сборной на ЧМ в Финляндии. Похоже, «Ак Барс» всерьез настроился на чемпионство, и первый шаг в этом направлении сделал решительно и бесповоротно: клуб возглавил амбициозный тренер-триумфатор. Владимира Вуйтека нам удалось отыскать дома, в Чехии.

ДЕНЬГИ – НЕ ГЛАВНОЕ

— Пан Владимир, известие о вашем назначении главным тренером «Ак Барса» произвело в России эффект взорвавшейся бомбы. Когда на вас впервые вышли представители казанского клуба?

— Отлично помню тот день. 20 апреля я ехал из Ярославля в Москву по делам, вдруг зазвонил мобильный телефон. Звонил президент «Ак Барса» Фарид Мухаметшин, рядом с ним находился исполнительный директор клуба Александр Корчагин. После того как прозвучало предложение возглавить казанский клуб, я ответил, что не могу дать определенного ответа, не переговорив с президентом «Локомотива» Юрием Яковлевым. Но, безусловно, испытал радостные чувства. Мною заинтересовался один из лучших клубов России. Это значит, что мою работу оценивают высоко.

— Положа руку на сердце, скажите: неужели поиск новой мотивации, желание доказать всем, и себе в первую очередь, что можете добиваться успехов не только с одной командой, перевесили материальную сторону вашего перехода?

— Хотите верьте – хотите нет, но это так. Тем более что финансовые условия, которые предложил мне «Ак Барс», ненамного лучше тех, что были в «Локомотиве».

— Были ли на тот момент другие варианты продолжения карьеры?

— Нет, никаких предложений не поступало: ни от российских клубов, ни из-за границы. И от «Локомотива», кстати, тоже.

— Как вас встретили в Казани?

— После того как я провел переговоры с руководством «Ак Барса», которые длились порядка 40 минут, тут же улетел в Чехию. Сейчас поддерживаю связь с Казанью только по телефону, а вернуться в Россию намереваюсь 16 или 17 июня.

ГЛИНКА УСТАЛ

— Чем вы можете объяснить, что в отличие от вас у Ивана Глинки в Омске работа не сложилась?

— Я думаю, Иван устал психологически, и прежде всего от того давления, которое оказывается на главного тренера руководством клуба. Это было у него и во время работы в НХЛ (там добавился и языковой барьер), и в Омске. Очень трудно, когда от тебя как от иностранного специалиста ждут чего-то сверхъестественного. Не скрою, такое давление чувствовал и я в первый год работы в «Локомотиве». Но в следующем сезоне ничего подобного уже не было. Глинка же, судя по всему, не сумел выдержать этот прессинг. Насколько я знаю, он собирается заняться агентской деятельностью.

— Не боитесь столкнуться с подобной ситуацией в «Ак Барсе», ведь президент клуба Фарид Мухаметшин может и из ложи для почетных гостей руководить командой?

— Давление на тренера – неотъемлемая часть его работы. Я к этому уже привык. Любой наставник понимает, что над ним всегда висит груз ответственности за результат. Знаю, и в Казани будет так, но, думаю, проблемы из этого делать не стоит.

— Пан Владимир, повлияло ли внезапное решение о назначении вас главным тренером «Ак Барса» и снятие с должности Владимира Плющева на выступление российской сборной, которой руководил Плющев, на чемпионате мира?

— Настроение у Владимира Анатольевича, безусловно, не улучшилось. Но хоккеисты были на тот момент настолько поглощены борьбой, что этот факт не мог сказаться на игре сборной. Я знаю многих российских сборников, мне приходилось с ними работать. Взять того же Ерофеева. Это испытанный турнирный боец. Не думаю, что на уровень его мастерства как-то повлияло известие, что Плющев – уже не главный тренер «Ак Барса». Это же касается и многих других хоккеистов. Команда была скомплектована. Думаю, провал сборной обусловили совершенно иные факторы.

— И все же, была ли возможность не обнародовать решение о замене Плющева вами до конца ЧМ?

— А я никому и не рассказывал. Уезжая из Казани, мы договорились, что не будем пока ничего говорить о моем назначении. Я прилетел в Москву, и, переезжая из Домодедова в Шереметьево, стал получать по телефону поздравления от журналистов и первые вопросы. Спросил: «Откуда вы знаете?» Мне ответили, что прочли в Интернете.

ГОТОВ ПРИНЯТЬ СБОРНУЮ РОССИИ

— Плющев, будучи главным в Казани, успел начать кадровую революцию и взял курс на омоложение состава. Вы заинтересованы в приглашенной молодежи?

— Некоторые игроки ушли сразу, потому что ехали именно к Плющеву. Знаю, в ЦСКА ушел Сергей Соин. Я был бы не прочь оставить его у себя, но он предпочел Москву. Мне звонили и Владислав Корнеев, и Денис Денисов, интересовались своей судьбой. Я сказал, что они могут не волноваться. Из тех игроков, которым было предложено искать себе другие клубы, удалось вернуть Дмитрия Квартальнова. Очень надеюсь увидеть в команде и Александра Королюка.

— Не боитесь, что в «Ак Барсе» не все будет так же радужно, как в Ярославле?

— Думаю, за два года работы в России я доказал, что могу достойно подготовить команду. А от случайностей никто не застрахован. Одно могу точно сказать – в плей-офф мы будем (улыбается). А что дальше – время покажет.

— Вы уже видите контуры новой команды?

— Конечно. В клуб пришли такие мастера, как Епанчинцев, Нуртдинов, Турковский, Дуда. Остались Зиновьев, Бенда, Цыплаков. Вокруг них и буду строить команду.

— Если бы вам предложили возглавить сборную России, согласились бы?

— Это большая честь для любого тренера, тем более для иностранного. И огромная ответственность. Но я бы рискнул.