ГОСТЬ РЕДАКЦИИ

Прославленный хоккеист Владимир Крутов, игравший в свое время в легендарном ЦСКА, сборной СССР, НХЛ, ныне стал директором Государственной школы высшего спортивного мастерства (ГШВСМ). Будучи человеком глубоко честолюбивым, он не собирается отсиживаться за спиной своего друга и партнера по знаменитой на весь мир ларионовской пятерке, нынешнего министра спорта Вячеслава Фетисова, пусть и находясь в его фактическом подчинении. Крутов хочет доказать, что сам еще может многое. При этом не оставляя шанса вернуться на тренерскую стезю.

С ФЕТИСОВЫМ И МАКАРОВЫМ

– Владимир Евгеньевич, как получилось, что вы, прогрессирующий хоккейный тренер, и вдруг стали функционером?

– (Задумывается.) Если честно, в свое время назначение Вячеслава Фетисова на должность председателя Госкомспорта стало для меня неожиданностью. Хоть мы и друзья, можно сказать, двадцать лет бок о бок прожили, его предложение возглавить ГШВСМ удивило. Сомневался, конечно, работа-то кабинетная. Сами понимаете, я к этому не привык. В разговоре с Вячеславом Александровичем понял: российский спорт поднимать возможно только с помощью тех, кто сам поварился в большом спорте… В общем после двух недель раздумий согласился. Официально вошел в стены Госкомспорта 17 августа. Так что скоро стукнет год. Такой вот у меня произошел крутой поворот…

В одном ведомстве с вами помимо Фетисова трудится и еще один партнер по знаменитой пятерке ЦСКА и сборной 80-х – Сергей Макаров…

– Да, Сережа возглавляет транспортный отдел. Мы часто видимся не только на работе. Вместе с ним выступаем за команду ветеранов ЦСКА и сборной СССР. Если получается выделить время из плотного графика, компанию нам составляет и Слава. Так что форму держим…

ПОМОГАЕМ БЕДНЫМ ФЕДЕРАЦИЯМ

– Чем занимаетесь конкретно вы?

– ГШВСМ – структура Госком- спорта, ведающая подготовкой ближайшего резерва для первых сборных. В моем ведении невероятное количество детских и юношеских команд по всевозможным видам спорта – от стрельбы из лука и синхронного плавания, бейсбола и настольного тенниса до легкой атлетики и различных видов единоборств. В основном, конечно, это те федерации, которым по причинам не самой крупной популярности трудно найти спонсоров и жить безбедно. Естественно, они просят у нас поддержки и получают ее.

Большинство из этих видов спорта теряют позиции в мире в основном из-за нехватки средств на серьезную подготовку детей и юношества. Хочется помочь всем. Но, как вы понимаете, это в принципе невозможно. Да, у нас по-прежнему есть рекордсмены, олимпийские чемпионы, но кто им придет на смену? Нужно предоставлять условия мальчишкам. Вот мы и занимаемся организацией сборов. Денег, понятно, на всех не хватает. Приходится кроить. Каждый раз, когда не можешь помочь, обидно. Но все профинансировать Госкомспорт не в состоянии.

– Громадное количество молодых спортсменов в 16–18 лет по объективным причинам вынуждены оставить спорт. Как им быть?

– Мы пытаемся организовать нечто вроде лицея. Действительно, далеко не все бывшие юниоры смогут выступать среди мастеров. Очень хочется оставить этих ребят хотя бы в привычной для них среде. Поэтому мы планируем готовить из них спортивных менеджеров.

НУЖНА СТРАТЕГИЯ

– Какие же у вас цели?

– Все достижения в спорте в итоге сводятся к тому, как поставлена работа с детьми. К тому же профессиональный спорт, как вы понимаете, на здоровье действует скорее отрицательно. Массовый спорт, дворовый – это и есть здоровье нации… Пока же молодые парни только и занимаются тем, что решают, кто побежит за «Клинским».

В наше время во дворах были хоккейные коробки. Сейчас же ничего не осталось. Вместо них – гаражи и склады. Да, благодаря десятку построенных в 90-е годы катков в столице помимо открытого чемпионата Москвы среди СДЮШОР проводится первенство столицы во второй группе как раз среди команд новых ледовых дворцов. Однако этого все-таки мало. Вспоминаю, как в мое время проводился чемпионат Москвы на открытых площадках, в котором участвовало более 50 клубов. Потом их число уменьшалось, пока к 1993 году окончательно не исчезло. На свежем воздухе играть в хоккей куда полезнее. И возрождать чемпионат столицы на улице необходимо. Другое дело, что коробок не хватает, энтузиастов, которые взялись бы за это дело. Да и предприятиям столицы, которые раньше патронировали у себя хоккей, сейчас не до мальчишек. Они сами зачастую еле сводят концы с концами. Так что средств на детский спорт попросту не остается…

Нужна глубокая стратегия развития спорта в стране. Вот над этим мы с нашим новым министром спорта и работаем.

ВОЗВРАЩЕНИЯ В ХОККЕЙ НЕ ИСКЛЮЧАЮ

– Интересна ли вам, в недавнем прошлом тренеру, нынешняя работа?

– Интересна. Но творческой составляющей, понятное дело, меньше, чем в хоккее.

– Значит, вполне возможно возвращение в большой спорт?

– Почему бы и нет? Перемены в жизни должны происходить обязательно, чтобы не было застоя. Но загадывать я не люблю. Вместе с тем хочу подчеркнуть: Фетисов пришел в Госкомспорт надолго. Он создал команду специалистов, на которых надеется, которые ему в любой момент подставят плечо. И подводить Славу я не собираюсь.

– Если вспомнить историю с вашей отставкой из ЦСКА, тем более, наверное, хочется кусать локти по упущенной работе…

– Да, мне было горько покидать родной клуб. После ухода с поста главного тренера очень переживал – не столько за себя, сколько за команду, особенно поначалу. Чувствовал, что мог бы еще чем-то помочь. Хотя в сезоне-2001/02 мой ЦСКА – это команда, которую мы создавали на ровном месте. Лепили ее из ребят, большинству из которых был, по сути, неведом серьезный уровень выступлений в Суперлиге. Многих приходилось обучать чуть ли не азам. Порой, стоя на скамье запасных, самому хотелось выйти на лед и показать, что такое коллективная игра в хоккей. Хотя денег на команду руководство выделило немало.

– Почему же случился подобный диссонанс?

– Весной 2001 года мне, возглавившему ЦСКА в середине января, удалось вместе с ребятами отстоять прописку в элите. Помните тот знаменитый матч в Подольске, где мы, проигрывая, добились желанной победы (4:3 в овертайме) при отвратительном судействе? Та боеспособная команда тут же распалась. Из нее ушли практически все игроки основного состава. Пошли разговоры о воссоединении двух ЦСКА, и вопросами комплектования долго никто не занимался. В итоге время было упущено… Потом целый сезон мы болтались на грани жизни и смерти. Начали вроде бы неплохо – соперники нас всерьез не воспринимали. Когда поняли, что с армейцами шутки плохи, стали настраиваться, тут уж нам пришлось несладко. После затяжной серии неудач, усугубившейся в родных стенах поражением от аутсайдера – нижегородского «Торпедо», я подал в отставку…

– Но о ней вы заявили кулуарно – лишь в кабинете главного тренера. Пусть и в присутствии руководителей клуба, не преминувших тут же придать ваше решение огласке…

– Да, позже я пожалел о своем шаге, во многом продиктованном эмоциональным порывом. Все-таки много лет отдал хоккею не только как игрок, но и как тренер – сначала второй команды армейцев, а затем и первой, куда меня на роль помощника пригласил Борис Михайлов.

БОЛЬ ЗА СБОРНУЮ

– Что скажете о нашей сборной, о которой у всех нас болит сердце…

– В начале минувшего сезона меня радовали шаги главного тренера сборной России Владимира Плющева. Новые игроки, молодые, на этапах Евротура проявили себя. Новый наставник заявлял, что он делает акцент на атаку. Я думаю, это правильно. Вспомните выступления сборной СССР. Мы ведь славились именно атакой. Однако ЧМ – не полигон для экспериментов. Да, в Евротуре удавалось выиграть за счет напора и агрессии, ибо там в составе наших соперников не так много настоящих хоккейных зубров. Но на главном соревновании года в Стране Суоми одного лишь желания и азарта оказалось мало.

– Чего же не хватило?

– В Турку потребовалось мастерство, а его-то у наших, в основном молодых, ребят не оказалось. Не раз подчеркивал, что сборной России в Финляндии не хватило опытных ребят, дядек. Да и четкой стратегии в игре не наблюдалось. Не был сформирован костяк. Основной же проблемой нашей дружины на ЧМ-2003 считаю отсутствие агрессивных нападающих. Не обостряли ребята ситуацию, не лезли вопреки всему на пятачок. Что говорить, если с латышами при счете 1:2 вперед пошли защитники! В хоккее надо бегать, а не просто кататься! У многих сквозила какая-то боязнь принятия решений.

С ТИХОНОВЫМ НЕ РУГАЛСЯ

– Вы сказали, не хватало опытных мастеров. Плющев не взял на ЧМ того же Коваленко. В вашу бытность игроком часто возникали подобные конфликты между тренером и игроками?

– Все ссоры зарождались в основном на почве нашего нежелания постоянно находиться на сборах. Сейчас времена изменились, и команды собираются на базе лишь за день-два перед матчем. Постоянно в команде они лишь во время плей-офф. Правильно ли это? Наверное, по 30 дней в году видеть семью и детей – это, конечно, явный перебор со стороны руководителей.

На моей памяти – конфликт между Тихоновым и Фетисовым, когда моего партнера не хотели брать в состав на ЧМ-89 в Швецию. Мы тогда победили, а Славу признали лучшим защитником турнира…

– Вы пробовали перечить железной диктатуре Виктора Тихонова?

– Железной дисциплине… Нет, я с Виктором Васильевичем никогда не ругался. Спорил, рьяно доказывая свою правоту, – это бывало. До сих пор считаю Тихонова настоящим фанатом хоккея, серьезным тактиком и теоретиком, причем на практике доказавшим правоту своих убеждений. Просто порой нас, молодых и горячих, захлестывали эмоции. Все-таки после громких побед мы имели право считать, что чего-то в этой жизни стоим.

– О нагрузках, которыми кормил вас Тихонов на предсезонке, до сих пор ходят легенды.

– Да, было очень тяжело. Начинали мы по традиции с кроссов, зала для тяжелой атлетики, занятия в котором перемежались с легкоатлетическими нагрузками. По три тренировки в день! Вот когда переходили на лед, считали это спасением… Тогда не было, как сейчас, никаких втягивающих циклов. Пришел из отпуска – будь любезен быть в форме. Да, мы поддерживали ее на отдыхе. Но как? Играли в футбол, плавали, катались на велосипедах, тренажерному залу часто отводя второстепенную роль. Потом приходилось наверстывать. Да так, что иногда дело кончалось плохо.

– Вы имеете в виду случай с вашим падением в обморок на кроссе…

– Случалось и такое. Было это, по-моему, в 1983 году. На первой же тренировке в Архангельском Тихонов предложил всем пробежать на время полтора километра по пересеченной местности. Перед этим я вернулся с отдыха. Естественно, набрал немного лишних килограммов. Тяжело было, к тому же стояло пекло. Вот и не выдержал, упал… Спасибо докторам – нашему хоккейному врачу Игорю Силину и армейскому футбольному Евгению Вещеву – вернули в норму…

В НХЛ НЕ ВЫТАЩИЛ СЧАСТЛИВОГО БИЛЕТА

– Проблемы с весом в вашей заокеанской карьере стали краеугольным камнем?

– Не стал бы утверждать так однозначно. Понимаете, мы с Игорем Ларионовым попали в довольно средний «Ванкувер». Там посчитали, что приедут двое русских и результаты мгновенно пойдут в гору. Но хоккей – это не сказка. После года, проведенного в «Кэнакс», руководство начало придираться. Едва прибыл в тренировочный лагерь, боссы клуба сетовали на мой лишний вес, придумывали какие-то нелепые зацепки. В общем пришлось уйти, поехал играть в Европу. Думаю, не случайно, что через год «Ванкувер» покинул и Ларионов. До сих пор считаю, что карьера в НХЛ – большая лотерея. Необходимо вытащить счастливый билет. Он мне не достался…

УБРАЛ ЛЕФЛЕРА НА ОДНОМ ЗАМАХЕ

– Какой из моментов вашей спортивной биографии врезался в память наиболее четко?

– Пожалуй, мой гол «Кленовым листьям» в финале Кубка Канады-81, когда мы победили 8:1. При счете 4:1 в нашу пользу родоначальники хоккея получили численный перевес. Четвертым защитником у них вышел Ги Лефлер. Я перехватил шайбу, и мы с Макаровым вышли вдвоем против двух канадцев. Я еще от синей как замахнулся, а Лефлер поверил, пригнулся, я его по дуге на одном коньке и объехал. Забил, и после этого, думаю, всем стало ясно, кто станет победителем. Канадцы в тот момент просто встали…

Еще одно из ярких воспоминаний связано с 1977 годом. Тогда я, будучи десятиклассником, провел первый матч в составе знаменитой на весь мир хоккейной команды ЦСКА. Представляете, как завидовали, да нет, скорее гордились мной одноклассники! Ведь я выходил на лед рядом с Харламовым, Петровым и Михайловым! Тогда это было едва ли не выше, чем полететь в космос! В сборной СССР я дебютировал, не поверите, на Олимпиаде-80 в Лейк-Плэсиде. Играл тогда в одной тройке с Лебедевым и Мальцевым.

– Случались и неудачи…

– Обиднее всего было не выиграть в 1987-м в Австрии (Крутов тогда стал самым результативным на ЧМ – 11+3. – Г.Н.). Там мы в десяти матчах ни разу не уступили, дважды сыграли вничью, в остальных поединках победили. Но шведы, сумев в финальной пульке в игре с нами за минуту с небольшим сравнять счет, стали в итоге чемпионами. Канадцы нас подвели, проиграв «Тре Крунур» аж 0:9, а с нами выстояли (0:0).

Из Праги, возвращаясь с ЧМ-85, прятали бронзовые медали на дно баулов. Еще бы, выиграли с огромным отрывом первую часть ЧМ, став чемпионами Европы, а потом уступили чехам (1:2), а на этой волне – и настроившимся на нас канадцам (1:3). Тот ЧМ впервые мы играли без Третьяка…

НАЧИНАЛ В «МЕТЕОРЕ»

– Помните ли вы первые шаги на льду?

– На коньки встал в четыре года. Кататься научился быстро. Когда мы с семьей переехали на Кутузовский проспект, по полдня пропадал на стадионе «Метеор», находящемся по соседству. Играл и в хоккей, и в футбол. Со старшим братом поначалу выступал за команду, игроки которой превосходили меня аж на три года. После четырех лет выступлений на «Метеоре» пригласили в ЦСКА, к Валерию Стельмахову, увы, недавно ушедшему от нас. Ему, а также моему первому наставнику Владимиру Николаевичу Голубеву с «Метеора», считаю, обязан становлением как игрок. Голубев, понятно, поначалу ни в какую меня не хотел отпускать. Но потом, взвесив все, вызвал к себе и сказал фразу, запомнившуюся навсегда: «Во дворе можно играть всю жизнь, а в ЦСКА из тебя сделают мастера. Только не забывай трудиться»…

КРУТОВ НОМЕР ДВА?

– Простите, но Владимира Крутова в повседневной жизни сложно представить без супруги. Вот и на недавнем награждении лауреатов хоккейного сезона в концертном зале «Россия» вы вновь были вместе…

Так у нас с Ниной любовь едва ли не с первого взгляда получилась. В 1978 году (я уже играл в ЦСКА) летом из столицы поехал в Салтыковку. В то время детские сады выезжали за город. Вот в одном из них матушка у меня работала воспитателем. Встретил там Нину. С тех пор мы всегда и вместе. Она – мой самый преданный болельщик!

– Чем занимаются ваши сыновья? Вырастет ли второй Крутов?

– Младший сын Алексей играет в хоккей. Упорный в своем стремлении. Вполне может стать серьезным игроком. В следующем сезоне выступит за «Динамо», минувший провел в фарм-клубе ярославского «Локомотива». Неплохо проявил себя не апрельском «Большом призе Санкт-Петербурга» в составе молодежной сборной России. Впрочем, не так важно, поедет ли он в декабре на ЧМ среди игроков до 20 лет. Тот же Паша Дацюк не появлялся в юношеских сборных, а попал в одну из лучших команд НХЛ, причем играет-то как здорово в «Детройте». У старшего сына, к сожалению, не получилось. Но я не из тех родителей, которые, несмотря ни на что, подчас насильно тащат своих чад в хоккей или футбол в полной уверенности, что через несколько лет из них вырастут Бекхэмы, Буре и Федоровы. Без труда такого вообще не бывает! Пусть лучше сам ребенок выбирает, что ему лучше держать в руках – клюшку или скрипичный смычок. Я – за свободу выбора во всем!

НАШЕ ДОСЬЕ

КРУТОВ Владимир Евгеньевич. Родился в Москве 1 июня 1960 г. ЗМС. Воспитанник ЦСКА. Позиция – левый нападающий.
В 1978–1989 гг. в ЦСКА. Все эти годы становился чемпионом страны. Всего в чемпионатах СССР провел 439 игр, забросив 288 шайб. В сборной страны – 152 гола, в зачет Клуба Боброва – 480. Олимпийский чемпион 1984 и 1988 гг., обладатель серебра на ЗОИ-80. Пятикратный чемпион мира (1981–1983, 1986, 1989 гг.). Обладатель Кубка Канады 1981 г. Чемпион мира среди молодежи 1979 и 1980 гг. Входил в первые пятерки «Всех звезд» на ЧМ 1983, 1985, 1986 и 1987 гг., в чемпионатах СССР 1982–1988 гг., на Кубке Канады 1987 г., на молодежных ЧМ 1979 и 1980 гг. Лучший нападающий ЧМ 1986 и 1987 гг., молодежных ЧМ 1979 и 1980 гг. Лучший хоккеист СССР 1987 г. На драфте НХЛ 1986 г. выбран под общим номером 238 «Ванкувер Кэнакс». В НХЛ в сезоне-1989/90 провел 61 матч, набрав 34 (11+23) очка. Позже играл в Швейцарии. С января по декабрь 2001 г. – главный тренер ПХК ЦСКА. Ныне – директор ГШВСМ. Супруга – Нина, вместе с 1978 г. Вырастили двоих сыновей – Дениса и хоккеиста Алексея.