Охотник за синей птицей удачи
07 августа 00:00
автор: Павел Лысенков

Охотник за синей птицей удачи

Можно ли назвать Илью Брызгалова энхаэловцем, если он в прошлом сезоне не провел в лиге ни минуты? Думаю, да. Перспективный вратарь даже тренируется с «Анахаймом», но никак не может ухватить синюю птицу удачи за хвост.

НХЛЕТНИЕ КАНИКУЛЫ

Можно ли назвать Илью Брызгалова энхаэловцем, если он в прошлом сезоне не провел в лиге ни минуты? Думаю, да. Перспективный вратарь даже тренируется с «Анахаймом», но никак не может ухватить синюю птицу удачи за хвост. Брызгалов имеет двусторонний контракт и в суперлиге мог бы зарабатывать раз в пять больше. Но у парня есть мечта играть в НХЛ, и ради нее он готов пожертвовать чем угодно.

ЗАРПЛАТА – МИНИМУМ

— Илья, как вы проводите лето?

— Недавно вернулся из Майами, где отдыхал с женой. С 1 июля начал готовиться к новому сезону — работаю на земле, бегаю кроссы. Все по родной российской системе. Из Цинциннати в августе полечу к Владиславу Третьяку.

— Сборы у Третьяка пройдут в Чикаго? Он ведь работает с «Ястребами»…

— Нет, в Торонто. Туда прилетает много вратарей из НХЛ и Европы, например, Женя Набоков из «Сан-Хосе», подопечные Третьяка из «Чикаго»… На такие сборы я поеду впервые. В том году я также занимался у Владислава Александровича, но в Миннесоте — туда дети приезжают, профессионалов нет. Но для меня главное — не окружение, а советы мастера. Каждая подсказка Третьяка, с которым я работал на ЧМ-2000 в Питере, на вес золота.

— В прошлом сезоне вы не провели в НХЛ ни одной минуты…

— …Что меня сильно огорчило. Я хоть и понимал, что могу застрять в фарм-клубе, но рассчитывал провести в основе хотя бы 5—6 матчей. Однако «Анахайм» возглавил новый тренер Майк Бэбкок, который прежде работал как раз с «Цинциннати», дочерней командой «Уток». Бэбкоку нужно было себя проявить, поэтому он не мог рисковать и делать ставку на неопытного вратаря. Да и у меня в первой половине первенства игра абсолютно не шла. Не мог принести команде победу, и все тут! Бывало, нам забивали на последних секундах третьего периода, а потом — в овертайме. Ужасное время! Сильно переживал, терял уверенность. Однако новый год — новые надежды. Я резко прибавил, но «Анахайм» уже набрал ход, начал борьбу за место в плей-офф, и менять вратаря смысла не было.

— Бэбкок ведь неплохо знает вас по «Цинциннати». Вы разговаривали с тренером о своих перспективах?

— В «Анахайме» мне говорят, что я никак не могу повзрослеть. Мол, я не слишком коммуникабелен. Тренеры хотят, чтобы я больше находился в команде, посещал все клубные мероприятия и вечеринки. Не уходил после ужина спать в номер, а оставался за столом и болтал с ребятами на разные темы. Но что делать, если я люблю одиночество?

— У вас есть проблемы с английским?

— Я прогрессирую — в прошлом году знал язык значительно хуже.

— Какие у вас шансы в «Анахайме» при живом Жигере — самом ценном игроке плей-офф-2003?

— Вы думаете, с ним нереально конкурировать? Лишь бы дали шанс! Знаете, как бывает? Вышел, сыграл, победил — тебя ставят на следующий матч. Еще раз выиграл — опять ставят, и пошло-поехало. Но и от руководства многое зависит. Я же не знаю, какие у них планы. Грубо говоря, ребята с первыми контрактами здесь, как рабы. Что хотят с нами, то и делают. Через год у меня заканчивается договор, и «Уткам» придется принимать серьезное решение — либо поднимать меня к основе, либо менять. Есть чувство, что я могу играть в НХЛ. Не хватает только этого пресловутого шанса.

— А какой у вас размер контракта?

— Он же двусторонний. Поскольку играю в фарм-клубе, получаю 80 тысяч долларов в год. Минус налоги — выходит всего 40 тысяч чистыми.

— Как же вы живете на такую маленькую зарплату?

— Концы с концами свожу. Америка — дорогая страна. Но у меня мечта играть в НХЛ. Ради этого я здесь и нахожусь. Уверен, если попаду в основу, жизнь пойдет совсем по-другому.

— Не хотите вернуться в суперлигу?

— Пока нет. На следующий год, когда стану свободным агентом, наверняка должен получить предложения от клубов НХЛ. Я уверен в своих силах. А вот если начнется локаут, то вполне возможно, что вернусь в Россию. Для вратаря крайне важна игровая практика.

ИГРАЕМ «БАТТЕРФЛЯЕМ»

— Вы общались со своими конкурентами — голкиперами Жаном-Себастьяном Жигером и Мартином Гербером?

— С Гербером я мало знаком. А с Жигером постоянно общаемся. Хороший командный парень, выкладывается на тренировках. Большой успех к нему пришел заслуженно. Невероятный трудяга. У Жигера, кстати, 22 июня была свадьба. А я родился в этот день. Теперь он дату моего рождения всегда помнить будет (смеется).

— По манере игры Жигер похож на своего кумира Патрика Руа?

— Стиль один — «баттерфляй». Но есть много индивидуальных особенностей. Руа — расхлябанный, как вольный казачок (смеется). А Жигер — строгий сосредоточенный вратарь, который не делает лишних движений.

— У вас тоже «баттерфляй»?

— Я еще в России так играл. В «Анахайме» Франсуа Лару, тренер по работе с вратарями, этот стиль проповедует. Третьяк — тоже. Большое везение, что у меня такие наставники.

— «Баттерфляй» — это все время на шпагат падать?

— Наоборот, в этом стиле запрещается садиться и ложиться! При броске можешь сесть на колени, а потом толчками передвигаться… В общем, это показывать надо. Третьяк говорит: «Когда не успеваешь, клади два щитка на лед». А вот Лару сильно ругает, когда голкипер так ложится: «Не вздумай! Если случится отскок, ты уже выключен из игры».

— Как «Цинциннати» провел сезон?

— Плохо — мы не попали в плей-офф. У нас была жуткая эпидемия травм. Доходило до того, что играли только два основных защитника, остальные — дублеры. В обороне полный караул. Была серия из 8—9 матчей, когда вообще не набирали очков. Однажды нам чуть вратарь не забил. Мы уступали 0:1 и выпустили шестого полевого игрока. Их голкипер Мика Норонен (система «Буффало». — Прим. П.Л.) бросил и попал в штангу.

— А у вас такие трюки проходили? Знаю, Евгений Набоков свой гол забил.

— Такой цели у меня нет (смеется). Я же вратарь, а не форвард.

— Как оцениваете усиление «Анахайма», который приобрел Сергея Федорова и Вацлава Проспала?

— Команда дошла до финала Кубка Стэнли и теперь хочет развить успех. Считаю, Федорова с Полом Карией просто не сравнить. Кария был капитаном клуба, заслуженный и умелый игрок. Но мастерство Федорова гораздо выше. Он умеет играть самостоятельно. Чего нельзя сказать о Карии, которого соперники в кубковых матчах выключали. Я весь плей-офф провел в «Анахайме» как третий вратарь. Поход за Кубком Стэнли — это непередаваемое зрелище. Вы бы видели, как рыдали ребята после седьмого матча финала, в котором мы уступили «Дьяволам» (0:3)! В прошлом сезоне мы провели 82 матча «регулярки» и 21 в плей-офф. Это тяжелое испытание. Даже я был эмоционально измотан, хотя только и делал, что тренировался и болел за ребят с трибуны. Помню, играли с «Далласом», и победный гол Петр Сикора забил только на 141-й минуте! Комментатор по стадиону говорит: «Не спите, болельщики!» Конечно, на часах уже полвторого ночи…

ЖЕРТВА АКУЛЫ

— Дебют в НХЛ у вас все же состоялся: сезон-2001/02, гостевой матч против «Торонто» (1:6).

— Меня выпустили на 32 минуты уже при счете 0:5. Но один гол я пропустил — в дальний угол, над щитком. Эх, не успел дотянуться. Знаете, в тот день я впервые в жизни волновался. Выступал в суперлиге, на молодежном и взрослых чемпионатах мира — мандража не было. А тут вышел на лед «Эйр Канада Сентер», вокруг 19 тысяч зрителей. Ничего себе, мечты сбываются! Думаю, куда я попал?! Но потом оцепенение сошло, появилось такое чувство, что играю в НХЛ уже несколько лет.

— Нападающие забирают в домашнюю коллекцию свою первую заброшенную шайбу. У вратарей есть подобная традиция?

— Мне вручили первую пропущенную шайбу (смеется). Коллега Стив Шилдз ее подобрал и отдал мне. Шайба сейчас у родителей как сувенир лежит.

— После хорошего дебюта вас привлекали к основе?

— Пару раз сажали на скамейку запасных. Я смотрел хоккей со стороны, но на лед меня не выпускали. Говорю тренеру: «Ну дайте же поиграть!» А мне: «Сиди, молод еще» (смеется).

— Как оцениваете решение лиги урезать голкиперам щитки до высоты 95 см?

— Я считаю, что это достаточная высота. К тому же вы уверены, что все вратари будут следовать стандартам? Ну, приезжает перед началом сезона человек от НХЛ, измеряет форму. Но на каждый матч он ведь ездить не будет, правильно? Я даже не знаю, какой размер моей амуниции. Сказал, как мне удобно, такие щитки и изготовили. Надеюсь, все по стандарту. И вообще, хватит вратарей раздевать. Вот есть у нас в команде паренек с убойным щелчком. Так он мне на тренировке уже все руки до синевы отмолотил. Я ему говорю: «Ты хоть своего голкипера пожалей!»

— Как можно отдохнуть в Анахайме?

— Мой любимый отдых — на океане. Но в Калифорнии не купаюсь — там течение холодное. Поэтому поехал в Майами — отличный курорт, вода как парное молоко.

— Акулы там есть?

— Есть. У нас в «Цинциннати» был паренек со здоровым шрамом на животе. Как оказалось, его в Майами цапнула акула. Он купался, а хищница как-то под него подплыла. Выполз на берег, а из живота кровь хлещет. После этой истории я в океан только по колени захожу (смеется).

КСТАТИ

Дебют Ильи Брызгалова в НХЛ состоялся 9 октября 2001 года в «Эйр Канада Сентер». Голкипер «Анахайма» (на фото внизу) парировал 12 бросков. Как утверждают очевидцы, 9 из них были архисложными. Особенно много неприятностей Брызгалову доставила тройка Гари Робертс — Роберт Райхел — Александр Могильный. Последний в том матче забросил 400-ю шайбу за карьеру, но распечатать ворота своего соотечественника не сумел. Зато это сделал Алан Макколи с передачи Николая Антропова.