18 декабря 00:00
автор: Дмитрий Нестеров

Волков вины с себя не снимает

Форвард «Салавата» Игорь Волков прославился «благодаря» нелепой истории со справкой о травме, выписанной неким фельдшером. Ее прислали из уфимского клуба в ФХР в качестве обоснования неявки Волкова в сборную перед Кубком «Карьяла». Казалось, после подобного форварду можно забыть о сборной навсегда. Однако Тихонов пригласил Волкова на Кубок «Балтики».

ТЕМА ВЫПУСКА

Форвард «Салавата» Игорь Волков прославился «благодаря» нелепой истории со справкой о травме, выписанной неким фельдшером. Ее прислали из уфимского клуба в ФХР в качестве обоснования неявки Волкова в сборную перед Кубком «Карьяла». Казалось, после подобного форварду можно забыть о сборной навсегда. Однако Тихонов пригласил Волкова на Кубок «Балтики».

— Знаю, что Виктор Васильевич известен тем, что по два раза в сборную не зовет, — говорит Игорь Волков. — Тем неожиданнее было новое приглашение приехать на сбор перед Кубком «Балтики». Испытал огромную радость. Ведь это означало, что меня простили и об ошибке, которую я совершил, постарались забыть. В Одинцове поначалу было тяжеловато справляться с теми нагрузками, которые дал Тихонов. Думаю, это все потому, что я пропустил гостевой матч 9 декабря с «Ладой» из-за проблем с коленом. Та злополучная травма, из-за которой и произошла неприятная история, слава Богу, больше не беспокоит.

О том, что было, честно говоря, вспоминать не хочется. Но если настаиваете… Перед Кубком «Карьяла» пришел вызов из сборной, что было для меня полной неожиданностью. Конечно же приятной. Не знаю, почему, но заволновался. И тут эта травма. Тогдашний главный тренер «Салавата» Сергей Николаев сказал: «Езжай обязательно, врачи сборной разберутся». Но я тогда чувствовал себя настолько плохо, даже не из-за травмы, что пошел к врачу «Салавата». Он меня осмотрел, и мы вместе отправились к теперь уже экс-президенту клуба Тагиру Даукаеву. Там и было принято решение не ехать на сбор. И никто мне не говорил: «Оставайся и ни о чем не думай, мы разберемся». Я совершил ошибку, и вины с себя не снимаю. На тот сбор не приехали еще несколько хоккеистов, но они уладили все миром, связавшись с руководством сборной. Так хотели сделать и мы, однако телефона ни Виктора Васильевича, ни других руководителей сборной не нашли. С кем-то связаться пытались, но бесполезно.

Понимаю, конечно, что это не оправдание. Потом в газетах писали, что врач обычного травмпункта некомпетентен в вопросах спортивной медицины, а потому не может определить, сколько времени мне нельзя выходить на лед. Честно говоря, тогда я об этом не подумал. Пришел вызов, и надо было что-то решать. Но когда узнал, что эта история получила продолжение, а потом и о дисквалификации… Первой мыслью было: «Все. Это крах. Меня больше никогда не позовут в сборную». Да и узнал-то в самый «подходящий» момент: прямо перед игрой с ЦСКА. Но ничего, собрался, и вроде бы неплохо выступил, тем более что мы победили 3:0. Да, вышел и в предыдущем матче с «Амуром». Потому что нельзя было не выйти. Ситуация так сложилась. Хоть на уколах, хоть через «не могу», но нужно было сыграть. А о справке той я тогда и не вспомнил. Это потом ее предъявили как вещественное доказательство.

Честно говоря, ехал в Одинцово с некоторым опасением. Что скажут тренеры, как отнесутся ко мне ребята? Но пока все спокойно, с Тихоновым еще не говорили. Ни на эту тему, ни на другие. Возможно, он отложил разговор на более удобное время. Так сложилось, что за время от одного сбора национальной команды до другого в «Салавате» сменилось все руководство: и главный тренер, и президент. Но я никаких изменений пока не почувствовал, ведь когда снимали Даукаева, я уже собирался в Москву.