ХОККЕЙ

НАШЕ ДОСТОЯНИЕ

Клуб Боброва, основанный в 1979 году, с самого начала возглавил Борис Михайлов. И до сих пор его фамилия находится на верхней строчке в элитном списке снайперов отечественного хоккея.

 — Борис Петрович, четверть века вы занимаете первое место в Клубе Боброва. С одной стороны, вам, конечно, приятно это осознавать. Но с другой – выходит, сегодня нет мастеров, способных побить рекорд?

 — Я бы не сказал, будто мастеров нет. Да, личностей такого уровня, как в наше время, стало меньше. Но главная причина снижения индивидуальных показателей заключается в другом: хоккей стал более закрытым, забивают команды меньше. От этого страдает и результативность отдельных игроков.

 — Ни один из четверых действующих членов Клуба Боброва не забросил и половины из ваших 705 шайб. При этом самому молодому из них, Евгению Корешкову, скоро исполнится 33…

 — Они-то, естественно, меня не догонят. Но не думаю, что мой рекорд вечен. Надеюсь, когда-нибудь появится игрок, который перекроет его. Правда, в современных условиях это вряд ли реально. Вполне мог преодолеть рубеж в 700 голов Ковальчук. Может быть, и Жердев тоже. Но оба выступают в НХЛ, а шайбы, заброшенные там, в зачет Клуба Боброва не идут. Ведь чтобы дотянуть до семи сотен, надо в каждом сезоне по 40, а то и по 50 раз поражать цель. А кому такое хотя бы раз удастся – того наверняка тут же заберут в НХЛ. Пока положение дел в этом плане не изменится, буду, наверное, оставаться лидером.

 — Зато нынешнее поколение по сравнению с вашим больше играет. В этом чемпионате страны, например, каждая команда проводит по 60 матчей на первом этапе плюс до 15 в плей-офф. В советские же времена больше 44 игр в чемпионате не бывало…

 — В этом смысле у современных хоккеистов, действительно, преимущество. Но им ведь еще надо суметь воспользоваться. Пока не видно, чтобы кто-то реально претендовал на показатель в полсотни шайб за сезон.

 — Известно, что великому игроку, ставшему тренером, бывает иногда сложно работать с подопечными, к которым он предъявляет те же требования, что и когда-то к себе. Те же в силу каких-то причин не могут делать то, что получалось у их наставника.

 — В начале тренерской карьеры мне на самом деле трудно было понять, почему игрок не может выполнить тот или иной технический прием, удававшийся мне. Со временем стал смотреть на вещи реально. Теперь вижу, кому что по силам.