От тюрьмы откупился десятью билетами. Лучший новичок прошлого сезона и обладатель «Харламов Трофи»-2006 дал эксклюзивное интервью «СС»

В понедельник в Штатах с помпой прошел один из главных блокбастеров сезона
12 декабря 2006 00:00
автор: Федор Невский, Дмитрий Чесноков

ХОККЕЙ. НХЛ
ТОЛЬКО У НАС

В понедельник в Штатах с помпой прошел один из главных блокбастеров сезона: «Вашингтон» против «Питтсбурга», Александр Овечкин и Александр Семин с одной стороны баррикад, Сидни Кросби и Евгений Малкин – с другой. Подробности матча вы обязательно узнаете в следующем номере «СС» (игра состоялась, когда в Москве была глубокая ночь). А накануне наш корреспондент в Вашингтоне встретился с Овечкиным и взял у него откровенное интервью.

В детстве я читал книгу о Марадоне, и меня поразила одна история. Русский журналист взял интервью у великого аргентинца, когда тот выступал в «Наполи». Потом прошелся по кварталу и в разговоре с лавочником обронил, что только что встречался с Диего. Итальянец начал вопить от восторга и созывать публику: «Люди! Я видел человека, который разговаривал с Марадоной!» Раньше мне казалось, что это красивая выдумка. Неужели обожание спортсмена может доходить до такого фанатизма?

Оказалось, может. Это я узнал, когда сам стал корреспондентом «СС» в Вашингтоне. Бог, царь и герой в столице США – Александр Овечкин. Так вот, у меня самого, как представителя русской прессы и давнего болельщика «Динамо», частенько берут интервью. А недавно пригласили на телевидение!

Сюжет был о том, как в России описывают энхаэловские подвиги Овечкина. Особенно американцев заинтересовала статья «Царь македонский» – репортаж в нашей газете, как Саша снимался летом в образе Александра Великого, при доспехах и на коне. Я рассказал чистую правду, что в России интересны любые подробности из жизни Саши, вплоть до того, какая музыка играет у него в плеере.

Я давно хотел сделать большое интервью с Овечкиным. А на днях Александр сам предложил: «Приезжай на наш тренировочный каток, встретимся после занятия». На том и порешили. Вместе с Сашей были его московские друзья и отец, Михаил Викторович. Мы расположились в креслах и начали разговор.

ТЕПЕРЬ МЕНЯ ДЕРЖАТ ВДВОЕМ

– Александр, еще в августе мы с вами говорили о «синдроме второгодника», которого редко удается избежать любому энхаэловцу. Вы до сих пор считаете, что этот сезон будет легче, чем первый?

– Не то чтобы легче... Просто в этом сезоне я стал более опытным, повзрослел. Теперь соперники на площадке уделяют мне гораздо больше внимания. Журналисты чаще со мной общаются, болельщики все время берут автографы.

– Какой пример опеки на льду можете привести?

– Элементарно. Каждая команда выставляет против меня лучшую пару защитников.

– Против кого из них вам сложнее всего играть?

– Скорее всего против Хары из «Бостона».

– Чувствуете, что «Вашингтон» прогрессирует в этом году?

– Разумеется. Пришли другие игроки, команда стала более опытной. Мы выигрываем такие матчи, которые в прошлом сезоне наверняка бы отдали.

– Как вы проводите день? Чем в свободное время занимаетесь?

– Вот сейчас ко мне друзья из Москвы приехали. С ними будем отдыхать. Поеду показывать Вашингтон. Больше вроде ничего не делаю. Я ведь приехал сюда не гулять, не ходить по дискотекам и барам. Этим можно и в Москве заняться. А играть в хоккей.

– Живете один в Штатах?

– С родителями. Но они уедут скоро, после матча против «Питтсбурга». Они возвращаются в Россию, а я с братом остаюсь.

– В прессе до сих пор пытаются развить тему вашего соперничества с Кросби?

– Какое соперничество? Я вообще о нем не думаю. Кстати, этот вопрос вы мне первым задали в этом сезоне.

– Кто же для вас является раздражителем? Ведь он нужен, помогает прогрессу.

– Кросби – не раздражитель, а просто хороший игрок. Он доказывает это в каждом матче. А так я сам себе самый лучший раздражитель.

– У вас появились здесь друзья?

– Да, познакомился с ребятами в Вашингтоне. Но в основном все друзья в Москве, да и живу я в Америке только второй год… Разумеется, еще с Семой (Александром Семиным. Прим. ред.) общаемся каждый день, видимся с Зубиком (Дайнюсом Зубрусом. – Прим. ред.) на тренировках и матчах.

– А с Малкиным часто разговариваете? Вы ведь вроде друзья в сборной были…

– Ситуация сложилась так, что он уехал в Питтсбург, а его телефона у меня нет. Вот встретимся с «Пингвинами» – обязательно возьму у него номер.

РАЗГОВОРЫ С КРИКУНОВЫМ – ЭТО ЛИЧНОЕ

– Интересно, в «Вашингтоне» вы получаете «втыки» от тренера? Или авторитет Овечкина настолько велик, что на вас все тут молятся?

– Ого, каждый раз получаю! Но Хэнлон мне не «втык» дает, а просто объясняет. В «Вашингтоне» делается акцент на мою игру, поэтому нужны подсказки.

– А в «Динамо» тренер Крикунов часто практиковал этот метод? Приведите какой-нибудь пример.

– Это – личное, – после очень долгой паузы отвечает Овечкин. – То, что Крикунов мне говорил, останется между нами. Но иногда мне было очень неприятно.

– Мы с вами после матчей «Вашингтона» частенько заговариваем о «Динамо». Следите за командой?

– Конечно! Это же мой родной клуб. Я наблюдаю, какая там ситуация. Вот, не так давно выиграли у «Северстали». Молодцы!

– А как следите? По Интернету? Или с кем-то созваниваетесь?

– По Интернету в основном. Харитонову пару раз пытался позвонить, но он трубку не брал. Вашику (Сергею Вышедкевичу. Прим. ред.) звонил. Из чемпионской команды еще общаюсь с ребятами, которые в НХЛ играют. С Дацюком постоянно на контакте.

– А с Крикуновым?

– А о чем мне с ним разговаривать? Последний раз общались на чемпионате мира в Риге.

– С нынешним тренером сборной Вячеславом Быковым обсуждали планы на чемпионат мира?

– Еще не удалось. Но когда один из помощников Быкова приезжал в Вашингтон, я с ним разговаривал по поводу сборной. И сказал, что готов ехать в Москву на чемпионат... Впрочем, все и так об этом знают. Но если мы с «Вашингтоном» пробьемся в плей-офф, придется остаться в Америке. Если нет, то стопроцентно приеду.

ИЗ-ЗА МЕНЯ ФАНАТЫ ПОДРАЛИСЬ С ОХРАНОЙ

– Что у вас за беда с клюшками? Ломаются как спички.

– Ломаются... Клюшки новые, даже не знаю, что с ними делать.

– А с другим загибом стало проще играть? Руководство НХЛ разрешило увеличить кривизну крюка.

– Да, так мне больше нравится. Сейчас должны привезти еще одни клюшки, с новой графикой.

– В курсе, что вы с Ковальчуком, еще одним любителем гнутых крюков, забили больше всех голов в НХЛ после локаута, обогнав даже Ягра? Считаете Ковальчука соперником?

– У нас с Илюхой нет конкуренции. Мы хорошие друзья. В этом году вместе ездили во Францию, где участвовали в телепередаче «Большие гонки». После последнего матча «Атланты» в Вашингтоне, когда драка большая была, ходили с Ковальчуком в ресторан. Неужели кто-то подумал, что мы будем дуться друг на друга из-за того, что одна команда обыграла другую? Это же хоккей, в нем всякое бывает.

– А какой-нибудь другой американский спорт смотрите?

– Баскетбол, например. Это любимый вид спорта после хоккея. Нравится ходить на матчи НБА.

– С Джорданом часом не знакомы?

– Пока нет. В Вашингтоне его еще не встречал.

– Пока мы тут говорим, наверное, уже десять болельщиков подходили к вам за автографом. Были какие-нибудь забавные истории с фанатами?

– В основном все одно и то же... Хотя один раз болельщики из-за моего автографа подрались с секьюрити в Филадельфии. Там возле гостиницы стояли фанаты. Я расписался для одного и пошел в номер. А потом мне рассказали, что там из-за автографа возникла драка. Получается, я виноват.

– А вообще собираете о себе статьи, заметки, интервью?

– Я вроде не из таких коллекционеров. Да и сейчас любой материал можно найти в Интернете, достаточно воспользоваться поиском.

– Какую статью о вас считаете самой запоминающейся?

– Самую первую – в «Советском спорте», когда я забросил шайбу в Уфе. Помню фотографию и подпись: «Молодой Овечкин открывает счет своим голам в суперлиге».

– Еще один материал о вас в нашей газете назывался «Царь македонский». Там вы на коне, в латах. Заметку по американскому телевидению показывали, на канале «Фокс-5». На каком месте она могла бы быть у вас в хит-параде?

– В десятке точно была бы!

МОЯ СКОРОСТЬ – 288 КМ/Ч!

– Помню, после одного матча кто-то подшутил, что Семин повел модника Овечкина по магазинам за одеждой. Стилиста у вас здесь нет?

– Ни здесь, ни в Москве. А зачем он мне нужен? Я за покупками привык самостоятельно ходить.

– На чем ездите по Вашингтону?

– На БМВ. Быстро езжу и пытаюсь выжимать максимум, – хитро улыбается Овечкин. – Вот недавно купил себе «Мерседес». После Нового года отправим в Москву. Сейчас пока стоит в гараже.

– Навороченный?

– Нет, но сделаем что-нибудь. Хочу диски поставить, другие молодежные навороты: музыку, тюнинг.

– А какую максимальную скорость выжимали?

– 180 миль. Не знаю, сколько это в километрах.

– 180 миль?! Да вы не быстро ездите, а низко летаете! Это на гоночном треке или на обычной дороге?

– Не на треке, а на 66-й (магистраль из Вашингтона в Вирджинию, одна из самых загруженных трасс в Америке. – Прим. ред.).

– Полицейские не пытались остановить?

– Однажды тормознули. Как раз на 66-й. Хотели было в тюрьму посадить, но потом узнали и отпустили. Я объяснил, что тороплюсь домой. Они сказали, чтобы я больше так не ездил. А то не в Вашингтон попаду, а на тот свет. Я им на ближайший домашний матч «Кэпов» дал десять билетов. И отделался предупреждением, без штрафных баллов.

– Но прошу вас: больше так не ездите. Я в уме подсчитал: 180 миль – это 288 км/ч… В прошлом году вы выиграли «Харламов Трофи» как лучший российский игрок в НХЛ, по мнению ваших коллег. Не могли бы дать прогноз по первой четверти сезона: кто сейчас фаворит в борьбе за приз, учрежденный «Советским спортом»?

– Сейчас трудно сказать. Только в конце сезона будет видно, кто как играет. Но если делать выводы только по первой четверти, то, конечно, Ковальчук.

32-й – САМЫЙ КРАСИВЫЙ

– Вы в Штатах уже второй год живете. Не чувствуете, что американизируетесь?

– Нисколько. Здесь я только играю в хоккей, а мой дом в Москве.

– Ну а Новый год по-русски будете отмечать? Что собираетесь делать?

– Спать! У нас игра на следующий день, поэтому посидеть за столом не получится.

– Каково ваше мнение по «делу Малкина»? Помню, вы из России тоже с шумом уезжали.

– Это не наша вина, а руководства клубов суперлиги. Договора с НХЛ не было, да и до сих пор его нет. А мы хотели играть именно в Северной Америке. Может, где-то неправильно поступили в том плане, что «Динамо» и «Магнитка» не получили за нас компенсации. Но это уже должны были клубы договариваться и вышестоящие чиновники.

– Составьте для нашей газеты свой предновогодний хит-парад.

– Давайте! – загорается Овечкин.

– Ваш самый красивый гол.

– Тридцать второй в сезоне!

– «Финиксу»? Когда вы забили лежа, из-за головы, спиной к воротам?

– Точно. Кстати, в «Динамо» я как раз играл под 32-м номером. Судьба…

– Ваш самый красивый матч.

– Все!

– Ваш самый красивый силовой прием?

– Против Виталия Вишневского! (Овечкин тогда снес защитника «Анахайма», как паровоз – шлагбаум. – Прим. ред.). Еще я в Денвере хорошо сыграл, когда стекло чьим-то телом разбил.

– Самый красивый силовой прием против вас?

– Против меня никто в принципе так не играет. Действуют жестко, но я принимаю их удары стойко.

– Самая интересная интрига.

– Соперничество с Кросби. Гонка за «Колдер Трофи». Кого признают лучшим новичком НХЛ? Оказалось, меня.

– Самая великая новость года.

– Уволил агента.

– Самая грустная новость года.

– В Москве умерла моя собака – немецкая овчарка.

– Спасибо за интервью! Желаю вам удачи в матче с «Питтсбургом».

– И вам спасибо. Надеюсь, получится зажигательная игра!

Другие материалы об НХЛ – на стр. 23.