Бойцы невидимого фронта. «Советский спорт» знакомит читателей с незаметными героями, без которых праздник на Ходынке был бы невозможен

Диктора Валентина Валентинова не зря называют спортивным Левитаном
16 декабря 2006 00:00

ХОККЕЙ. ЕВРОТУР

«ЗОЛОТОЙ ГОЛОС» И ХОККЕЙНАЯ СКАЗКА

Диктора Валентина Валентинова не зря называют спортивным Левитаном. Его голосу могут позавидовать иные оперные солисты. И знаком этот голос любому хоккейному болельщику.

— Левитан, говорите? Приятное сравнение. А ведь Юрий Борисович со мной занимался последние четыре года своей жизни. Его уроки дикторского мастерства я заучил навсегда. А начинал я с хоккея. 1973 год, февраль, работаю в «Лужниках» на матче ЦСКА – СКА (Ленинград). На трибунах главный в те времена болельщик страны – генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев. Я так разволновался, что с превеликим трудом зачитал вступительное приветствие. Ну а затем были три московских чемпионата мира – в 1973-м, 1979-м и 1986-м, матчи суперсерии-74 с канадцами.

Я много над собой работал, теперь почти не волнуюсь, но вот беда – заразился болезнью: не могу работать без зрителей. Поэтому никогда не озвучиваю тексты вне соревнований.

Дворец на Ходынке мне очень понравился, грандиозное сооружение. Попав сюда, вспомнил свой первый матч, даже сердце заколотилось сильнее обычного. Но работать здесь диктору пока трудно. Неважная акустика. Глухой зал, все в «вату» уходит. Просил звукорежиссеров: «Поднимите высокие частоты, уровень звука увеличьте». Но, видно, пока руки до этого не доходят. Знаете, как на аренах в Северной Америке со звуком работают? Там учитывают все – даже наклон динамиков. Они за 15 минут «строят» зал, у них два десятка человек с наушниками выходят в зал, и звукорежиссер быстро добивается оптимального звучания.

Впрочем, я уверен, что эта проблема будет совсем скоро решена. Уже в феврале к вынесенному матчу четвертого этапа Евротура – Шведских игр (его собираются провести на Ходынке. – Прим. ред.) все будет учтено и исправлено. Не говоря уж о чемпионате мира. И вообще мне очень нравится атмосфера на Ходынке. Красавица арена, больше десяти тысяч болельщиков на трибунах, настоящая хоккейная сказка…

ЛЕДОВАРЫ ГОРДЯТСЯ СВОЕЙ РАБОТОЙ

Известная русская пословица гласит: «Доверяй, но проверяй». Кто может компетентнее всех рассказать о качестве льда? Конечно, заливщик. Вот и пришлось корреспондентам «СС» отправиться в гости в гараж ледозаливочных машин. В момент нашего там появления комбайны сбрасывают в специальную яму собранный со льда снег. Подходим к одному из водителей.

Владимир Елагин, начальник ледовой службы Дворца, – отвечает на наше приветствие хозяин комбайна.

Вам и карты в руки, расскажите читателям «СС» обо всем, что связано со льдом на вашей арене.

— Я бывший спортсмен, занимался хоккеем с мячом и на траве. На льду с трех лет и могу оценить его качество. Здесь суперлед готовим! Заливаем его по новейшей технологии, варим аккуратно, слоями, чтобы обеспечить высшее качество. Требуется около недели, чтобы полностью с нуля приготовить лед для хоккея с шайбой. Первая заливка была 18 ноября. Слой совсем тонкий – всего три миллиметра.

И не надо сравнивать здешний лед с тем, что на крытом овале в Крылатском. Там лед другой структуры – быстрый. А на Ходынке он должен сохранять и мягкость, и жесткость, не быть перемороженным.

ДИРЕКТОРА РВУТ НА ЧАСТИ

Поговорить с самым главным человеком на чудо-арене, даже накоротке, вчера казалось делом безнадежным. Михаила Загайнова буквально рвали на части. Его мобильный телефон каждые полминуты издавал трели, и он отвечал, отвечал, отвечал… Только корреспонденты «СС» улучили момент, чтобы вызвать генерального на короткий разговор, как рядом оказался один из руководителей Мосспорта Юрий Нагорных. И опять бесконечные консультации и ЦУ. И все-таки Загайнов выкроил минутку для мини-интервью.

Михаил Владимирович, поздравления от «СС» с новосельем!

— Даже не верится, что мы открылись. Впрочем, когда слово дает мэр Москвы Юрий Лужков, можно не сомневаться: все обещанное будет исполнено. Так и получилось. Теперь по техническим возможностям у столицы России лучшая в Европе многофункциональная арена. И не обращайте внимания на некоторые недоделки, все постепенно мы доведем до ума.

А что именно надо доводить до ума?

— Идет строительство второй очереди – второго катка и подземной многоуровневой стоянки. Чтобы люди могли сюда приехать и не беспокоиться за свои автомобили. Ну и, конечно, требует благоустройства территория вокруг Дворца. Плюс надо завершить некоторые отделочно-наладочные работы внутри.

Сроки пуска тренировочного катка не назовете?

— Правительство Москвы наметило сдачу второй очереди к 20 февраля. Надеюсь, строители отвечают за свои слова.

— После матча-открытия Кубка Первого канала ходили слухи о недовольстве хоккеистов льдом…

— Неправда! Лед у нас хорошего качества, высокотехнологичный, в порядке и раздевалки команд и судей. Все, что требует регламент соревнований, работает по высшему разряду!

ТЕХНАДЗОР ДАЕТ ДОБРО

Юрий Сергеев осуществляет технический надзор за строительством дворца, включая благоустройство, внешнюю и внутреннюю отделку. Именно его ведомство дает окончательное добро на эксплуатацию новостройки. Во время матча он искренне переживал за звезд России.

Юрий, как вы оценили работу строителей?

– Если отбросить некоторые нюансы, то на «хорошо».

Так скромноПочему не на «отлично»?

– Потому что пока мы ввели первый пусковой комплекс. А когда будет готов второй, тогда можно и о «пятерке» говорить.

– Юрий Лужков дал строителям задание завершить тренировочный лед и многоуровневую стоянку к концу февраля.

– Думаю, полностью управимся к апрелю.

С какими трудностями столкнулись строители?

– Главная трудность – кратчайшие сроки. В такие сроки серьезные дворцы нигде не строят – ни в Европе, ни за океаном. Все-таки составить проектную документацию одно, а строить – другое. Получаются задержки.

– Говорят, поспешишь – людей насмешишь. Не будут ли потом смеяться люди, когда выяснится, что в спешке строители что-то забыли, не учли, сделали на скорую руку тяп-ляп…

– Не будут! Обещаю! Так, трибуны на прочность, надежность мы испытывали, нагрузив их тремя тысячами солдат. И все показатели оказались в норме! А главные проектировщики сказали: даже если убрать пять колонн главного пандуса, здание не обрушится. Оно монолит!