Форвард «Монреаля» Александр Пережогин: Обожаю, когда все болеют против меня

Завершить цикл публикаций о «Монреале» (номера «СС» с 11 по 20 декабря), не сделав интервью с Александром Пережогиным, было бы несправедливо
21 декабря 2006 00:00
автор: Павел Лысенков, Геннадий Богуславский

ХОККЕЙ. НХЛ
ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

Завершить цикл публикаций о «Монреале» (номера «СС» с 11 по 20 декабря), не сделав интервью с Александром Пережогиным, было бы несправедливо. Победитель молодежного чемпионата мира-2003 только делает имя в НХЛ, но ему уже есть о чем рассказать: о том, как он играл вместе с Ягром, легко ли сдерживать лучшие тройки соперника и где в Америке самый скользкий лед…

МОНРЕАЛЬСКИЙ КУЗНЕЧИК

«Арфы нет, возьмите бубен», – как говорили на музыкальную тему в кинофильме «В бой идут одни старики». Без музыки представить НХЛ невозможно, она делает эту лигу красочной и объемной. Чтобы вообразить себя на минуту во дворце «Сентер Белл», где выступает «Монреаль», не поленитесь и найдите в Интернете композицию «Crazy», которую исполняет Гнарлз Баркли. Под этот ударный хит команда выскакивает на лед. Полумрак, разрезаемый лучами прожекторов. Огромные фотографии героев прошлого и игроков нынешнего «Монреаля», среди которых Саша Пережогин, номер 42. Переполненный стадион, самый большой в Северной Америке, ревет от восторга. «Это сводит меня с ума», – взвывает Баркли. Как говорит Пережогин, главное для него в хоккее – такое вот чувство драйва, когда в кровь вбрасывается ядерная доза адреналина и на площадке получается все, что пожелаешь.

«И в тот же миг влюбленное созданье, включив форсаж, умчалось на свиданье», – еще одна цитата из вышеназванного фильма. Пережогин интересен канадской прессе. Недавно его фотография вместе с женой Олей появилась в популярном журнале о «Канадиенс». «На фоне русских березок, – смеется в разговоре с корреспондентами «СС» лидер «Монреаля» Алексей Ковалев. – И вы его так снимать будете?» Мы выбрали план поинтереснее. Договорились встретиться с Сашей в «Форуме». Старый стадион «Монреаля» сейчас переоборудован под торговый центр. Хотя в части здания не только сохранены старые кресла, на которых сидели зрители, но даже скамейка штрафников, на которой отдыхает бронзовый Морис Ришар. Самый великий хоккеист в истории клуба славился не только результативностью (544+421=965 очков), но и жесткой, истинно канадской игрой (1285 минут штрафа за карьеру).

Вообще я не просто так цитирую шикарный фильм «В бой идут одни старики». Это у меня прямая ассоциация с Пережогиным. Болельщик с ником Contour, обитающий на официальном сайте Ковалева (Kovalev27.ru), придумал красивый образ. Русские в «Монреале» – это герои военного фильма с Леонидом Быковым в главной роли. Ковалев, конечно, Маэстро. За каждый вылет сбивает один, а то и два «мессера». Сергей Самсонов, пожалуй, Ромео. Чудо-механик, крестивший самолеты перед вылетом, – Андрей Марков, умеющий выдавать шикарные первые пасы, с которых начинается острая атака. А Пережогин – типичный Кузнечик. Молодой парень, пробившийся в эскадрилью и в первом же вылете заваливший немецкий самолет. Александр, к слову, вошел в историю «Монреаля», как 13-й игрок, забивший гол уже в первом матче за клуб. А еще он такой же скромный и застенчивый. Но не на площадке. Там Пережогин превращается в настоящего льва, коим и является по гороскопу.

РАЗБИЛ УЖЕ ТРИ СТЕКЛА

– Саша, есть примета, что второй сезон у энхаэловца получается хуже, чем первый. Согласен?

– Нет. Я как раз второй год выступаю в «Монреале». И сейчас у меня лучше получается. Главное, что игровое время дают. Я увереннее себя чувствую.

– В начале сезона в «СС» было интервью с тобой под названием «Зажигай, Пережогин». О том, что в «Монреале» решили делать выбор – или ты в составе, или франкофон Гийом Латендресс. Это странно, ведь вы оба играете замечательно.

– Да ясно же, что в Монреале будут продвигать своих игроков. Посмотрел бы я на Латендресса, если бы мы поменялись местами и выступали за «Авангард». Не думаю, что в Омске все сходили бы с ума от него.

– С Латендрессом общаешься?

– Не особо. На уровне «привет-пока». Дружу с русскими. Больше всего с Андреем Марковым.

– Когда с ним было интервью в «СС», он рассказал байку, как тебя разыграли в команде. Когда ты на тренировке разбил стекло, Ковалев с Марковым пошутили, что теперь у тебя из зарплаты вычтут тысячу долларов. И ты понес деньги тренеру.

– Между прочим, с тех пор я уже разбил три стекла! – смеется Пережогин. – Значит, считайте, уже три тысячи должен. Весь «Монреаль» включился в эту игру. Но я раскусил шутку и им подыгрывал. А деньги тренеру не отдавал.

– Сам над кем-нибудь прикалываешься?

– Хотел бы. Но только недавно начал сносно говорить на английском. Помогло общение с ребятами в раздевалке.

– У вас настолько неформальное общение, что в комнату игроков заходит хозяин клуба, миллиардер Жилетт-младший. Всех хлопает по плечу, а о Самсонове вообще говорит, что это его любимый игрок.

– Правильно, это же его команда, он хочет быть рядом. Но когда мы проигрываем, Жилетт не заходит. И генеральный менеджер клуба Боб Гейни, кстати, бывает редко. Хотя в прошлом сезоне возникла критическая ситуация, и Гейни встал на пост тренера.

– И что изменилось?

– Ушел Жюльен, который откровенно зажимал мне время на площадке, и при Гейни я стал нормально играть. Новый тренер говорил: «Не забивай себе голову и показывай свой хоккей». Правда, перед этим ненадолго отправил в фарм-клуб в АХЛ, чтобы я набрал кондиции.

– Не самый красивый ход. Тебя в «Гамильтоне» (АХЛ) дисквалифицировали на сезон за удар соперника клюшкой по голове. В Штатах тогда гремело аналогичное «дело Бертуцци». И вот ты приезжаешь в лигу, где болельщики тебя, мягко говоря, не обожают.

– Да, было неприятно. И фанаты выступали. Но что делать? Тренер принял решение, и он по-своему прав. В АХЛ я бы смог лучше всего подтянуть форму.

ЛИГА «РАБОЧИХ ЛОШАДОК»

– «Монреаль» показался очень упертой командой. Забиваете не слишком много. Большинство побед с разницей в одну-две шайбы. Такое впечатление, что у вас не звезды в составе, а сплошь «рабочие лошадки».

– А как иначе? По-другому в современной НХЛ не выживешь. Это раньше тот же «Рейнджерс» мог позволить себе сделать ставку на имена. Теперь это не проходит. В лиге не осталось команд, о которых ты можешь сказать заранее: этих точно победим. Все очень непредсказуемо.

– С кем выступаешь в одном звене?

– С Радеком Бонком и Майком Джонсоном. Нашей тройке отводится роль нейтрализатора – мы выходим против лучших звеньев соперника. Например, Сундина из «Торонто», Альфредссона из «Оттавы». Немного даже против Марио Лемье поиграл… Никакого комплекса у меня нет. Наоборот, даже нравится встречаться лицом к лицу с первыми звездами НХЛ. Обожаю, когда все болеют против меня.

– Даже в «Лужниках» понравилось, когда «Авангард» в полуфинале влетел «Динамо» с космическим счетом 0:11?

– А что, я нормально тогда сыграл. 0:0 в своем микроматче, – улыбается Пережогин. – Мы просто решили прекратить борьбу, когда после первого периода уступали 0:6. Какой нам смысл терять силы, если через день снова играем с «Динамо»? Шесть голов все равно не отыграешь.

– Зато позору не обобрались. Теперь вам этот матч будут еще лет 20 вспоминать.

– Ничего, лишний стимул нам победить «Динамо».

– А можно представить, чтобы команда НХЛ также прекратила борьбу после первого периода?

– Нет, такого не припомню.

НАДО БЫТЬ НАГЛЫМ

– В России не показывают энхаэловские матчи. Все смотрят на статистику: вот, Пережогин опять не забил. И мало кто знает, что тебе нужно сдерживать главные силы чужой команды.

– Подожди, но и забивать я люблю. Только в большинстве меня не выпускают, а так я чаще набирал бы очки. Моя задача – держать чужого форварда. Если он быстрый, следить, чтобы не ушел в отрыв. Но как только у меня появляется возможность, сразу лечу в атаку.

– Гена Богуславский однажды сидел рядом со скаутом «Торонто». Он оценивал игроков «Монреаля». Напротив Пережогина поставил восклицательный знак и написал: «Отменная скорость!» В том же матче ты подхватил шайбу, отобрав ее у опекуна, и забил гол. Это что, игровое упрямство?

– Наверное. Мне нравится именно такой хоккей. Коробка маленькая, игроки габаритные. Выиграть у них борьбу, забить гол – это заводит.

– Как думаешь, насколько ты реализовываешь свой потенциал в НХЛ?

– У-у, процентов на 20 – 30. Конечно, я могу больше. Лишь бы было доверие. И постепенно все придет. Я лучше приспособлюсь к лиге. Все понятно, ветеранам дают играть больше, тем более в «Монреале». Но надо быть наглым. Доказывать свое право на место в составе.

Я СЖАТ КАК ПРУЖИНА

– Забавные случаи с болельщиками случались?

– Ну, например, меня путают с Андреем Костицыным, который выступает в фарм-клубе «Канадиенс». Но это редко бывает. Тут весь город помешан на хоккее. И когда мы на выезде играем, я точно знаю, что все в Монреале видят каждый мой шаг. Даже когда мы приезжаем в Оттаву или Буффало, на стадионе больше наших болельщиков, чем местных, – наши фаны готовы ехать за командой за несколько сот километров.

– Скучаешь по «Авангарду»?

– В России мой дом. Когда я выступал в Омске во время локаута, тот сезон пролетел незаметно. Очень мне понравился. И в моей игре был драйв, который помогал мне раскрыться.

– А в «Монреале» ты как сжатая пружина.

– Я тоже это замечал. Хочу найти золотую середину. Тоже пытался в НХЛ провести пару матчей на драйве.

– И как, получалось?

– Если честно, не очень, – смущается Пережогин. – Что-то мешает.

– Привыкнешь. Того же Маркова сильно критиковали в первые годы. А сейчас «Монреаль» без него не представляют.

– Он уже тут шестой сезон играет. Я не хотел бы, чтобы у меня ушло так много времени на адаптацию.

- Все-таки тебе не повезло с командой. В том смысле, что молодым здесь трудно сразу раскрыться. Представляешь, чтобы Овечкин или Малкин также лихо с ходу заиграли в «Монреале»?

– С трудом. Я вообще удивился, что Латендресса оставили в составе. У Боба Гейни все новички проходят через фарм-клуб. И акцент в «Монреале» делается на оборону. Только ошибешься, к тебе тренер сразу подойдет и внушение сделает. Это в лучшем случае! В худшем посадит в глубокий запас, и будешь по минуте за матч на площадке появляться. Как я при Жюльене.

– Где самая лучшая площадка в НХЛ?

– Не в Монреале, у нас в этом сезоне неважный лед. Очень понравилось на арене «Айлендерс». Он такой… скользкий. И когда по нему бежишь, удивляешься своей скорости.

– Вспомни, как дебютировал в лиге.

– Мы играли против «Рейнджерс». И я сразу забил гол, в первой же смене – Ковалев отдал мне пас под дальнюю синюю линию.

– А как с Ягром в Омске играл в одном звене?

– Да, всегда выходили вместе, кроме большинства. Ягр называл меня Перез – это он читал первые пять букв моей фамилии Perezhogin. Говорил мне: «Беги в атаку, я тебе дам пас». А я и бегу. Главное, клюшку на лед поставить вовремя, учил Ягр. И это правильно.

– Еще над чем тебе нужно работать?

– Надо резче бросать, чтобы лучше реализовывать голевые моменты. В НХЛ почти нет времени на обработку шайбы.

– Почему тебе по сравнению с прошлым годом урезали контракт?

– Тот год неважным получился, я в запасе много сидел. У меня была альтернатива – звали обратно в «Авангард». Но я решил еще раз доказать, себе в первую очередь, что способен играть лучше. Что в «Монреале» ошибались, когда давали мне только по две минуты на площадке. И, думаю, у меня получается.

– По крайней мере, ты самый полезный в «Канадиенс»: +12 по системе «плюс/минус».

– Думаю, наберу еще больше. Только дайте время.