Сборная сушит доспехи. Эта картина стала привычной в Швейцарии, где команда Быкова пахала до седьмого пота

Национальная команда России плодотворно провела трехдневный сбор в Швейцарии: и хозяев дважды в контрольных матчах обыграла, и потренировалась на славу. В этом убедился встречавший команду в Шо-де-Фоне корреспондент «Советского спорта».
Сборная сушит доспехи. Эта картина стала привычной в Швейцарии, где команда Быкова пахала до седьмого пота
16 апреля 2007 00:00
автор: Александр Левит

ХОККЕЙ

Национальная команда России плодотворно провела трехдневный сбор в Швейцарии: и хозяев дважды в контрольных матчах обыграла, и потренировалась на славу. В этом убедился встречавший команду в Шо-де-Фоне корреспондент «Советского спорта».

Швейцария, как известно, страна часов. А Шо-де-Фон – столица швейцарских часовщиков. И уж, казалось, где-где, а здесь, в этом мире циферблатов, пунктуальность должна быть, хотя бы как дань традициям, просто абсолютной. А вот ничуть не бывало! Сборная России, приземлившись в четверг в женевском аэропорту, в Шо-де-Фоне все не появлялась и не появлялась.

САМОЛЕТ – ХОРОШО. А АВТОБУС... ХУЖЕ!

— Ну сколько времени нужно, чтобы эти несчастные 140 километров проехать?! –взволнованно метался по лобби небольшого, но очень уютного «Гранд Отель лес Эндройс» генеральный менеджер сборной Игорь Тузик, вопрошая скорее небеса, чем сидящего рядом врача команды Валерия Конова.

Доктор только молча покачивал головой – они-то с Тузиком на машине добрались до отеля давным-давно. Успели и номера для команды расписать, и обеденное меню подкорректировать, заменив в нем картошку на более энергоемкие спагетти... А автобус все не ехал и не ехал, дозвониться до кого-нибудь из команды никак не удавалось.

Пару раз мы даже, заслышав похожий на автобусный гул, подбегали к парапету, огораживающему смотровую площадку перед расположенным на взгорье отелем. Но вместо автобуса чуть правее и ниже отеля появлялся... небольшой самолет. Зрелище, я вам скажу, не только непривычное, но и впечатляющее.

Наконец Тузик дозванивается, но нужды в связи уже нет – на узкой крутой подъездной дороге появляется нос автобуса сборной. И тут же в темноватом просторном лобби становится ярко и тесно. Крепкие широкоплечие парни в белых с красным спортивных костюмах с надписью «Россия» заполняют его, слегка, похоже, напрягая сидящих за пивом японцев, приехавших на очередной конгресс часовщиков.

Впрочем, тишина восстанавливается почти моментально: ребята, забросив вещи в комнаты, по одному-двое спускаются в заждавшийся гостей ресторан и, наскоро пообедав, возвращаются в номера.

Отдыхать?

— Да какой отдых! – удивляется главный тренер сборной Вячеслав Быков. – Мы же сюда не на курорт приехали! Сбор вовсе не разгрузочный, как думают некоторые: предстоит серьезная работа.

И точно, не на курорт – менеджер сборной Тузик громко объявляет команде:

— В полшестого кофе, в шесть – выезд на тренировку. Не опаздывать!

Не опаздывает никто – ровно в назначенный срок автобус отъезжает от отеля. И становится ясно, чем была вызвана почти часовая задержка в пути из аэропорта. Прикрепленный к сборной водитель, как истинный немецкий швейцарец, делает все так размеренно и не спеша, что немудреная дорога вниз с горы в центр города к ледовой арене занимает у него втрое больше времени, чем у меня ушло на такси.

Но вот автобус добирается до катка. Ребята разминаются кто с футбольным мячом, кто просто растягивается, надевают хоккейные доспехи, выходят на лед, и... пошла работа!

ЛОВИ, ВАСЯ!

Теперь уж быстро понимаю, что приехала команда действительно не на курорт. Раскатка длится недолго. Быков подзывает всех к себе, объясняет первое упражнение, и карусель на льду крутится все стремительнее.

Скорости такие, что дух захватывает. А тренерам все мало.

— Быстрее, быстрее, — покрикивает ассистент Быкова Игорь Захаркин. – Ну что вы, как ветераны, катаетесь! Вон на Вячеслава Аркадьича посмотрите!

Быков все время с клюшкой в руках в центре событий и действительно многим сборникам может дать фору. Если и не в скорости, то в быстроте игрового мышления – точно. А потому, включаясь изредка в комбинации, он обыгрывает защитников и забивает с завидным постоянством.

Впрочем, завидовать ребятам некогда. Дух перевести – тоже. И на льду все реже слышны шутки, все реже мелькают улыбки.

Быков этот момент улавливает четко.

— Вася, лови! – неожиданно громко на всю гулкую пустую арену кричит тренер. – Не остановишь – будешь кувыркаться!

И от красной линии, замахнувшись сплеча, мощным щелчком посылает шайбу вдоль борта.

Кошечкин, на которого моментально направлены взгляды всей команды, распластывается по льду во весь свой немалый рост, но шайбу не достает.

– Ну, попал Вася! – разносится надо льдом громкий смех. Смеется и Быков – психологическая разгрузка удалась на славу. И Кошечин обходится без кувырков. Но, может, это «отложенный штраф»?

Нет, не похоже. В пятницу на утренней раскатке о вратарских кувырках никто не вспоминает. Хотя какая там раскатка, если после нее все доспехи – насквозь мокрые.

Выход находят простой. Амуницию выкладывают на солнышко на расположенной под стенами арены бетонной коробке для роликового хоккея. Что, как выясняется вечером перед матчем, сильно осложняет жизнь хозяевам катка – «коробка» перед играми используется ими как парковка для VIP-гостей. Ну, сами виноваты – могли бы и сушилкой обзавестись!

А вообще старенький «Патинуар де Мелез» – та еще песня! Все до предела функционально: лед, бетон – и ничего больше! Сильно удивляюсь, когда милая представительница швейцарской федерации хоккея сообщает, что арена вмещает семь тысяч зрителей. Но тут же понимаю, в чем дело: минимум половина мест – стоячие!

Впечатление такое, будто попал куда-то в семидесятые, да и то на матч второй лиги.

«ЛЮБИМЫЙ СЛАВА»

Впрочем, все меняется перед игрой. Словно Золушка перед балом, арена внезапно преображается... ну, не во дворец, но в место праздника – это точно! Во многом благодаря болельщикам.

Фанаты в Швейцарии просто потрясающие! Хоккей не только любят, но и понимают, хорошо знают. Самым популярным в пятницу вечером был вопрос (ни за что не поверите!): какой счет в Казани?

Конечно, самая известная личность у здешних любителей хоккея – Слава Быков. Слава – это не журналистская фамильярность. Просто по-другому в Швейцарии Быкова никто не зовет. Ни добрые знакомые тренера, которых съехалось в Шо-де-Фон немало, ни фанаты, ни журналисты. Да и знают его тут все. Пресс-атташе швейцарской федерации на предыгровой (!) пресс-конференции так и заявил:

— Ну, Славу тут никому представлять не надо!

Точно, не надо.

— Слава — самый великий хоккеист, когда-либо игравший в Швейцарии! – говорит мне Бенджамин, судя по уважительному отношению коллег, один из мэтров швейцарской хоккейной журналистики. – А еще обязательно напиши – самый любимый! Потому что приветливый и с прессой, и с болельщиками, умница, с юмором... Словом, настоящий джентльмен!

И действительно, не только с журналистами, но и с фанатами, приклеившимися к Быкову, как только он вышел в четверг из автобуса, тренер россиян общался легко и, как показалось, с удовольствием. Никому не отказал ни в автографе, ни в фото на память. А одному из них, инвалиду-колясочнику Марсиа Барата, давнему фанату Славы, подарил свитер сборной.

ОТЦЫ-ЗАОЧНИКИ

Вообще чувствовалось, что в Швейцарии Быков – не чужой человек и страна эта для него совсем не чужая. А вот ребятам-сборникам, у которых дом остался за много-много километров, приходилось грустновато. Операторы мобильных сетей наверняка заработали на сборной бешеные деньги.

Вот ходит, нарезая круги перед отелем, Александр Харитонов, резко что-то выговаривает в трубку. Когда среди отдельных слов долетает, почти как в Третьяковке, «опять двойка!», понимаю: воспитывает сына.

— А что делать, — смеется Саша, закончив разговор, — отец-заочник... Вот приеду домой, возьмусь за воспитание вплотную... Или после чемпионата мира. Хотя шансы попасть туда у меня, считаю, 50 на 50.

Кажется, не выпускает трубку из рук и Иван Непряев. Но у него уважительная причина – жена со дня на день должна родить первенца.

— Сначала сказали, будет дочка, — рассказывает Иван. – Мы даже имя придумали. Потом врачи на парня переиначили. А мне, честно говоря, все равно... Хотя как воспитывать сына я, кажется, представляю, а вот если будет дочка... Ну и ее, думаю, тоже воспитаем. Если включат в состав на чемпионат мира, постараюсь хоть на полдня вырваться, понянчиться с крохой. Ну а не попаду – только ребенком и буду весь отпуск заниматься. А шансы у меня на чемпионат, — неожиданно заканчивает Иван словами Харитонова, — 50 на 50.

ГЕСТАПО? ВСЕ РАВНО НЕ СКАЖУ!

С кем бы из сборников ни говорил в эти дни о ЧМ, слова «50 на 50» слышал чуть ли ни от каждого. Да и Быков с первой минуты знакомства, не дожидаясь вопросов, сразу уточнил:

— Наверное, о составе на чемпионат будете спрашивать? Не старайтесь зря! Все равно не скажу, хоть пытайте!

— Ну что же я вам, Вячеслав Аркадьевич, гестапо, что ли?

— А я бы и в гестапо ничего не сказал. Потому что не знаю, в каком состоянии приедут ребята из Казани и «Магнитки», как будут готовы энхаэловцы...

— Когда наступит ясность? После финала Евротура со Швецией?

— Скорее, перед игрой с Австрией (последний контрольный матч нашей команды перед ЧМ пройдет 24 апреля. – Прим. ред.). Но вы, газетчики, узнаете состав только тогда, когда будет опубликована официальная заявка. Но могу сказать, в эту заявку попадут только те, кто будет стопроцентно готов.

— Представим, что состав оптимален, а готовность стопроцентная. Значит ли это, что Россия станет чемпионом?

— Не люблю бежать впереди поезда, может стукнуть больно. Понимаете, золото никто не дарит. У кого будет больше желания и жажды, тот и завоюет его. Могу сказать одно – потенциал, чтобы добиваться высших достижений, у команды есть. Вот для того, чтобы этот потенциал лучше реализовать, мы здесь, на курорте, и пашем!