ХОККЕЙ
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ

 Несколько дней назад Сергей Афанасьев, в чьей коллекции насчитывается 4800 (!) клюшек, пригласил в свой музей Александра Овечкина, Евгения Малкина и других энхаэловцев, которые занимаются в тренировочном лагере в Санкт-Петербурге. На экскурсии присутствовал и корреспондент «Советского спорта».

ЗДЕСЬ БУДЕТ МУЗЕЙ!

Сергей Афанасьев – человек не бедный. В прошлом – офицер-подводник, ныне – советник президента одного из российских банков. Хоккей в целом и клюшки в частности – его огромная страсть. Хобби появилось в 1972 году, когда отец, начальник кафедры в Ленинградском военном институте физкультуры, подарил 15-летнему Сереже две настоящих клюшки Koho с тремя полосками на черенке. Такими играли профессионалы в Суперсерии-72, и купить их в СССР было невозможно. Сергей с улыбкой признается, что та клюшка стояла в чулане, и он бегал туда по несколько раз за ночь, чтобы еще раз потрогать спортинвентарь, который казался ему произведением искусства.

Сейчас это уже не хобби, а крупнейшая коллекция клюшек в мире. Как только Афанасьев не достает трофеи! И лично вывозит из-за границы, и достает через посредников, и скупает частные коллекции… Огромную помощь оказывают друзья Сергея — Рене Фазель (президент ИИХФ, который уже называет коллекцию европейским музеем хоккея), Киммо Лейнонен, Хейке Хиетеннен (руководство финского хоккея), Боб Николсон (президент канадской федерации), Даррен Бойко (вице-президент Зала славы НХЛ), Александр Стеблин, Игорь Тузик, Александр Якушев, Борис Майоров, Максим Сушинский

Когда я ехал в гости к Афанасьеву, мне говорили, что у него 4500 клюшек. Когда приехал, Сергей сказал, что уже 4800. Его собрание растет не по дням, а по часам. Клюшки заполонили весь загородный дом Афанасьева – большую дачу в Комарово. Они везде – стоят вдоль стенки в гараже, лежат штабелями нераспакованные пачки… И самое главное, каждая клюшка уникальна, у каждой своя история.

Сливки коллекции расположены на втором и третьем этажах дома. Там не только раритеты, принадлежавшие Уэйну Гретцки, Бобби Орру, Бобби Халлу, Марио Лемье, Валерию Харламову (перечислить можно всех звезд из хоккейной энциклопедии), но и шлем, в котором играл Харламов, окровавленный свитер Сергея Макарова, уйма шайб и мириады хоккейных значков…

В 2004 году я побывал в Зале хоккейной славы НХЛ и писал в репортаже из канадского храма: «Зал славы – это не только главная достопримечательность Торонто, но и пропаганда мирового хоккея. Спросите у Третьяка или Фетисова, насколько престижно быть героем такого музея. Или представьте, какие толпы мальчишек приходят каждый день на Янг-стрит. Им не нужно объяснять, кто такой Гретцки и в какой команде играет Лемье. В России же, боюсь, уже не каждый парень знает о Харламове или Фирсове… А что, если подобный музей организовать в Москве?»

Прошло три года, и без всяких указок сверху, организации специального фонда и шумихи в газетах русский Зал хоккейной славы, ее костяк, уже создан! Такого собрания клюшек даже в Торонто нет! Что там говорить, если «Монреаль» к своему столетнему юбилею попросил у Афанасьева на время несколько его клюшек, а канадское телевидение недавно снимало фильм о коллекции?

— Я планирую купить дом по соседству со своей дачей и устроить хоккейный музей. Метров четыреста площади будет нужно, если плотно поставить стеллажи, — размышляет Сергей. – В выходные сделаю бесплатный вход для всех посетителей. Приходите, смотрите. Можете даже трогать клюшки, я не запрещаю. У них ведь своя энергетика, тайна.

ЗАГИБ ОТ МИКИТЫ

Энхаэловцы не хотели ехать к незнакомому человеку. Но к Афанасьеву в гости сначала попал Саша Радулов, а уже на следующий день форвард «Нэшвилла» уговорил остальных своих друзей, и хоккеисты дружной компанией нагрянули в Комарово. Были, перечисляю по памяти, Алексей Семенов, Сергей Гончар, Виктор Козлов, Александр Овечкин, Евгений Малкин, снова приехал Радулов, неожиданно прибыл Алексей Ковалев (в Питер он прилетел не на сборы, а на свадьбу друзей)… Семь звезд хоккея!

Ребята хотели сначала расслабиться после тренировки, уже заказали баню на стороне. Но у Афанасьева своя сауна, там спортсмены и парились, параллельно наблюдая за футбольным матчем «Спартак» — «Зенит» (3:1). А потом хоккеисты отправились смотреть клюшки. Им так понравилось в гостях у коллекционера, что Овечкин пошутил: «Мы теперь сюда каждую неделю приезжать будем!»

— Вот гончаровские клюшки, овечкинские, — Афанасьев проводит экскурсию по музею. – Есть перчатки Михайлова и Боброва, в которых они проводили свои последние матчи. Свитер Анатолия Тарасова с 15-м номером на спине, в нем он устраивал тренировки сборной. Шлем Харламова, в котором он играл на чемпионате мира-73. Рядом решетчатая маска Третьяка. А вот клюшка Павла Буре, ей он забил пять голов в полуфинале Олимпиады в Нагано. Или клюшка Сергея Шепелева. Ей он в финале Кубка Канады-81 сделал хет-трик, а наши разгромили канадцев (8:1).

…Овечкин отправился в музей в одном полотенце, сразу после бани. Я давно общаюсь с Сашей. Так вот, уверяю вас: он был потрясен и заворожен! Эта экскурсия полностью поглотила его внимание. Овечкин ходил по этажам дачи в легкой прострации, приоткрыв рот от восторга, и перебирал трофеи.

— А что это, мои клюшки? Ничего себе! – восклицает Саша. – Вот этой я еще в «Динамо» играл. Ой, сколько времени прошло! А вот с этой ездил на чемпионат мира 2003 – помните, когда меня в 17 лет пригласил Тихонов? Как они у вас оказались?.. Ха, смотрите, я три свои клюшки вместе ставлю: у последних моделей более короткий черенок, чем у ранних «трубок». Это что же, я вниз расту?

— Саша, а где клюшка, которой вы забили знаменитый гол «Финиксу»? – спрашиваю я.

— Ее забрал генеральный менеджер «Вашингтона» Джордж Макфи. Она у него в кабинете висит.

— На этой стене представлены клюшки Стэна Микиты, Ги Лефлера, Горди Хоу, Бобби Халла, Бобби Орра… — продолжает Афанасьев. – Посмотрите, у Халла была специальная выемка на ручке, потому что два пальца переломаны, указательный не сгибался. А вот клюшка Микиты.

— Да ладно! – присвистывает Овечкин. – Такая маленькая? А загиб-то «пера» какой! С ума сойти! За такой бы сейчас нам 10-минутное удаление выписали…

И в самом деле, загиб крюка клюшки форварда «Чикаго» — чуть ли не полукруг. Как таким играть? От этого бросок Микиты был сумасшедшим по силе, но точность страдала.

РЕЛИКВИЯ ОТ ХАРЛАМОВА

— Моя главная гордость – клюшки Харламова, — говорит Афанасьев. – Их десять штук. Вот эту ему готовили к 1981 году, к Кубку Канады. Но Валерия не взяли в сборную, а через день он разбился в автокатастрофе.

Саша бережно берет в руки клюшку, рассматривает ее со всех сторон, аккуратно примеряет на себя. Овечкин дважды стал обладателем «Харламов Трофи» (приз, учрежденный «Советским спортом» для лучшего российского игрока НХЛ), так что тема ему близка.

— У Харламова загиб, как у Малкина, — делает вывод Гончар.

— У Валерия он со временем немного менялся, — добавляет Афанасьев. – А вы могли бы сыграть сегодня такими клюшками в НХЛ?

Хоккеисты задумываются.

— Ломались бы они часто после щелчков, — отвечает Овечкин. – У нас пластик летит в каждом матче, а тут дерево…

ЭТАЛОН ОТ ГОНЧАРА

— Клюшек Гончара у меня очень много, — говорит Афанасьев.

— Откуда? – удивляется Гончар.

— И ваш первый тренер давал, и из НХЛ привозили. Ведь там есть традиция выставлять в клубных магазинах клюшки, которыми хоккеисты играли в предыдущем сезоне. Им уже не нужно, а для болельщика – ценный сувенир.

— Ого, а эта клюшка откуда у вас? – восклицает обычно спокойный Гончар. – Я же четыре года назад отдал ее на завод в Детройте. Хотел сделать несколько копий. Буквально молил, чтобы они не потеряли шаблон. И все равно пропала! Раз пять им звонил, американцы извинялись – мол, утеряно на производстве. И вот нашлась! Здесь, в Питере! Елки-палки…

— На самом деле я честно приобрел ее полгода назад у фирмы Warrior. По картотеке она у них уже на выброс была, — признается Афанасьев. – Хотите, могу отдать. Или тебе, Саша, хочешь, подарю клюшку Буре? Правда, не эту. Бери, если надо, — Сергей обращается к Овечкину, который не может оторвать глаз от наганской клюшки «Русской ракеты».

— Нет, что вы! – машет руками Овечкин. – Я так, любуюсь. Понимаю, что вам для дела нужно.

КЛЮШКА НА БАЗЕ, ПРИЕМ!

— У меня есть клюшка Nitro ядовито-зеленого цвета, — рассказывает Афанасьев. – Шла Олимпиада, я увидел ее по телевизору в руках финского игрока под 26-м номером. Потом оказалось, финн – совладелец хоккейной фабрики и это — сигнальный экземпляр новой линии. Я немедленно звоню знакомому из ИИХФ в Турин. Он побежал в раздевалку финнов… И на второй период игрок вышел уже с другой клюшкой. Знакомый мне звонит: «Клюшка на базе». Я отвечаю: «Прием». Так моя коллекция пополнилась еще одним уникальным трофеем.

— А Микита как к вам попал?

— Из Швеции, от знаменитого коллекционера Ульфа. Он работал при сборной «Тре Крунур» и забрал клюшки у Микиты и Халла, когда они тренировались в Скандинавии перед турне ВХА по Европе в 1974 году.

— Сколько трофеев в вашей коллекции?

— 4800 клюшек, 8000 шайб, значков… Масса. Не знаю точно сколько.

— Круче, чем в Зале славы НХЛ!

— В Торонто совсем другой принцип. В холодильнике хранится 54 клюшки Гретцки, которыми он забивал юбилейные голы. Стоят ворота, а в них горкой сложены 894 шайбы – столько он забросил за карьеру в НХЛ. Целый зал под одного человека! У нас будет другой подход. Сделаем акцент на несколько направлений: «Наши в НХЛ», «Сборная СССР и России», «Международные турниры», «Звезды прошлого»… Плюс большой раздел – «Эволюция клюшек». У меня есть практически все, что выпускалось в мире. Ежегодно я делаю экспозицию во время Кубка европейских чемпионов в Питере…

— У вас есть клюшка Яромира Ягра, которой он в 2005-м забил золотой гол «Авангарда» в овертайме?

— Конечно. А еще клюшка Сушинского, которой он отдавал пас Ягру. И ручка, которой Ягр тогда ставил автографы. Ее Стеблин у Яромира отобрал, — улыбается Афанасьев.

— Как за границей клюшки покупаете?

— В прошлом сезоне летал в Монреаль, – вспоминает Афанасьев. – Вез обратно около ста клюшек («Ничего себе! Пятьдесят еле допрешь, проверяли», — восхищаются энхаэловцы). На себе все тащил. Были ли проблемы с таможней? Конечно, да. Уж я не буду вдаваться в подробности, но смог пройти кордон. И коллекция еще богаче стала!

…Я уже не записываю факты, а просто слушаю, как Сергей разговаривает с игроками:

— Представляете, сижу на финале чемпионата мира-2003, — вздыхает Афанасьев. – Помните тот «золотой» гол, который забил канадец Картер? Он обещал отдать мне свою клюшку после матча, но обманул, улетел домой. Ладно. И вот я вижу, что Сундин, капитан шведов, свою треснутую клюшку за борт выкидывает. Я за ней хочу с трибуны бежать. А тут какой-то паренек ее подхватывает и давай об пол ломать. В щепки! Я смотрел, и сердце кровью обливалось.

Энхаэловцы уехали из Комарово только под вечер, пообещав обязательно заглянуть еще. А я думал об Афанасьеве. Можно сколько угодно подписывать указов о создании государственного музея хоккея. Но у нас, в отличие от Канады, все будет держаться на энтузиастах, готовых часами сидеть в своей сокровищнице и перебирать клюшки, вспоминая связанные с ними истории.

Дай бог, чтобы все получилось и через пару лет мы могли сходить в Русский зал хоккейной славы. На недельку до второго я уеду в Комарово…

САМАЯ ДОРОГАЯ КЛЮШКА В МИРЕ

В декабре прошлого года на интернет-аукционе появилась самая дорогая клюшка в мире. В 1853-м она была вырезана вручную из ствола гикори (американский орех) владельцем фермы в провинции Онтарио Александром Резерфордом – это произошло за 64 года до создания НХЛ. По утверждению ее владельца Гордона Шарпа, который запросил 2,2 млн. канадских долларов за трофей, клюшка и сейчас вполне пригодна для игры.

Загиб ее крюка указывает на то, что первоначальный владелец был левшой. Последние шесть лет она хранилась в специальной витрине в ресторане Уэйна Гретцки в Торонто. Однако сейчас далекий потомок первого владельца клюшки решил продать ее, поскольку не может больше позволить платить за нее страховые взносы.

В итоге клюшка ушла за стартовую цену. Ее купил гражданин Канады, пожелавший остаться неизвестным, – он планирует передать реликвию в Зал хоккейной славы в Торонто.