502 Bad Gateway


nginx

ХОККЕЙ. СУПЕРЛИГА

Сегодня во встрече со словацкой «Скалицей» состоится дебют в «Магнитке» 36-летнего канадского вратаря Джеми Макленнана, который провел 11 сезонов в НХЛ. Вчера он был заявлен на стартовый матч чемпиона России на турнире в Уфе с «Ладой», но остался в запасе.

После игры, несмотря на поражение «Магнитки», канадец огорченным не выглядел. И сразу согласился на разговор.

– Джеми, один только вид тренировочного катка, где ваша новая команда играла с «Ладой», наверняка вас шокировал?

– Да нет, я же понимаю, что сейчас лето. На улице жарко – под тридцать градусов. На площадке туман, испарения… Это нормально. В НХЛ такого нет, но ведь в августе там никто в хоккей не играет. Но каток здесь и впрямь необычный – маленький, с низкими потолками. Да еще и холод в зале… Но для меня важнее сама игра.

– И как вам российский хоккей?

– У вас правильно говорят: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Я знал, что суперлига – сильнейшая в Европе. Теперь сам в этом убедился. Правда, в России совсем другой хоккей по сравнению с североамериканским. У ваших игроков высокое индивидуальное мастерство, они быстры, хорошо контролируют шайбу. Но не так часто бросают по воротам. В НХЛ играют проще, но конкретнее: передач меньше, а вратари постоянно в работе. Причем едва ли не каждый игрок в НХЛ владеет приличным броском. Не исключая тафгаев.

– До приглашения в «Магнитку» много российских клубов знали?

– О, это раньше в Канаде были известны «Red Army» (ЦСКА. – Прим. ред.), «Крылья Советов», «Спартак». Они ведь были первыми ласточками в Северной Америке, приезжали в 70-е годы играть с клубами НХЛ. Но сейчас популярно «Динамо» и Магнитогорск, потому что оттуда приехали к нам Овечкин и Малкин. Слышал я и о команде из Санкт-Петербурга, которую тренирует Барри Смит.

– Вы с ним знакомы?

– Немного. В НХЛ все друг друга хоть чуть-чуть, да знают.

– А Максима Сушинского из Питера помните, ведь вы с ним что-то не поделили на тренировке, когда лет семь назад вместе играли в «Миннесоте»?

– Едва я приехал в Россию, все меня спрашивают о Сушинском! Находят все новые и новые подробности того давнишнего конфликта, который, поверьте, и яйца выеденного не стоит. Понимаете, Макс приехал в «Уайлд», будучи лидером своего российского клуба («Авангарда». – Прим. ред.). Но у нас его стали переучивать, давали мало игрового времени. Он нервничал, на тренировках из кожи лез, чтобы доказать тренерам свою состоятельность. На одном из занятий бросил несколько раз по моим воротам с близкого расстояния сильно и верхом и угодил мне в шею. Обычно в НХЛ в таких случаях вратарей на тренировках щадят. Я ему кричу: «Ты что делаешь? Так ведь и убить недолго!». Он же будто меня не слышит, а скорее всего, просто не понимает. Мы завелись и слегка потолкались. Вот, собственно, и все. Но, как часто бывает, из мухи раздули слона…

– Кого еще из российских игроков хорошо знаете?

Олега Сапрыкина по «Калгари». Это отличный форвард – быстрый, настойчивый, смелый, с мощным броском. Его нацеленность на ворота можно поставить в пример. За это Сапрыкина ценил наш тренер Дэррил Саттер.

– Джеми, а кто, на ваш взгляд, лучший вратарь в НХЛ?

– Номер один – Бродо. Два – Люонго. Три – Кипрусофф. С двумя последними я играл в одной команде.

– А как вам российские голкиперы?

– Хабибулин входит в пятерку лучших, очень силен Набоков, от сезона к сезону прибавляет Брызгалов. Он еще молод, и у него очень сильный конкурент в «Сан-Хосе» – Жигер.

– До вас кумиром магнитогорских болельщиков был канадский вратарь Трэвис Скотт. Вас поневоле будут с ним сравнивать. Не боитесь проиграть в этом сравнении?

– Нет. Для меня «Магнитка» – шанс стать первым номером. Не всю же карьеру ходить в дублерах, даже у таких мастеров, как Люонго и Кипрусофф. Я, между прочим, уже побеждал судьбу, когда вернулся в хоккей после двух лет тяжелой болезни…