ХОККЕЙ. НХЛ
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ

 26 марта «Советский спорт» писал о том, как Алексей Ковалев пригласил на матч в Монреаль свою болельщицу Жозель Ковьер из городка Гранд-Ривьер на севере Канады. Для девушки и ее семьи это путешествие стало ярчайшим событием в жизни. Перед отлетом домой Ковьер без особой надежды позвала Ковалева в гости с ответным визитом. Однако Алексей согласился!

В субботу вместе с корреспондентом «Советского спорта» форвард «Канадиенс» летал на личном самолете в Гранд-Ривьер, где в конце августа в залив Святого Лаврентия заходят голубые киты.

«КВЕБЕК, ЭТО ДЕЛЬТА 144!»

Утро. Монреаль. Работники аэропорта подгоняют «Сессну-414» – самолет Алексея Ковалева с двумя пропеллерами, раскрашенный в цвета звездно-полосатого американского флага.

– У меня «Сессна» 1971 года выпуска, – рассказывает Ковалев, поглаживая крыло модели. – Для самолета это нормально. Больше половины часов он налетал в Европе, а потом через Исландию и Гренландию его переправили в США. Там я его и купил за 250 тысяч долларов.

Еще некоторое время у нас уходит на поиск информации об аэропорте в Гранд-Ривьер.

– Очень важно знать, куда ты летишь, – объясняет Алексей. – Если аэропорт маленький, нужно понять, достаточно ли длинная там посадочная полоса, в каком она состоянии. Кроме того, надо на всякий случай узнавать, где дополнительный аэропорт для экстренной посадки.

Перед вылетом Ковалев вместе с механиком осматривает самолет, настраивает приборы и только потом поднимает вверх большой палец, давая понять: все в порядке, скоро взлетаем. Едва поднимаемся в воздух, я перебираюсь в кабину к Алексею и занимаю пустующее место второго пилота.

Ковалев переговаривается с наземными диспетчерами. Поначалу нас вел Монреаль, позже за полетом следили из аэропорта в Квебеке.

– Квебек, это «144 дельта», – сообщает Ковалев. – Набираю высоту 6000 футов (1829 метров. – Прим.ред.).

– «144 дельта», вас понял, даю маршрут.

Диспетчер диктует набор букв и цифр, обозначающих номер маршрута. Пилот Ковалев вводит эту аббревиатуру в базу данных GPS. На темном экране монитора вспыхивает наш маршрут в виде розовой полоски от Монреаля прямо к маленькому аэродрому в Гранд-Ривьер.

КАК РАЗБИЛСЯ КЕННЕДИ

– Главное в полете не бояться спрашивать диспетчера, если что-то не понял, – рассуждает Ковалев. – Он для того и нужен, чтобы терпеливо разъяснить тебе еще раз ситуацию. Все понимают, насколько важно это в небе. Диспетчер открывает план полета, и с этого момента ты на его радаре. Как только полет заканчивается, план закрывается. Если от тебя нет ответа, диспетчер должен поднять тревогу. Он же подсказывает изменения маршрута, если вдруг по пути случится непогода.

– Мне всегда было интересно, почему в самолете такая огромная приборная доска?

– Вот здесь ты видишь, на каком расстоянии твой самолет от земли. Это важно, если летишь в облаках или в тумане. Когда разбился сын президента Кеннеди, у него как раз этот прибор и отказал (38-летний Джон Кеннеди-младший, его жена Каролина и ее сестра Лорен Биссетт погибли в июле 1999 года, их самолет рухнул в море. – Прим. ред.).

Здесь ты можешь регулировать подачу топлива, – продолжает Ковалев. – У меня на крыльях четыре бака, я равномерно распределяю горючее. Вот смотри, сейчас у нас бензина на три часа полета, а лететь два с половиной. Значит, надо будет заправиться на обратном пути. Это навигационный компьютер – очень важная штука. Вводишь туда данные маршрута, аэропорта и летишь на автопилоте. Можно, конечно, и самому за штурвал подержаться, если хочется.

ФЛАГ РОССИИ НАД ГОРОДОМ

Ковалев восхищенно рассказывает, как удобно летать на самолете. Возникает чувство ни с чем не сравнимой свободы. Сел в кресло пилота, завертелись пропеллеры – и ты остаешься наедине с небом... Расстояние в половину суток езды на автомобиле мы преодолели всего за два часа.

Наконец самолет идет на снижение. Под нами неповторимый северный ландшафт. Справа до горизонта раскинулся Атлантический океан. Слева – блюдца озер и неровная череда лесов, похожая на взъерошенную прическу человека, которого растолкали в пять утра. Начинается дождик. «Надо дворники включить», – шутит Ковалев.

Впереди посадочная полоса аэродрома. Алексей пролетает над ней, чтобы еще раз убедиться, что все в порядке. И только сейчас мы замечаем, что нас встречает большая толпа. Все машут руками. В ответ Ковалев качает им крыльями «Сессны», делает круг и идет на посадку.

Под аплодисменты мы выходим из самолета. Встречают Ковалева примерно так же, как наших первых космонавтов, вернувшихся с орбиты. Вся семья Жозель Ковьер наряжена в свитеры Ковалева – тут вам и «Ак Барс», и «Монреаль», и «Питтсбург»…

К нам подходит мэр Гранд-Ривьер Ромюэль Боте. Поздоровавшись с Алексеем, он немедленно прикрепляет значок ему на свитер, объявляя Ковалева почетным гражданином города. Дальше начинается раздача автографов прямо на летном поле. Народ теснится, пихается локтями, стараясь сфотографироваться со звездой «Монреаля». Детишки лазают по самолету, потом дергают меня за рукав: «Дядя Алекс сможет нас покатать?».

Прекращает общение канадцев с Ковалевым вновь зарядивший дождь. В здании аэродрома Алексей делает запись в книге почетных гостей. Нам выдают машину, мы едем домой к Жозель.

Даже если бы мы не знали дороги, дом Ковьер легко можно узнать по… российскому флагу, развевающемуся на крыше. Удивительно не только видеть наш триколор в глубинке провинции Квебек – трудно понять, откуда он вообще там взялся. «За флагом я специально ездила в Монреаль, – рассказывает мне Жозель. – Купила его в одном магазине, торгующем русскими сувенирами».

ВЕСКАЯ ПРИЧИНА ВЫУЧИТЬ РУССКИЙ ЯЗЫК

Сюрпризы продолжаются уже в доме. Поклонница Ковалева превратила одну из комнат в музей АК-27. Мне доводилось видеть домашнюю выставку отца Алексея в Тольятти и музей, который создал своему сыну Михаил Викторович Овечкин. Но даже на их фоне экспозиция в Гранд-Ривьер впечатляет! Фотографии, шайбы и свитера Ковалева, статьи из «Советского спорта»… В конце концов Гимн Российской Федерации с нотами, приколотый к стене! Неужели Жозель поет его в шесть утра?!

– После того как ваша газета опубликовала репортаж о встрече с Ковалевым в Монреале и дала мою электронную почту, я получаю кучу писем из России, – взахлеб рассказывает Ковьер. – Болельщики с разных уголков вашей страны общаются со мной. И даже присылают номера «Советского спорта». А еще я сама в Интернете с помощью электронного переводчика читаю вашу газету. Нет, по-русски пока не говорю. Но занимаюсь с учителем.

В общем, «я русский бы выучил только за то, что им разговаривал Алекс…». Ковалев, попав в музей себя любимого, присвистывает от удивления. Увидев, что в коллекции Жозель не хватает только свитера из «Лады», Алексей обещает подарить его в следующий раз. В доме собираются многочисленные родственники, все хотят сфотографироваться с Ковалевым. «Невероятно, вы в Гранд-Ривьер, – цокают языками они. – Мы не можем в это поверить». Если бы не вежливость канадцев, они бы точно ущипнули Алексея, чтобы убедиться: это не сон!

АСТРОНАВТЫ ОХОТЯТСЯ НА ГОЛУБЫХ КИТОВ

Со всей семьей Ковьер мы едем на пристань, чтобы отправиться в море – смотреть на голубых китов. Это главный хит сезона. Туристы совершают паломничество в конце августа, чтобы вблизи наблюдать за гигантскими животными.

Корабль «Зодиак», на котором мы выходим в океан, должен вывести нас за 30 километров от берега. Путешествие не для слабонервных: Атлантику слегка штормит. Для начала нам выдают оранжевые гидрокостюмы. Отчего мы тут же становимся похожими на американских астронавтов. Смотрели «Армагеддон» с Брюсом Уиллисом?

Перескакивая с волны на волну, обдаваемые как из ведра соленой водой, пролетаем мимо знаменитой скалы Перси и выходим в открытый океан... Добравшись до места назначения, все с нетерпением вглядываются вдаль, пока над водой не появляется характерный фонтан. «Зодиак» летит в его сторону, и прямо перед бортом с шумом прокатывается мощное туловище кита, его огромный хвост. Все радостно кричат, и снова ждут фонтана…

Охота-прогулка продолжается несколько часов. К причалу мы возвращаемся только под вечер, где нас ждет ужин из морепродуктов.

Поздно вечером оставляем гостеприимный дом Ковьер и едем на аэродром. Там, несмотря на густые сумерки, нас по-прежнему ожидают жители Гранд-Ривьер. Им снова нужны фотографии и автографы. Поразительно, откуда в этом небольшом городке в Канадской Ривьере так много поклонников Ковалева?

На прощание Алексей вновь приглашает Жозель со всей семьей посетить один из матчей «Монреаля» в наступающем сезоне и обещает на следующий год опять приехать в Гранд-Ривьер. «Сессна» идет на взлет. Люди на аэродроме, на глазах превращаясь в муравьев, машут нам на прощание.

– Знаешь, каждый раз на матчи «Канадиенс» в «Сентер Белл» приходит по 20 тысяч болельщиков… – задумчиво произносит Ковалев, бросив последний взгляд на огни Гранд-Ривьер. – Но то, что я увидел сегодня… Это невероятно. Вот для каких людей мы играем в хоккей!

Последнюю фразу он произносит с нескрываемой гордостью.

На днях во все крупные книжные магазины страны поступит в продажу автобиография Алексея Ковалева «АК-27». Книга выпущена при информационной поддержке «Советского спорта». Подробности – на официальном сайте Ковалева www.kovalev27.ru

КСТАТИ

– Если вы хотите написать письмо Жозель Ковьер, можете связаться с ней по электронному адресу mariejocelle@globetrotter.net или по почте «Jocelle Cauvier, 91 rue Normandie, Grande-Riviere, Quеbec, G0C 1V0, CANADA».