ХОККЕЙ

СОБЫТИЕ ДНЯ

На скандальном финале Мемориала Белосохова присутствовал знаменитый в 60–80-е годы судья Юрий Карандин, обслуживавший матчи самого высокого ранга, в том числе эпохальную игру ЦСКА – «Монреаль Канадиенс» 31 декабря 1975 года. «Советский спорт» попросил Карандина прокомментировать работу судей в решающей встрече турнира.

— Сразу хочу подчеркнуть: судейство было обычным, — рассказывает Карандин. — Два рефери, Бедарев и Волошин, ошибались, но никакого криминала в их решениях я не увидел. Более того, просчетов больше они допустили в пользу Омска.

Теперь хочу прокомментировать спорные эпизоды, в которых, по мнению «Авангарда», судьи принимали неверные решения.

8-я минута. Фол омича Якуцени. Стопроцентное нарушение правил, судья поднял руку, фиксируя отложенный штраф. После этого вспыхнула небольшая заварушка: соперники уже после свистка помахали руками. Напрашивалось еще и обоюдное удаление. Однако Бедарев отправил в штрафной бокс только Якуценю.

48-я минута. Опять-таки стопроцентное удаление защитника «Авангарда» Климентьева.

И, наконец, последняя минута матча. На табло 59.44. «Сибирь» впереди – 3:2. Нападающий хозяев Поснов, столкнувшийся в средней зоне с омским канадцем Лупачуком, правил не нарушал. Так что судьи абсолютно правильно засчитали гол в пустые ворота.

Дело здесь не в этих частных эпизодах, а в другом… В матче этих же соперников, сыгранном накануне финала (5:2 в пользу «Авангарда». – Прим. ред.), Омск был на голову выше. К тому же у «Сибири» три шайбы на совести вратаря. Мне даже показалось, что хозяева, поняв, что сопротивляться бесполезно, задолго до финальной сирены сложили оружие, бросили играть, держа в уме финал. На решающий матч «Сибирь» настроилась просто здорово.

А омичи где-то в середине второго периода финала подсели, а в заключительной двадцатиминутке и вовсе не были на себя похожи. Моментов у ворот Соколова «Сибирь» создавала в изобилии, однако исполнительское мастерство не позволило их реализовать. В этой ситуации Белоусову обижаться на судей грех. Соперник-то переиграл его «Авангард».

Поэтому я считаю, что уводить команду со льда – решение необоснованное, это неуважение в первую очередь к болельщикам. Хочу высказать свое мнение, почему подобное произошло. Давно знаю Валерия Белоусова, еще с тех времен, когда он сам играл. Это умный и расчетливый человек, с аналитическим складом ума. И вряд ли бы он сам мог взять и сказать: мы «Сибирь» на турнире в Омске не ждем. Нет, на такое он не способен. Я ведь с ним беседовал в Новосибирске. Белоусов рассказывал мне о своей команде, о том, как он собирается компенсировать потерю ведущих защитников Рябыкина, Трощинского, Кольцова… Думаю, Белоусов выполнил чье-то указание, когда, уведя в финале команду со льда, заявил, что не ждет «Сибирь» на Мемориале Блинова. Это была спланированная акция!

Я на следующий день после финала поговорил с президентом «Сибири» Ненаховым. Он сказал, что турнир в Омске планировалось закончить 30 августа, впритык к первому матчу суперсерии молодежных сборных России и Канады (31 августа. – Прим. ред.). И в Омске возникла напряженность в подготовке к ответственным международным матчам. Нужно хотя бы пару дней вместо одного. Вот там и решили сократить число участников Мемориала Блинова с четырех до трех. Соответственно турнир завершится не 30 августа, а 29-го. Могли бы «Амур» отцепить, Хабаровск-то от Омска дальше, чем Новосибирск. Но дальневосточники в Новосибирске безропотно проиграли «Авангарду», и, видимо, повода себя исключить из турнира Блинова не дали.