ХОККЕЙ

 Вчера неожиданно, если не сказать сенсационно, завершилось так называемое дело Михаила Юнькова. Нападающий будет все-таки выступать за «Спартак», а «Ак Барсу», своему бывшему клубу, Юньков за досрочное расторжение контракта из своего кармана заплатит рекордную компенсацию.

Напомним вкратце суть дела. В июне возродившийся «Спартак» объявляет, что в следующем сезоне намерен объединить в одном звене братьев Юньковых — Александра из «Северстали» и Михаила из «Ак Барса». Вскоре с ними подписывают контракты. Однако спустя некоторое время казанцы, вроде бы сначала согласившиеся отпустить Михаила Юнькова в «Спартак», дают задний ход и продлевают контракт с игроком. Михаил тем не менее приезжает на первую тренировку «Спартака» и именно в составе красно-белых начинает подготовку к сезону, демонстрируя явное желание играть в столичном клубе. «Ак Барс» реагирует весьма жестко, заявляя, что Юньков — их игрок и отпускать его куда-либо клуб не намерен. Между представителями «Спартака» и «Ак Барсом» проходит несколько встреч, однако компромисс так и не найден. В итоге дело доходит до арбитража ФХР, который состоялся в этот понедельник. Клубам предложили в течение недели решить дело мирным путем. И вот компромисс найден.

— На данный момент ситуация такова: есть договор о переходе Юнькова из «Ак Барса» в «Спартак», подписанный обеими сторонами, — поясняет заместитель генерального директора «Спартака» Михаил Шуляков. – И подтверждение об оплате трансфера от 22 августа. Но самое главное — игрок сам заплатит своему бывшему клубу компенсацию. Для этого «Спартак» дает Юнькову беспроцентный кредит на три года. О сумме этой компенсации говорить не хотелось бы. Мы очень рады, что удалось не доводить дело до дисквалификации Михаила. Теперь у него есть возможность играть в России, прогрессировать. Надеемся, со временем он дорастет до уровня сборной.

— Если Юньков так нужен «Спартаку», почему бы клубу не заплатить самому эту компенсацию?

— Мы изначально считали, что это дело только игрока и его агентов, которые, как говорится, наломали дров. Но видя, что сами они не выпутаются из этой ситуации, подключились к переговорам. Однако это не значит, что клуб намерен исправлять чужие ошибки.

— Но ведь деньги «Ак Барсу» уже заплачены клубом полностью, в то время как бюджет давно утвержден?

— Мы обратились за помощью к нашим собственникам, объяснили ситуацию, и они, как говорится, вошли в положение.

«Советскому» спорту» удалось выяснить, что речь идет ни много ни мало о 13 миллионах рублей или примерно 500 тысячах долларов. Нетрудно подсчитать, что в месяц игроку предстоит отдавать около 14 тысяч «зеленых». Наверняка его зарплата в «Спартаке» будет гораздо больше этой суммы, но все же не настолько, чтобы не заметить такой прорехи в бюджете.

Словом, создан довольно интересный прецедент. Российская хоккейная история еще не знала случая, чтобы игрок сам платил за свой трансфер. Но это лишь одна сторона медали. Сколько было случаев, когда хоккеисты, в том числе знаменитые, заявляли о желании играть в том или ином клубе, клялись ему в верности. А затем эти клятвы исчезали, как весенний снег. Юньков ничего не говорил. Он и за «Спартак»-то провел всего десяток матчей. Но играть за команду хотел. Хотел вопреки многим обстоятельствам. В том числе, как говорят, и вопреки желанию собственного отца. Свою непоколебимость Михаил в итоге подкрепил более чем весомым полумиллионным аргументом. Но в итоге заработал бонусы в глазах болельщиков «Спартака».

В ТЕМУ

В августе 1991 года знаменитый нападающий ЦСКА и сборной СССР Павел Буре отказался переподписать с родным клубом контракт еще на два года и уехал в «Ванкувер». ЦСКА подал на НХЛ в суд и выиграл дело. Суд установил компенсацию в 250 тысяч долларов, однако североамериканцы согласились только на 200 тысяч. Разницу в 50 тысяч долларов выплатил Буре. Из собственного кармана.